— 23 февраля состоялся четвертый Балтийско-Черноморский форум. Тема этого года: «Солидарная безопасность стран Балтийско-Черноморского региона как консенсусная стратегия для Большой Европы». Украину представляли Леонид Кучма, Леонид Кравчук и Виктор Ющенко.

Была конструктивная беседа. Эта конференция состоялась на фоне Мюнхенской безопасностной конференции, которая была неделей ранее. В Мюнхене говорили, что впервые за много лет мир сегодня снова приблизился к возможным вызовам ядерной войны. Это серьезный вызов. 23 февраля в Киеве было знаковое событие, которое давало понять конфликт на Востоке и оккупацию Крыма в контексте мировой безопасности.

— Кучма относительно Мюнхенской конференции сказал: «Помню 2007 год, когда Владимир Путин на проблемах безопасности поставил крест. И в 2008 году это продемонстрировал на Грузии, Осетии. Теперь сегодняшняя конференция. Больше политики пацифизма, чем прозвучало на ней, трудно было представить. А Украина вообще на задворках была. Якобы нас не существует. Если бы не поехал туда президент Петр Порошенко и не напомнил, что мы есть на европейской карте, наверное, забыли бы. Вот что страшно. И над этим нужно думать». Прав ли Кучма, что об Украине не очень помнят?

— Он прав. У нас действительно серьезные проблемы во внешнеполитических отношениях. Посмотрите последние наши конфликты с соседями: поляками, венграми, румынами. Нам сегодня нужно быть гораздо более мощно представленными в дипломатических кругах всего мира в нашей внешней работе. Даже отношения с США, ЕС не совсем такие, как хотелось бы.

Мир во многих моментах, к сожалению, потерял доверие к сегодняшней украинской власти. Поддержка, которая у нас была после Революции достоинства, сейчас практически отсутствует. Министр иностранных дел Германии должен был принимать участие в заседании в «нормандском формате», однако не появился на Мюнхенской конференции. Это было подтверждением того, что отношение к Украине на сегодняшний день далеко не соответствует желаемому.

Институты, созданные после Второй мировой войны: ООН, разнообразные безопасностные союзы, — сегодня не могут справиться с имеющимися вызовами. На сегодняшний день в Европе семь вооруженных конфликтов, шесть из них – на восточных границах нашего государства. Нужно искать другие конфигурации, которые позволили бы решать вопросы безопасности в Европе и в мире в целом. На Балтийско-Черноморском форуме этим и занимались.

Популярные статьи сейчас

"Эвакуируйтесь": жителей одной из областей уговаривают уезжать, пока не поздно

Экс-жена Дзидзьо SLAVIA посреди ночи похвасталась новым образом: "Не могу заснуть..."

Мобилизация продолжается: выяснилось, куда отправляют мужчин, которые не служили

Мама 4-летней Лизы поделились, что чувствует после трагедии: "Моя любовь, моя любимая девочка"

Пономарев с Дзидзьо заинтриговали квартетом, первые подробности: "Залужного и..."

Показать еще

— Бывшие президенты не имеют непосредственного влияния на политику своих стран.

— Когда есть проблема, нужно искать пути ее решения. Эти люди, безусловно, пользуются авторитетом и в своих странах, и в мировых политических кругах. Когда начинают анализировать проблемные вопросы в мире, украинские проблемы, которые действующие политики решить не могут – очень полезно использовать и политиков вчерашнего дня, и политиков завтрашнего дня. Это именно те шаги, которые позволяют постепенно приближаться к решению конфликтов.

В предыдущие годы президенты преимущественно персонально общались друг с другом, независимо от дипломатического протокола. У Ющенко, Кравчука, Кучмы были хорошие персональные отношения с людьми, которые были при власти в соседних странах. Сегодня таких персональных отношений нет. Одним из элементов решения сегодняшних проблем должны быть персональные коммуникации между лидерами государств-соседей.

— Есть ли какие-то наработки?

— Конференция приняла меморандум, в котором четко определила, что для борьбы с сегодняшними вызовами нужно искать локальные конфигурации. Обсуждалась солидарная безопасность как новая концепция Большой Европы. В поиске стран Балтийско-Черноморского содружества мы могли бы рассматривать военно-экономический союз, который позволил бы разработать стратегию безопасного и экономически мощного пояса от моря до моря, который был бы не буферной зоной, как кому-то хочется, а полноценной составляющей политики всего мира, реальным субъектом внешнеполитической работы.

Перед заседанием президенты встретились с Петром Порошенко и передали ему свое видение, предложение активизироваться в этом направлении, чтобы наши соседи как минимум присоединились на этом этапе к дискуссии о возможности создания такого союза.

— Часть стран Балтийско-Черноморского региона являются членами НАТО. Не противоречит ли такой военно-экономический союз их участию в других организациях?

Часть этих стран являются членами НАТО, часть – членами Евросоюза. Однако есть пути, каким образом они могут участвовать в новых формированиях, которые не противоречат политике Альянса и ЕС.

Конечно, Евросоюз осторожно относится к формированию новых союзов. Есть хороший пример – страны Вышеградской четверки. С определенной целью была создана такая конфигурацию, которая сыграла свою роль. Сейчас видим готовность соседних стран как минимум к такому диалогу, обсуждению возможности создания таких конфигураций. Крупных конфликтов с НАТО и ЕС не наблюдается, этот путь полезен для обеих организаций.

— Рассматривали концепцию Триморья?

— В такой конфигурации должно быть больше стран. Заявляли о том, что руководители Форума продолжат дискуссии с разными странами, в частности Францией, Великобританией. Бывшие лидеры этих стран могут приобщиться к этому мероприятию.

Андрей Ильенко о новом президенте и непрогнозируемой политике

В ближайшее время состоится Форум в Одессе, в котором, как мы ожидаем, примут участие не 15 президентов, а 20-25. Это очень полезно. В таком контексте мы можем рассматривать и страны Британского содружества. Британия, когда завершит «Брексит», будет продолжать играть значительную роль в мировой политике. Если рассматриваем Будапештский меморандум как одну из составляющих урегулирования кризиса и войны на Донбассе, мы обязательно должны рассматривать в такой конфигурации такие страны, как Великобритания и США. А в Балтийско-Черноморском форуме представлена и Российская Федерация. Мы должны выстраивать коммуникации с различными конфигурациями, чтобы усиливать сценарии, которые уже существуют сегодня.

— В Европе концепцию Триморья больше поддерживают правые партии. Это так?

— Существуют разные подходы. Правые партии в основном более националистические, поэтому они стараются защищать собственные интересы, меньше концентрироваться на внешнеполитической составляющей. В разных странах по-разному. Если страны Балтии четко отыскивают пути наращивания экономического потенциала, то для поляков в такой конфигурации очень важна их роль. Польша хочет себя позиционировать как главного игрока в Центральной и Восточной Европе. Каждая страна ищет для себя выгоды от этого процесса. Очень важно, что Форум проходил в Киеве. Украина не на задворках процесса, мы полноценные участники, полноценный субъект внешнеполитической деятельности. Такую активность нужно перенимать действующим политикам.

— Насколько предсказуемым партнером является Украина для этих стран?

— В прошлом году я работал на нескольких европейских и мировых экономических форумах, в частности в Крынице, который проходит ежегодно осенью в Польше и собирает лучших экспертов в разных направлениях в Центральной и Восточной Европе. Там обсуждают различные возможные конфигурации. Есть Придунайский союз, который объединяет проекты разных стран, которые расположены вдоль реки Дунай. Есть Карпатская инициатива, которая объединяет людей, которые живут в горах Карпаты. Обидно, что в этих процессах мы не играем желаемой роли.

Отражением нашей не совсем правильной внешней политики было то, что спикеров на таких конференциях от Украины было мало. Там обсуждаются экономические проекты по строительству дорог в Карпатах, развитие инфраструктуры. Это все влияет на уровень жизни людей в горной местности. Если нас там нет, то средства, которые выделяют институты различных направлений, в частности ЕС, используют наши соседи. Это подтверждает тезис, что мы должны активизировать внешнеполитическую работу. МИД должен работать значительно лучше, чем сегодня.

— Почему на таких конференциях мало представителей Украины?

— Это не только во внешнеполитической деятельности. На форуме в Крынице наших представителей власти было чрезвычайно мало. Конечно, выступал спикер, но этого недостаточно для развития нашей позиции как минимум в Центральной и Восточной Европе. Ни в экономическом плане, ни во внешнеполитическом уровень эффективности власти не соответствует сегодняшним вызовам и желаниям украинского народа.