Телетайп: формула раздора или безальтернативное наследие Порошенко

Телетайп: формула раздора или безальтернативное наследие Порошенко

Не секрет, что Владимир Зеленский на старте своего президентства решает две главные, по его убеждению, задачи: установление мира на Донбассе и запуск рынка сельскохозяйственных земель.

Обратите внимание: не справедливые расследования деяний предыдущей власти, не снижение грабительских тарифов, не обеспечение свободы предпринимательства, не разворачивание подлинного народовластия. Эти и подобные давно назревшие темы, анонсированные в предвыборной кампании, были бы восприняты украинским обществом с восторгом. Но у президента Зеленского почему-то в приоритете самые контроверсийные для общества направления, и причины этого стоит искать, скорее всего, не в политологии, а в психологии.

Поэтому пресловутая «формула Штанмайера», призванная приблизить мир на Донбассе, для украинцев стала воистину формулой раздора.

Напомню, когда и откуда на нас свалилось это сомнительное немецкое счастье с явным кремлевским акцентом.

В 2014 году после Иловайска Петр Порошенко был крайне напуган тем, что российские регуляры продолжат вторжение и двинутся вглубь Украины. Поэтому и возник «минск 2», представлявший ползучую капитуляцию Украины, что Порошенко оправдывал необходимостью любой ценой «выиграть время».

Для чего именно было использовано это выигранное время, наиболее объективный ответ, пожалуй, даст следствие по деятельности Укроборонпрома под патронатом Гладковского-Свинарчука.

Для нас важно, что через некоторое время украинская переговорная группа в Минске, Леонид Кучма и Роман Бессмертный персонально, начала настаивать на своей трактовке «минских договоренностей»: сначала решение вопросов безопасности — прекращения огня, разведение войск, уход российских «отпускников» вместе военной техникой, и только потом политические вопросы — амнистия, выборы, «особый статус».

Франция и Германия в принципе поддержали позицию Украины, и России пришлось искать компромисс. Она предложила свой алгоритм реализации «минска», предусматривающий, что «особый статус» Донбасс получит одновременно с проведением там демократически выборов, признанных ОБСЕ, а после этого «отпускники» будут постепенно покидать Донбасс. Или не будут — уж как сложится.

И вот этот вот алгоритм, чтобы он не выглядел уже не ползучей, а явной капитуляцией, был озвучен представителем не России, а Германии — чисто для внешних приличий. Поэтому Кремль и настаивает на письменной фиксации «формулы Штанмайера», поскольку это та самая «красной линией», за которую недоимперия переходить не намерена.

Еще раз: «формула Штанмайера» — это вариант реализации «минска, которому нет альтернативы», который разработан Россией, озвучен Германией, поддержан Францией, и на который официально согласилась Украина в лице президента Порошенко на одном из раундов «нормандского формата». Зеленский этот головняк унаследовал вместе с должностью.

Что подписал руководитель контактной группы в Минске Леонид Кучма?

Он подписал письмо на спецпредставителя ОБСЕ Мартина Сайдика, что Украина по-прежнему согласна с «формулой Штанмайера» как алгоритмом реализации «минских договоренностей», закрепленных, между прочим, в решении Совета Безопасности ООН. То есть, не отказывается от того, о чем договорился предыдущий президент. Кстати, если бы следствие по подозрению в государственной измене ПАПа уже имело какие-то зримые результаты, то отказываться от «формулы» основания были бы, а так — извините!

Соответственно, подписанное Кучмой письмо носит технический характер, его юридическая и дипломатическая весомость близка к нулю. В отличие от символической и психологической: недоимперия перед «нормандским форматом» требовала письменного подтверждения «формулы», а Зеленский так хочет на эти переговоры, что уступил. А раз он поддался давлению на старте, то, по правилам кремлевской подворотни, надо давить и дальше, причем, еще наглее.

Реальные решения и реальные последствия могут возникнуть (или нет) именно после переговоров в «нормандском формате», и прогноз на их результат — чуть ниже.

Теперь вопрос: как вы думаете, сколько протестующих против «формулы Штанмайера» в курсе изложенной мной подоплеки? Та ото ж…

Следующий вопрос: а почему власть не несет все это в народ, не расчесывают тему на пробор специально обученные куаферы из «Слуги народа», трудящиеся в Верховной Раде, Кабинете министров, офисе президента?

Вопрос совсем не риторический, но ответа все равно нет. В результате тема замкнулась в сверхузком кругу из Владимира Зеленского, Андрея Ермака, Вадима Пристайко, Андрея Богдана и Сергея Шефира, чтобы было бы уместнее при разработке какого-то заговора, а не судьбоносного решения, касающегося каждого украинца.

Важно: мир и его цена — одна из немногих тем, решение по которой нельзя спустить украинцам сверху, они в значительном количестве своем этого не воспримут. Не стоит и пробовать.

Теперь о предстоящем.

Известно, что если неопытный человек садится играть в карты с шулерами, он уже проиграл. В геополитике — примерно то же самое.

На предстоящих переговорах в Париже Владимира Зеленского в шесть ловких рук будут раскатывать на то, что, мол, все по-честному: принимай, Вольдемар, своей мегафракцией закон об «особом статусе Донбасса», нет, никаких изменений в Конституцию, что мы, звери что ли, просто закон, потом проводим выборы и больше ни единого выстрела, а если кто посмеет, то мы его сами порежем на георгиевские ленты… И по итогу ты — великий миротворец, Нобелевская премия нам на шестерых — Франсуа Олланда и Петра Порошенко ведь тоже забыть нельзя — уже приготовлена. Представляешь, Вольдемар, ты будешь самым молодым лауреатом Нобелевской премии мира, после Малалы Юсуфзай, ну, мужчиной-то точно самым молодым, а?

Шучу, конечно же. Хотя…

На деле, российскую боевую технику не то что выводить с Донбасса, ее даже с линии разграничения убирать не собираются, и сейчас проводят маскировочные мероприятия. Да и то формально.

Кто-то может назвать, в какую постсоветскую страну Россия сначала ввела, а потом вывела свои воинские формирования и боевую технику? А с какой стати она сделает это в Украине, которую натурально считает не просто важной, а сакральной частью своей будущей империи?

Если Владимир Зеленский действительно хочет прояснить позицию сторон, ему необходимо поставить переговорщикам одно единственное условие. Нет, не про разоружение незаконных формирований. И даже не про контроль за госграницей.

А про прекращение поставок российского вооружения и боеприпасов на Донбасс. Потому что все понимают: уже завезенного туда хватит на пару недель активных боев. А потом непобедимые «народные республики» просто сдуются и прекратятся по факту.

Если наши западные партнеры готовы предметно обсуждать это условие — все серьезно. Станут сползать (а они станут!), то крапленая шулерская колода окажется на столе: по два туза каждой масти плюс удивительные пятнадцать миллиардов евро помощи, которую украинцы за нашими и европейскими грантоедами и не заметили.

Лично для меня переговоры в «нормандском формате» будут успешными, если они заставят Владимира Зеленского понять, что нам предлагают выгодный России и Европе суррогат мира, причем, за наш же счет. За счет остатков нашей независимости и объедков нашей субъектности. А поняв, президент сосредоточится на реальном очищении и укреплении Украины.

Не поймет — реваншистские порохолюбы, проплаченные РФ лженационалисты и искренние патриоты втолкуют. Но может оказаться поздно. И для Зеленского, и, что неизмеримо важнее, для Украины.

Александр Кочетков, аналитик и политтехнолог, специально для «Политеки»

Напомним, возвращение Донбасса совсем близко, названы нюансы: «могут захватить какую-то часть территории».

Как сообщала Politeka, возвращение Донбасса: страны ЕС предприняли неожиданный шаг.

Также Politeka писала, что сильнейший союзник Украины поставил Зеленского в тупик из-за Донбасса.

материалы рубрики
Николай Томенко об открытии рынка земли: «есть другой путь» Politeka on-line
Николай Томенко об открытии рынка земли: «есть другой путь»
Украинские дороги станут европейскими, принят новый закон: «это откладывали больше десяти лет» Politeka on-line
Украинские дороги станут европейскими, принят новый закон: «это откладывали больше десяти лет»
Телетайп: рейтинг власти падает, срочно пора политически взрослеть Аналитика
Телетайп: рейтинг власти падает, срочно пора политически взрослеть
Вторжение Турции в Сирию: эксперт рассказал об опасности для Украины Politeka on-line
Вторжение Турции в Сирию: эксперт рассказал об опасности для Украины
Катеринчук рассказал о новом антикоррупционном законе: «доносы возвращаются» Politeka on-line
Катеринчук рассказал о новом антикоррупционном законе: «доносы возвращаются»
Журналистка объяснила, как Порошенко удается избегать тюрьмы: «сначала его прикрывал Луценко, теперь…» Politeka on-line
Журналистка объяснила, как Порошенко удается избегать тюрьмы: «сначала его прикрывал Луценко, теперь…»
Эксперт рассказал о ловушке для Рябошапка: «к генпрокурору есть вопросы» Politeka on-line
Эксперт рассказал о ловушке для Рябошапка: «к генпрокурору есть вопросы»
Появились новые детали встречи в Нормандском формате: «парламент не проголосует» Politeka on-line
Появились новые детали встречи в Нормандском формате: «парламент не проголосует»
Названа новая угроза для партии Зеленского: «может полностью уничтожить» Politeka on-line
Названа новая угроза для партии Зеленского: «может полностью уничтожить»
Юрий Атаманюк рассказал о последствиях законов по ФОПам: «везде придет налоговый инспектор» Politeka on-line
Юрий Атаманюк рассказал о последствиях законов по ФОПам: «везде придет налоговый инспектор»
Охотин рассказал о выборах на Донбассе: что должна предложить Украина Politeka on-line
Охотин рассказал о выборах на Донбассе: что должна предложить Украина
Эксперт объяснил, как Луценко испортил международный имидж Украины: «ради собственной выгоды» Politeka on-line
Эксперт объяснил, как Луценко испортил международный имидж Украины: «ради собственной выгоды»