Буквы врага. Что случится после запрета российских книг

Буквы врага. Что случится после запрета российских книг

15 января депутат от партии «Народный фронт» Остап Семерак предложил Кабинету министров рассмотреть вопрос о полном запрете ввоза на территорию Украины книжной продукции, напечатанной в России. 20 января глава правительства Арсений Яценюк дал распоряжение четырем министрам, в том числе одиозным руководителям министерств культуры и информации, проработать вопрос и внести соответствующие предложения.

Будет ли запрещен импорт российских книг, в данный момент не знает никто. Однако инициатива Семерака уже вызвала резкую конфронтацию в обществе. Сторонники и противники запрета разделились прежде всего по языковым предпочтениям и степени радикальности политических взглядов. Проще говоря, за эмбарго на российскую книгу выступают преимущественно те, кто ее не читает.

Все аргументы в пользу запрета сводятся к двум – идеологическому и экономическому. Первый гласит: негоже покупать что бы то ни было у агрессора и оккупанта. Второй звучит более рационально: закроем границу для российских книг, чтобы стимулировать производство украинских.

Против первого аргумента восстает печальная реальность. Конечно, торговать с врагом нехорошо, кто бы спорил. Только это почему-то не мешает нам покупать миллиарды кубометров российского газа (пусть и у европейских посредников) и миллионы тонн российского угля (в том числе из оккупированного Донбасса), а также терпеть в украинской экономике значительное присутствие российского капитала. Собственно, понятно почему – иначе загнемся.

Со вторым аргументом ситуация интереснее. Сам по себе запрет российской книги ничего простимулировать не может – от бетонного забора на таможне ни количество, ни качество писателей, переводчиков, бумаги и типографской техники у нас не увеличится. Безусловно, отсутствие конкуренции даст отечественным издателям некоторые преференции, но насколько они будут существенны, сейчас предсказать невозможно.

Зато можно абсолютно точно сказать, что случится, если российская книга исчезнет с украинских прилавков.

Это значит, что ассортимент книжных магазинов, как традиционных, так и сетевых, уменьшится втрое и многие из них вынуждены будут закрыться.

Это значит, что все те книги, которые раньше продавались легально и приносили доход в украинский бюджет, будут продаваться либо на черном рынке, либо напрямую в российских интернет-магазинах.

Это значит, что в свободную продажу не поступит большинство новинок качественной современной мировой литературы, а также подавляющее большинство подарочных, иллюстрированных, просветительских, популярных изданий.

Это значит, что будет крайне затруднен или вовсе закрыт доступ к огромному массиву литературы специальной – философской, исторической, культурологической, юридической, этнографической, биографической, медицинской, психологической, музыкальной, киноведческой, гастрономической и еще бог знает какой.

Это значит, что отечественные студенты останутся без учебников. Даже в таком оплоте украинства, как Киево-Могилянская академия, немалое количество рекомендованной литературы издано в России. О книгах по таким дисциплинам, как физика, химия, биология, программирование, нечего и говорить.

Уверения заинтересованных лиц в том, что после запрета российской книги наши издатели резко увеличат производство и завалят рынок всем необходимым, всерьез воспринимать невозможно. К сожалению, печальная реальность снова дает о себе знать: Украина физически не способна выпускать мало-мальски существенную часть того книжного ассортимента, который она получает из России.

Апеллирующих к патриотическим чувствам сторонников эмбарго, особенно дремучих националистов, считающих русский языком врага и требующих тотальной украинизации, все это ничуть не смущает. Кроме идеологических и экономических аргументов, у них находятся еще и комические. Например такой: кто вам мешает покупать электронные версии книг на российских порталах типа ЛитРеса? Отличная идея, только объясните мне тогда, в чем смысл запрета, если, по-вашему, его так просто обойти и он ни на что не влияет?

Послушайте, вы ведь еще не забыли, как мы насмехались над идиотизмом российских властей, ударивших контрсанкциями по собственному населению, как ржали над их сражениями с хамоном и пармезаном! Неужели теперь Украина будет делать то же самое, что и Россия? Причем запрещать, да простят меня гурманы, не какую-то там жратву, а книги? Книги, блин горелый, источник знаний!

Я не знаю, какое решение примут в Кабмине. Коллеги с политическим чутьем убеждают, что на жесткие и непопулярные меры правительство не пойдет, и мне хочется им верить. Как бы то ни было, никакие благие намерения не могут оправдать вопиющую глупость. Если триумф патриотизма оборачивается торжеством невежества, это значит, что патриотизм ненастоящий.

материалы рубрики
Анатолий Гриценко: лектор Гарварда и «убийца» Путина Досье
Анатолий Гриценко: лектор Гарварда и «убийца» Путина
«Работали с ним»: аналитик открыл правду, кого хочет Путин на пост президента Украины Politeka on-line
«Работали с ним»: аналитик открыл правду, кого хочет Путин на пост президента Украины
Петр Порошенко: отец Партии Регионов, шоколадный магнат и повелитель армии ботов Досье
Петр Порошенко: отец Партии Регионов, шоколадный магнат и повелитель армии ботов