По разным оценкам в Украине ежегодно нелегально добывают 120-130 тонн янтаря. Цена килограмма солнечного камня на черном рынке достигает 7 тысяч долларов. То есть каждый год бюджет Украины недополучает сотни миллионов долларов.

Но власть либо не хочет, либо не может справиться с нелегальной добычей. В пользу первого говорят факты, свидетельствующие о продажности местного СБУ и полиции, договорняках между местными элитами и Киевом и т. п. Но это скорее следствие чем причина. А причина в самой природе украинского янтаря. Дело в том, что его можно добывать кустарным методом, чем активно пользуются сами жители Волынской, Ровенской и Житомирской областей. Камень находится неглубоко под землей, и для его добычи не нужна сложная и дорогая техника. Можно даже выкапывать янтарь лопатами, но местные предпочитают мотопомпы, которые переделывают из старых моторов.

Как показывает мировой опыт, способность государства контролировать разработку месторождений на своей территории напрямую зависит от их природы. Если ресурс можно относительно легко добыть подручными средствами — значит, появятся нелегальные шахтеры и будет процветать контрабанда; если же без помощи специальной техники не обойтись, то получит пользу государство. Украина попала в первую категорию стран, составив компанию Сьерра-Леоне, Анголе, Демократической Республике Конго, Колумбии и Перу.

Сьерра-Леоне/Ангола и алмазы

Имея одни из наибольших в мире запасы алмазов, Сьерра-Леоне, небольшая страна в Западной Африке, вот уже много лет лидирует в списке самих бедных государств мира. По данным МВФ за 2015 год, ВВП на душу населения в Сьерра-Леоне составляет всего 675 долларов, что является одним из худших показателей в мире (167-е место из 186 стран).

Алмазы не только не поспособствовали экономическому росту Сьерра-Леоне, но и во многом стали причиной таких неутешительных показателей. Долгие 11 лет, с 1991 по 2002 год, здесь шла гражданская война за право контролировать добычу на юге страны. Как результат — 50 тыс. убитых, полстраны беженцев и напрочь разрушенная инфраструктура.

Популярные статьи сейчас

Главное за ночь: ликвидация Киевского патриархата, перенос Рождества и ад на Донбассе

Дочери Кошевого из "Квартал 95" зажгли по-взрослому, новые кадры впечатляют: "Такие большие"

Доллар жахнет до 50, украинцев предупредили о худшем: когда штурмовать обменники

Соловий засветила прелести в экстра-мини и заставила Вакарчука краснеть: «Ого! Неожиданно»

Показать еще

Подобная участь постигла и другую африканскую страну – Анголу. Во время гражданской войны, которая началась фактически сразу после получения независимости в 1975 году, повстанцы долгое время контролировали алмазные месторождения и за счет нелегальной торговли ценными ресурсами финансировали свое движение, покупая оружие и продовольствие.

Но даже после окончания боевых действий власть ни в Сьерра-Леоне, ни в Анголе не смогла установить контроль над добычей алмазов. Все дело в том, что алмазы в этих странах залегают на глубине всего 2-5 метров, что делает возможной их добычу кустарным способом с помощью обычной лопаты и сита. А тот факт, что месторождения разбросаны вдоль рек на большой территории, фактически делает невозможным контроль над их добычей со стороны государства.

Понимая, какую роль играют алмазы в провоцировании конфликтов, ООН в ходе так называемого Процесса Кимберли запретила кому-либо покупать «камушки» с конфликтных территорий, а сами лучшие друзья девушек даже получили эпитет «кровавые» («blood diamonds»).

Демократическая Республика Конго и колтан

Колтан («серое золото») – жаропрочный минерал, без которого невозможно представить себе работу современных мобильных телефонов, планшетов, ноутбуков, фотокамер, GPS-навигаторов, спутников, ракет и многого другого. Именно в колтане содержится химический элемент танлат, который используют для пайки электрических плат и схем в современной технике. Так получилось, что 80% мировых запасов колтана находится в Демократической Республике Конго. Но жизнь в ДРК не стала от этого лучше. По данным МВФ, ВВП на душу населения в 2015 году составил 478 долларов (179-е место из 186 стран).

В 1998-2002 годах в ДРК разгорелся один из самых кровавых конфликтов со времен Второй мировой войны (6 млн убитых), в который были вовлечены сразу девять африканских государств. И хоть колтан не стал причиной войны, но он был одним из факторов, способствовавших конфликту. Армии враждующих стран, повстанцы и просто бандформирования боролись за то, чтобы установить контроль над месторождениями колтана. По некоторым данным, армия Руанды (соседнее с ДРК государство) за полтора года конфликта выручила около 250 млн долларов от продажи колтана, притом что в Руанде этого минерала нет.

Как и алмазы в Сьерра-Леоне и Анголе, колтан добывают кустарным способом — на примитивных самодельных шахтах с использованием подручных средств: лопаты, молотка, долота и жестяного тазика. Мужчины, женщины и дети работают на равных за мизерную плату (3 доллара в день), притом что цена килограмма сырья на международном рынке составляет несколько сотен долларов. Кроме того, колтан в ДРК перемешан с радиоактивным ураном, что уже привело к тому, что половина детей в ДРК были мертворожденными.

Несмотря на то что колтан принадлежит ДРК, государство лишь частично контролирует его добычу. Процесс слишком важен, чтобы поручить его ДРК. Поэтому курируют добычу колтана транснациональные корпорации, такие как Nokia, Apple, Nikon, Alcatel и другие.

Колумбия/Перу и кока

Кока – кустарник, из листьев которого делают кокаин. По данным ООН за 2010 год, 45% производства коки в мире сосредоточено в Перу, еще 39% – в Колумбии.

Правительство этих стран уже много лет борется с нелегальным выращиванием коки, но безрезультатно. И причина не только во влиянии местных наркобаронов. По факту они лишь часть цепочки, в то время как выращиванием занимаются местные жители. По некоторым оценкам, только в Колумбии в подобную деятельность вовлечены почти 70 тыс. домашних хозяйств.

Задача местных жителей состоит в том, чтобы приготовить сырье для переработки в кокаин. Для этого сначала собирают и высушивают листья коки, а позже из них делают так называемую кокаиновую пасту. Важно отметить, что весь процесс происходит прямо в джунглях. В глубине леса выкапывают небольшую землянку, куда помещают листья коки и заливают химическими веществами (керосином и серной кислотой). Вся конструкция занимает несколько метров, а потому ее очень сложно обнаружить правительственным войскам.

Процесс курируют отдельные вооруженные группировки, которые скупают у крестьян кокаиновую пасту, превращая ее в кокаин. Активное выращивание коки в Перу и Колумбии началось еще в 1990-е, но с того времени государство так и не смогло прекратить эту деятельность.

Что общего

Чем отличаются алмазы, колтан, кока, янтарь от других ценных ресурсов, например, от нефти? Способом добычи. Первые можно легко получить кустарным методом, не имея дорогого технического оборудования. Достаточно найти лопату, сито, долото или в лучшем случае мотопомпу. В то же время для извлечения нефти важно иметь не только нужное оборудование, но и уметь им пользоваться. Почему повстанцы и местные жители в любой точке мира не захватывают нефтяные скважины и не выкачивают нефть самовольно? Потому что они не получат от этого никакой выгоды. Без определенных навыков выкачать нефть и что-либо с ней сделать невозможно. Если нефть и воруют, то делают это прямо из трубопроводов. К примеру, так действуют повстанцы на Юге Нигерии: они повреждают трубопровод, делая в нем небольшое отверстие, и откачивают нефть прямо в ведра.

Чтобы убедиться в том, что кустарный способ добычи ресурсов действительно вредит интересам государства, сравним его с добычей промышленным путем. На самом деле не все алмазы или янтарь можно добыть лопатой или мотопомпой. В Ботсване, к примеру, алмазы находятся в кимберлитовых трубках на глубине нескольких сотен метров, а не двух-пяти, как в Сьерра-Леоне. Следственно, чтобы их добыть, нужна специальная техника. Но от этого государство только выигрывает. Ботсвана – стабильная демократия, не знавшая гражданских войн, и одна из самых богатых стран Африки (третье место по ВВП на душу населения).

Как и алмазы, янтарь также не всегда залегает на глубине нескольких метров. В поселке Янтарном Калининградской области России солнечный камень добывают промышленным путем и никаких незаконных добытчиков там, конечно же, нет.

Как бороться

Государства, столкнувшиеся с ресурсным проклятием, так или иначе пытались наладить контроль над добычей силовым путем. Для этого либо на проблемную территорию вводилась армия, либо ставились определенные задачи отрядам полиции. Украина также стала на этот путь. Армию, правда, пока на территорию Ровенской, Волынской и Житомирской областей не вводили, но спецподразделение МВД «Днепр-1» уже задействовали.

Но дело в том, что решить проблему с позиции силы ни одно из вышеупомянутых государств так и не смогло. Приведем один пример. В начале 1990-х власть Сьерра-Леоне решила очистить алмазные территории от нелегальных шахтеров. Для этого были введены войска, которые успешно провели военные операции Clean Sweep и Clear All. В целом район очистили от 30 тыс. местных шахтеров, но как только армия покинула зону конфликта, нелегальная добыча алмазов возобновилась.

Значит ли это, что силовые методы полностью бесполезны? Не совсем. С их помощью можно устранить тех, кто руководит нелегальной добычей ресурсов. Это могут быть как повстанцы (как в Сьерра-Леоне и Анголе), так и отдельные вооруженные группировки (как в Колумбии). К примеру, в Колумбии в ходе рейдов ежегодно полиция арестовывает более 100 наркобаронов. В Украине также есть свои группировки, уже давно поделившие сферы интереса в добыче янтаря, и силовые структуры должны заняться в первую очередь ими.

Но все же главная проблема в том, что ценные ресурсы добывают сами местные жители и для них это вид заработка. Просто оцепить территорию янтарных месторождений и никого не пускать не получится. Но можно попробовать договориться. В 1956 году, еще до независимости, власть Сьерра-Леоне решила выдавать всем местным, желающим добывать алмазы, соответствующие лицензии. За разрешение нужно было заплатить определенную сумму (9 фунтов на то время), а также делать еженедельные выплаты. Как ни странно, система пользовалась популярностью у населения и приносила деньги в бюджет.

Сейчас украинской власти нужно правильно установить причину нелегальной добычи янтаря и на основании этого решить, как действовать. Варианта два: либо прийти с армией и утихомирить контрабандистов силой, либо заставить местных жителей добывать янтарь законным путем. Как показывает опыт других стран, первый вариант проблему не решит. И если желание власти побороть янтарную мафию действительно искренне, а не просто делается с мыслью о перераспределении потоков, то нужно договариваться с местными жителями. Учитывая опыт других стран, надеяться на то, что граждане сами добровольно или принудительно откажутся от идеи брать лопаты и идти ночью копать янтарь, не приходится.