Андрей Новак о курсе гривны, провальной политике Нацбанка и страхе западных инвесторов (видео)

Андрей Новак о курсе гривны, провальной политике Нацбанка и страхе западных инвесторов (видео)

Каким будет курс гривны и увеличится ли уровень безработицы в этом году, Politeka спросила у председателя Комитета экономистов Украины Андрея Новака.

— Какого курса гривны нам стоит ожидать в этом году?

Новак— Мы не можем прогнозировать курс гривны, ведь не имеем базы прогнозирования. В частности, отсутствует курсовая стратегия от НБУ и правительства. То, что Национальный банк Украины называет стратегией так называемого «плавающего курса», является отказом от стратегии, самоустранение как НБУ, так и правительства от курсовой политики.

В периоды кризиса «плавающий курс» означает постоянное падение. Для этого и существуют государственные учреждения – Национальный банк и правительство. В кризисные периоды они должны обеспечивать стабильность национальной денежной единицы.

Девальвация влечет за собой цепную реакцию плохих экономических событий. Без денежной стратегии можем опираться только на прогноз курса, который заложен в государственном бюджете на 2017 год, а это – 27,2 грн. Очень условный ориентир.

— Неужели заложенный курс настолько не реалистичен?

— Мог бы быть реалистичным при соответствующей курсовой стратегии. Если же в дальнейшем будет действовать принцип «плавающего курса», то не исключено, что девальвация продолжится и в 2017 году.

— Курс гривны зависит от очередного транша МВФ?

— С момента возобновления сотрудничества с МВФ в 2014 году, у нас было довольно много траншей. Однако за все это время не было никакой связи между поступлением траншей и стабилизацией курса гривны, которая все равно девальвировала.

То, что Национальный банк Украины в очередной раз связывает стабилизацию курса с траншем – не более чем очередная отговорка, оправдание девальвации гривны. Все уже ждут, когда же наконец глава НБУ объяснит девальвацию гривны тем, что у нас эпидемия гриппа, например.

Все это, как мы понимаем, не имеет никакого отношения к курсу. Ведь транши МВФ – это только баланс валюты, который приходит в страну и выходит из нее.

Сегодня уже не 2013 год. Тогда были огромные валютные дисбалансы, минусовое сальдо по торговле – минус $13 млрд. К середине 2014-го золотовалютных резервов было только 5,5 млрд, сейчас их 15,5 млрд.

Сейчас никаких критических дисбалансов нет. Плюс мы регулярно получаем внешнюю финансовую помощь из различных источников, не только от МВФ. При таких условиях правительство с Нацбанком могли бы спокойно обеспечить стабильность гривны.

— Почему же этого не делают?

— Очень просто. Очевидно новое правительство, как и предыдущее, идет по легкой тропинке. Путем девальвации получают инфляционный эффект. Выполняют две задачи. Первая – наполнение государственного и местных бюджетов (о чем как предыдущие, так и действующее правительство очень громко отчитывается).

Вторая задача – параллельно удовлетворить аппетиты наших знаменитых экспортеров. Они – главные финансово-промышленные группы, ключевые владельцы парламентских политических сил и топовых политиков.

— Бюджет этого года едва ли не впервые приняли вовремя. Стоит ли рассчитывать на определенные качественные сдвиги?

— Правительство кричало в конце прошлого года, что впервые за много лет бюджет приняли вовремя. Но дело не во времени принятия бюджета, а в его качестве, прежде всего, сбалансированности и реалистичности.

Сейчас ситуация достаточно критическая. По данным Государственного казначейства, за 2016 год государственный бюджет получил 616 млрд грн доходов. А в бюджете 2017 года, в расходной части, запланировано почти 800 млрд.

Представьте себе, какая разница, какой разрыв между реальными доходами, полученными в 2016 году, и расходами, которые уже запланированы на 2017-й. Разрыв – 180 млрд гривен. Это реальный дефицит бюджета, с которым правительство будет иметь дело в 2017 году, хотя в самом государственном бюджете заложен дефицит только 77 млрд.

Правительству придется ежеквартально экстренно искать средства, чтобы покрывать и запланированный дефицит в 77 млрд, и плюс еще 100 млрд, которые, очевидно, будут в 2017 году.

— Как они это будут делать?

— Опять же, благодаря инфляционному эффекту. Для этого искусственно и в дальнейшем девальвировать гривну – путем увеличения внутреннего и внешнего государственного долга.

2017-й, к сожалению, будет долговым и, параллельно, будет еще и годом роста безработицы. Очень резкое повышение минимальной зарплаты уже привело к тому, что большинство предприятий и организаций не имеют другого выхода, как увольнять работников, сокращаться, сжиматься. Поэтому безработица и долги – это основные черты, к которым подтолкнуло правительство экономику, приняв вовремя очень нереалистичный бюджет.

— Украина постоянно находится в списке «должников». Что будет, когда придет время долги возвращать?

— Долг не является чем-то плохим. Гораздо важнее, как этот долговой ресурс используют. Если его запускают в реальные сектора экономики (в промышленность, аграрный сектор, сферу услуг), то увеличивается производство. Тогда такой долг не является обременительным. Спокойно по графику выплаты долгов из увеличенного производства возвращаем кредитные ресурсы.

— У нас совсем другая ситуация.

— К сожалению, берем долги, чтобы латать бюджетные дыры. Проедаем деньги. Откровенно говоря, больше всего просто разворовывают. Не мы, а наши высокопоставленные чиновники. Поэтому для нас кредит становится обременительным.

Именно поэтому пришли в определенный период времени к ситуации, когда не было другого выхода, кроме как просить списания части государственного долга, что, к счастью, произошло. Западные партнеры пошли на это – списали 20% госдолга.

Если сейчас снова будем становиться на те же грабли, то в определенный момент подойдем к фактической ситуации дефолта государственного бюджета, или снова к необходимости просить его списания.

— Проблемы пенсионной системы стали одной из основных тем во время переговоров Украины с МВФ. Как решить эту проблему?

— По словам чиновников, вопрос повышения пенсионного возраста уже снят в переговорах с МВФ. Но это не решает проблему. Опять переносим ее на предстоящий период.

Как следует решать пенсионную проблему? Нет другого варианта, как переход с одноуровневой, советского типа, солидарной системы на трехуровневую, где второй и третий уровень – накопительные.

Второй накопительный уровень – обязательный: определенный процент зарплаты, которую получаете официально, бухгалтерия перечисляет на пенсионный счет.

Третий уровень — добровольный: сами решаете, сколько откладывать ежемесячно на свою пенсионную карточку.

Только так мы постепенно уменьшим нагрузку на солидарную систему и перенесем ее на накопительную.

Основное преимущество такой системы – второй и третий накопительные уровни являются длинными деньгами в банковской системе. Банки их могут инвестировать в реальный сектор экономики. Сейчас у нас в банковской системе длинных денег практически нет. Большинство депозитов – три, шесть месяцев, год. Очень мало депозитов более чем на два года.

В таких условиях банки, не имея длинных денег, могут работать на спекулятивных операциях. В частности, на колебаниях валютного курса. Это, к сожалению, и происходит. Поэтому переход на трехуровневую систему – это одновременно решение пенсионной проблемы, а главное – появление в банковской системе длинных денег.

— Монетизация льгот – насколько вообще готовы к переходу к этой системе?

— Уже не первый год говорится о монетизации льгот. Каждая группа, которая приходит к власти в разные периоды времени, в предвыборных кампаниях обещает это сделать. После прихода к власти об обещании тихонько забывают.

Монетизация льгот – очень резкое уменьшение возможностей для коррупции в направлениях финансирования этих льгот. Именно поэтому разговоров много, но реально мы к этому не приходим.

Также монетизация льгот – конкретная финансовая затратная часть в государственном или местных бюджетах – в зависимости от категории льгот. Для этого нужно находить больше бюджетного ресурса, а это значительно больше работы. Оставляя ситуацию как есть, правительство может прилагать меньше усилий, при этом кормить людей обещаниями.

— То есть вскоре ситуация не изменится в этом направлении?

— Учитывая государственный бюджет на 2017 год, этого не видно. Возможно, изменения будут в 2018-м.

— Что будет с рынком труда в этом году, учитывая повышение минималки до 3200 грн?

— Повысив минимальную зарплату до 3200 грн, правительство анонсировало повышение зарплаты учителям, врачам – кому на 20-30%, кому на 50%. Но это будут делать путем сокращения в сферах медицины, образования, науки, культуры и спорта.

Тем, кто останется на работе, конечно, можно повысить плату. Но в этом процессе есть еще и другой не очень хороший элемент – выравнивание зарплат.

Независимо от образования, опыта работы, будет такая ситуация, когда квалифицированный работник будет получать чуть больше, чем неквалифицированный, даже технический работник.

То, что называется социальной справедливостью, будет нивелироваться именно потому, что правительство слишком резко повысило минимальную зарплату. Конечно, повышать социальные стандарты необходимо. Но, во-первых, это надо делать постепенно. Во-вторых – после экономического роста и примерно в его темпах. У нас нет удвоения экономики, нет роста в 50%, даже 5% не стоит ждать. Прогноз роста экономики на 2017 год – 2-2,5%. Как при таких медленных темпах можно повысить вдвое минимальную зарплату и на 30-50% остальную? Конечно путем сокращений.

Уже видим тенденцию массового закрытия ФЛП. Правительство не получает доходов в государственный и местный бюджеты, на которые оно рассчитывает. Это является доказательством того, что бизнес переходит в тень.

— Почему в Украину, несмотря на обещания властей, не спешат заходить западные инвесторы?

— Упреки, дескать, инвесторы не идут из-за войны, не совсем оправданы. Безусловно, продолжаются ежедневные перестрелки в зоне АТО, но это уже не полномасштабная война, то есть она локализована. Есть очень много стран, которые находятся в подобном состоянии. Например, Израиль.

Основная причина отсутствия инвесторов – непредсказуемость экономической политики правительства и Национального банка. Инвестор не пойдет в непрогнозированную среду. Ведь он должен видеть перспективу минимум на пять лет, и то, это еще не масштабные и серьезные инвестиции.

В Украине же нереально бизнес-план даже на один год разработать. В течение каждого финансового года постоянные изменения – в налоговом, таможенном законодательстве, в административном. Деятельность НБУ вообще непрогнозируемая фактически ежедневно.

В такую ​​среду никогда не придет ни системный инвестор, ни даже небольшой.

Только у нас появится понятная дальновидная экономическая политика, это сразу изменит ситуацию. Постепенно объемы инвестиций смогут быть такими, как, например, в соседней Польше.

— Какие самые большие вызовы для украинской экономики в этом году?

— Прежде всего непонятно, как будет развиваться ситуация с банковской системой, что будет с курсом из-за отсутствия стратегий.

Под большим вопросом выполнение государственного бюджета. Ведь в нем сделаны крупные ставки на доход от приватизации – 18 млрд грн, доходы от спецконфискации – 10 млрд. Я уверен, что эти суммы надо добавлять к дефициту бюджета.

Нереалистичность высполнения государственного бюджета и непредсказуемость денежно-кредитной политики НБУ – это основные вызовы. Конечно, мы все еще зависим от того, будет ли эскалация войны на Востоке.

— Возможен ли экономический подъем в Украине?

— Прошлый год стал переломным для украинской экономики. Изменили четырехлетнюю стадию падения ВВП, начавшееся еще в середине 2012 года, на, хоть и небольшой, но, все-таки, рост.

По прогнозам, он будет продолжаться и в 2017 году. Желательный рост экономики – 7-8%, а еще лучше 10-12% ежегодно. Это возможно. Просто необходимы настоящие экономические реформы, которые должны сводиться к прогнозируемости и ясности экономической политики как правительства, так и Национального банка Украины.

Желательно, чтобы все это было подчинено экономической стратегии – модели экономического развития страны. Как только станем на модельный путь развития, как Китай, Германия, Южная Корея, Япония, сможем рассчитывать на значительно лучшие результаты. Уверен, со временем и у нас появится разумная экономическая политика.

Романия Горбач, Владислав Руденко

материалы рубрики
Катеринчук рассказал о новом антикоррупционном законе: «доносы возвращаются» Politeka on-line
Катеринчук рассказал о новом антикоррупционном законе: «доносы возвращаются»
Журналистка объяснила, как Порошенко удается избегать тюрьмы: «сначала его прикрывал Луценко, теперь…» Politeka on-line
Журналистка объяснила, как Порошенко удается избегать тюрьмы: «сначала его прикрывал Луценко, теперь…»
Эксперт рассказал о ловушке для Рябошапка: «к генпрокурору есть вопросы» Politeka on-line
Эксперт рассказал о ловушке для Рябошапка: «к генпрокурору есть вопросы»
Появились новые детали встречи в Нормандском формате: «парламент не проголосует» Politeka on-line
Появились новые детали встречи в Нормандском формате: «парламент не проголосует»
Названа новая угроза для партии Зеленского: «может полностью уничтожить» Politeka on-line
Названа новая угроза для партии Зеленского: «может полностью уничтожить»
Юрий Атаманюк рассказал о последствиях законов по ФОПам: «везде придет налоговый инспектор» Politeka on-line
Юрий Атаманюк рассказал о последствиях законов по ФОПам: «везде придет налоговый инспектор»
Охотин рассказал о выборах на Донбассе: что должна предложить Украина Politeka on-line
Охотин рассказал о выборах на Донбассе: что должна предложить Украина
Эксперт объяснил, как Луценко испортил международный имидж Украины: «ради собственной выгоды» Politeka on-line
Эксперт объяснил, как Луценко испортил международный имидж Украины: «ради собственной выгоды»
Американский военный раскрыл правду об отношениях Украина-США: «мы смотрим на две самые ужасные вещи в мире» Politeka on-line
Американский военный раскрыл правду об отношениях Украина-США: «мы смотрим на две самые ужасные вещи в мире»
Названа главная угроза для Зеленского: «премьер сделал ошибку», грядут перемены Politeka on-line
Названа главная угроза для Зеленского: «премьер сделал ошибку», грядут перемены
Эдуард Юрченко об аресте Порошенко: «это лишний шаг» Politeka on-line
Эдуард Юрченко об аресте Порошенко: «это лишний шаг»
Стало известно о новых тарифах на отопление: «будут проблемы» Politeka on-line
Стало известно о новых тарифах на отопление: «будут проблемы»