Интервью

Игорь Мирошниченко о назревших выборах и мифических нацменьшинствах (видео)

11:14 11 Сентября 2017

выборы 29 октября

Что Украине делать с оккупированным Донбассом и происходят ли на самом деле реформы, Politeka Оnline рассказал экс-народный депутат и действующий депутат Киевского городского совета Игорь Мирошниченко

— Давайте начнем с тех событий, которые происходили на днях — это обращение президента Украины. Делаем вывод, что предвыборная кампания уже началась. Что ваша политическая сила, которая на прошлых выборах не попала в парламент, будет делать сейчас со своими рейтингами? Вообще, как вы будете включаться в эту кампанию?

— Конечно, ВО «Свобода» никогда из кампании не выходила. Для нас, есть выборы или нет, степень интенсивности нашей деятельности неизменна. «Свобода» всегда работает и рассчитывает на собственные силы, а не на медиаресурсы. Мы работаем с людьми, делаем акции прямого действия, общаемся с людьми, агитируем и стараемся распространять наши идеи в массы. И нам это удается достаточно успешно.

В 2014 году ВО «Свобода» не пустили в парламент по спискам, обрезав нам реальные цифры и поддержку, которую нам оказали украинцы. Но наши идеи нашли значительно больший процент поддержки, чем это было даже в 2012 году, когда «Свобода» получила фракцию в Верховной Раде, и получила по официальным данным более 10%. А по нашим данным — более 12%. Почему я это утверждаю так уверенно? Потому что большинство политических проектов, которые сейчас есть в парламенте, они паразитировали на нашей идеологии и программе.

Нам абсолютно не жалко того, что некоторые политики берут на вооружение программу защиты украинцев, над которой «Свобода» вместе с избирателями работала в течение 25 лет. Но жаль, что эту программу берут популисты, которые не собираются ее выполнять, и это видно по их деятельности в парламенте. А только пытаются паразитировать на идеях, которые становятся все более популярными и приобретают больше поддержки среди украинских избирателей после Революции Достоинства.

— Вы говорите, что вы эффективно работаете. Если брать тот период, когда были выборы в парламент и сейчас — рейтинг ваш увеличивается?

Читайте также
Илья Пономарев о торгах из-за миротворцев ООН, Керченском мосте и конкуренте Путина (видео)

— Вы знаете, я лично не слежу за рейтингами. Я общаюсь с людьми и вижу уровень поддержки, а он сегодня растет. Растет уровень поддержки наших методов деятельности, наших идей и программы. Это — самое важное.

Для любой политической силы и любого политика задача номер один — получение власти. Не для собственного тщеславия, а для того, чтобы реализовать свою программу. Вместе с тем, вопрос номер два — распространение идеи в массы и побуждение людей бороться вместе с нами.

Я уверен, что украинцы, рано или поздно, станут мудрее и перестанут избирать популистов. Перестанут искать мессий где угодно, но не в своей стране. И, наконец, начнут отдавать свой голос за ответственных политиков. Которые отвечают за свои слова, которые не делают голословных заявлений и которые пытаются реализовать свои обещания. В этом заключается ответственность и избирателей, в том числе. Потому что нынешняя власть — это следствие нашей, граждан Украины, безответственности и не придирчивости в выборе тех кандидатов, которые представляют наши интересы.

— Мне кажется, что ультраправые партии, к которым относится и «Свобода», сейчас немножко теряют свою популярность.

— «Свобода» не является ультраправой или ультралевой. «Свобода» — это политическая сила украинских националистов. Все, кто борются за то, чтобы украинцы были хозяевами на своей, Богом данной земле, для демолибералов, почему-то,  называются ультраправыми.

Для меня, например, ничего страшного нет в слове «ультраправый», но мне кажется, что этот термин придумали для того, чтобы кошмарить наших избирателей. Мы — украинские националисты. «Свобода» всегда была, есть и будет националистической политической силой, которая отстаивает свободы и права украинцев. Мы добиваемся социальной и национальной справедливости. И исторической справедливости.

— Как выглядит эта борьба, вы будете с кем-то объединяться? Тот же «Национальный корпус», «Правый сектор»? Это близкие по идеологии к вам партии?

— Мы подписали Национальный манифест, мы объединяемся сегодня со всеми, кто поддерживает наши идеи. Но говорить о том, в каком формате мы будем идти на выборы, абсолютно преждевременно. Тем более, что в послании президента большинство увидело начало предвыборной кампании, а я, почему-то, увидел желание президента законсервировать ныне действующую систему. Которая работает исключительно на олигархов. И нежелание его идти на любые выборы, даже тогда, когда наступит срок срочных выборов. Это мы видим из поступков президента и по риторике нынешней власти в целом. Перезагрузка парламента восьмого созыва назрела, как минимум, год назад. Мы говорим о том, что де-юре, в парламенте нет коалиции.

— Вы говорите, что оно назрело, но вас сразу же обвиняют в чем — что у вас нет формальной фракции в парламенте и вы за досрочные выборы. Это логично и нормально для политиков. Но что это изменит? Закон о выборах не обновлен.

— Я объясняю. Этот парламент не способен на любые реформы, касающиеся государства. Что касается изменения закона о выборах, формирования нового состава Конституционного суда, нового состава Центральной избирательной комиссии, снятия депутатской неприкосновенности. И президент, четко это понимая, вновь занимается популизмом, обещая снять неприкосновенность с парламента следующего созыва. Поэтому его надо менять. Бесспорно, что выборы — это не единственная панацея. Но это единственная законная панацея, чтобы постепенно очищать политическую элиту.

На каждых выборах мы видим, что в парламент проходят новые люди и новые силы. Их, к сожалению, очень мало, но рациональное зерно там появляется. И выборы — это как чистилище, через которое значительная часть коррупционеров, представителей старой системы не попадают в парламент. Ну, нет на сегодня другой демократической процедуры перезагрузки политической элиты, чем поход на выборы. Бесспорно, «Свобода» хочет попасть в парламент как фракция. Потому что мы хотим реализовать нашу программу. Подчеркиваю, что любой политик хочет получить инструменты для того, чтобы реализовать свою программу. Но мы сегодня хотим перезагрузить систему. Поскольку есть юридические основания, и есть политические. Есть социальная ситуация в стране.

Юридические основания: на сегодня коалиции, де-юре не существует. Потому что в Конституции четко записано — коалиция формируется депутатскими фракциями. В коалиции сегодня официально две фракции — БПП и «Народный фронт». Добавляем количество депутатов двух этих фракций, и мы не имеем 226 голосов. Парубий может не давать нам списки фракций — мы и так понимаем, что коалиции не существует. Депутаты, которые входят индивидуально в коалицию так называемую, не могут составлять часть коалиции. Поэтому нет сегодня оснований говорить о наличии коалиции.


У президента есть право, действительно только право, но не обязанность, отправить в отставку этот парламент. И он этим правом не будет пользоваться до тех пор, пока не будет уже правительственного кризиса. Сейчас, по крайней мере, явного правительственного кризиса нет.


— А на осень? Реформа образования, все же запущена, пенсионная реформа — это вообще такой пласт…

Читайте также
Игорь Попов о втором сроке Порошенко и антисоциальных решениях Рады (видео)

— Послушайте, то, что делает нынешний парламент, я считаю преступлением против украинского народа. И образовательная реформа, которой аплодировали народные депутаты — это мина замедленного действия под независимость Украины и продолжение русификации украинского образования и украинского государства. Сегодня в том законе об образовании, который проголосовали, мы заложили подводные краеугольные камни того, что будет стимулироваться нежелание и возможность не учить украинский язык, не использовать его в быту. А, самое главное, в сфере услуг и государственном секторе.

Скажите, пожалуйста, есть ли в мире хотя бы еще одно государство, которое на государственном уровне финансирует изучение и обучение языках каких-то мифических национальных меньшинств? Нет, хотя национальные меньшинства в тех государствах есть. А в нашем государстве, де-юре, их не существует. Объясню почему.

Скажите, есть ли хоть один документ в украинском государстве, который фиксирует принадлежность вас к той или иной национальности? Нет. Итак, у нас все украинцы. О каких меньшинствах мы говорим? О каких меньшинствах мы говорим, не меньшинства — коренные народы. Окей. Среди таких у нас могут быть крымские татары. Потому что Крым — это их территория, на которой они испокон веков жили вместе с украинцами. Больше коренных народов нет. Тогда почему сегодня в Киеве и в других городах, особенно на Востоке и Юге, до сих пор есть учреждения с русским языком преподавания? Это очень важно.

— Вернемся к вопросу. Гройсман говорит и все понимают, что будет решен вопрос пенсионной реформы и медицинской. А если эти вопросы не будут решены? Потому что, например, как можно решить вопрос пенсионной реформы, когда экономика не позволяет финансировать Пенсионный фонд так, чтобы платить 10 или 12 миллионам пенсионеров?

— Понимаете, реформа и призвана отойти от солидарной системы пенсионной и запустить новый процесс.

— Насколько реально, что это получится?

— У этого правительства выходит одно — строить государство для олигархов, то есть для себя. В этом государстве, с таким правительством, парламентом и президентом, украинцы никогда не получат справедливости.

— То есть, мы идем к правительственному кризису и к отставке Гройсмана?

— Мы идем к системному построению олигархического государства. Где-то 5-7% сверхбогатых людей, которые получают все — и доступ к ресурсам в том числе, для грабежа государственного бюджета. Через законные схемы, как, например, ближайший соратник президента господин Косюк, который получил более половины всех дотаций из государственного бюджета для поддержки сельского хозяйства. Эти средства должны были быть предназначены для малого и среднего фермерского хозяйства.

Вот через такие схемы и через нелегальные криминальные схемы, которые сегодня озвучивают в Генеральной прокуратуре и НАБУ, по которым даже возбуждают уголовные дела, но ни одно не доводят до конца.

— А деньги оседают в карманах.

— У нас сегодня уже есть решения судов, по людяя, которые берут взятки, которых задерживают на взятках, а оказывается, они являются потерпевшими от провокации дачи взятки.

— Вы сейчас говорите очевидные вещи, мы все это знаем и понимаем. Вопрос простой: если не пройдут эти реформы, чего ожидать украинцам от Порошенко? Будет ли он держать Гройсмана на должности?

— От того, пройдут эти реформы или нет, жизнь украинцев никоим образом не улучшится. К сожалению, мы констатируем, что эти депутаты не способны улучшать жизнь украинцев, а только свои.

Теперь относительно противостояния президента, премьера, парламента и фракций — это политическая борьба за доступ к ресурсам. Политическая борьбы за укоренения и укрепления во властных креслах. Но она ничего не приносит нам, украинцам. Поэтому мы можем за этим наблюдать, как за театром абсурда, есть попкорн, а можем что-то, как граждане, делать для того, чтобы перезагружать эту систему. Именно поэтому мы и говорим — если людям не нравятся их платежки за коммунальные услуги, которые составляют значительную часть их семейного бюджета, они должны возвращать этот протест.

— Они должны выходить, но не выходят.

— Ну, мы же говорим об активных людях.

— Мы можем говорить, сколько хотим. У нас есть общество такое, какое есть.

Читайте также
Георгий Чижов о миротворцах ООН и российской игре на Донбассе

— Я уверен, что они выйдут. В Революцию Достоинства сначала тоже никто не верил, но вышли. Я уверен, что люди, которые недовольны своим положением и мизерными зарплатами, имитацией повышения зарплат, — я уверен, что они также будут выходить. Мы видим объединение многих граждан, которые выходят против произвола властей.

Думаю, у нас есть два варианта: или мы дождемся досрочных выборов, или мы будем свидетелями каких-то серьезных общественных возмущений, которые побуждают к перезагрузке в парламенте и, возможно, перевыборам президента досрочно.

На сегодня я не вижу таких предпосылок в обществе, потому что градус возмущения еще не доходит точки кипения. Но это может возникнуть в любой момент — непредсказуемо и для нас, и для правительства, — ситуация заставит президента изменить все. На сегодня президента все устраивает.

— Я думаю, что рейтинг его не совсем устраивает.

— Его устраивает расклад сил. Де-юре коалиции не существует, но де-факто все необходимые для него законопроекты голосуются. Путем стимулирования других, внекоалиционных фракций, которые получают свое поощрение. Но мы видим, что голоса в парламенте собираются, и очень часто их есть даже 226, когда интересы олигархов совпадают. Помогают президентской фракции и бывшие регионалы, и «Возрождение» и Оппоблок и «Воля народа». Это все — обломки бывшей Партии регионов.

— То есть, украинцам ничего не остается, как ждать, пока эта власть сработает и сохранит себя?

— Украинцы должны очень остро реагировать на все, что происходит вокруг — в том числе, выходить на законные акции протеста. И украинцы должны научиться делать выводы. И не выбирать тех, кто им лжет.


Выступление президента в Верховной Раде дало нам яркие месседжи того, что хочет президент. Он хочет победить оккупанта, который аннексировал Крым и воюет на Донбассе, политико-дипломатическими методами. Скажите мне, есть ли примеры победы в войне политико-дипломатическими методами? Нет их.


— Что вы предлагаете?

— Мы можем выиграть в этой войне. Президент предлагал три года назад выиграть войну за один месяц. Он не отвечает за свои слова.

— Подождите, об этом много спорят. Я не адвокат президента, но большая часть Донбасса была освобождена, и мы оказались в той ситуации, когда из Российской Федерации начали обстреливать наши Вооруженные силы. И уже тогда мы остановились на той линии разграничения, которую имеем сегодня.

— Мы должны или побеждать в войне, или отказываться от тех территорий, которые сегодня оккупированы.

— Так давайте поговорим о том, как мы можем отказаться и будет ли это воспринято обществом?

— У президента есть два варианта — либо отвоевывать эти территории, привлекая, в том числе, наших международных партнеров, или отгородиться железной стеной и применить весь спектр санкций, которые заставят московские войска уйти из оккупированных территорий, а нас — заняться деоккупацией и десепаратизацией. Интегрировать население в украинское общество.

— Почему президент не идет тогда на этот второй вариант?

Потому что сегодня гибридная война, к сожалению, выгодна не только государству-агрессору, но и нашей власти. Потому что миллиарды гривен расходуются на нашу армию. Часть этих миллиардов не доходит до них. Ребята наши погибают. Но они не выполняют никаких стратегических задач, кроме того, что сдерживают врага.

Сегодня мы должны четко сказать, можем ли мы освободить оккупированные территории, нужно нам это или нет. Президент на это не идет. Говорит — политико-дипломатическим путем. Минские соглашения, нормандские форматы, любые другие — они не работают. Все перемирия, о которых мы говорим, в том числе, «школьное», они не работают. Потому что оккупанты продолжают применять запрещенное оружие, продолжают обстреливать наши позиции. И возникают обострения, во время которых гибнут наши войска.

Поэтому президент, предлагая политико-дипломатический путь, консервирует конфликт в том виде, в котором он есть. Он говорит о том, что мы в дальнейшем будем тратить миллиарды бюджетных средств не на решение этого вопроса, а на его замораживание в этом состоянии.

Далее анализируем, что говорит президент. А он говорит о дальнейшей приватизации стратегических предприятий.

— Давайте завершим по Донбассу.

— Мы по Донбассу не решим. Потому что ни вы, ни я не являемся главнокомандующими. Мы только проанализировали ситуацию. Я уверен, что то, что предлагает президент — является утопией, и оно не устраивает украинцев. Это одна из причин, почему мы не можем поддержать нынешнюю коалицию.

— То есть, сейчас тупик абсолютный по Донбассу?

— Мы не управляем армией. Поэтому надо либо менять главнокомандующего, и ставить того человека, который будет иметь реальный рецепт освобождения Донбасса …

— Есть реальный закон об импичменте?

Читайте также
Дмитрий Добродомов о растаможке иномарок, вакханалии в медицине и правах Саакашвили (видео)

— Закона об импичменте нет. У нас не существует сегодня возможности отозвать президента. Поэтому должны создать ситуацию в стране, когда все пойдут на выборы. И демократическим способом уволить этого президента. Хотя, с другой стороны, президент Янукович тоже думал, что он досидит до конца своего срока, а дальше будет консервация и узурпация власти. Что он и делал, в том числе, через Конституционный суд. И, в том числе, через господина Лавриновича.

По странному стечению обстоятельств Лавриновичу подозрение вручили за то, что он помогал Януковичу узурпировать власть, а в Конституционном суде судей, которые долго сидят, уже больше своего срока, не обвинили. Почему? Потому что президент опирается на тех же самых пособников узурпации власти Януковичем. Они ему сегодня выгодны. Так же — с ЦИК. Но я не хочу скакать на разные темы.

— Я хочу еще спросить — как вся эта история с Саакашвили скажется на позициях Украины и ее восприятии в мире?

— Украинские националисты никогда не поддерживали популистов и никогда не искали мессию где-то вне. Поэтому мы будем смотреть на это со стороны. Это действительно шоу — шоу популистов. Одни против других — кто-то кого-то пускает, кого-то нет. У меня есть вопрос к власти о том, как легко они предоставляют украинское гражданство. Это должна быть абсолютная ценность, которая должна предоставляться в исключительных случаях.

— То есть, Саакашвили не достоин того, чтобы ему его давать?

— У меня есть так же вопрос к власти: по каким причинам они лишают этого гражданства? И почему не несут ответственность те, кто предоставил гражданство, не проверив соответствующие факты?

Поэтому для нас сегодня совершенно очевидно, что это — политическая борьба двух идеологий, которые пытаются, захватив власть, обеспечить власть себе, а не украинцам. А мы выступаем за власть украинцев.

— Что произошло между Порошенко и Саакашвили?

— Все очень просто — Саакашвили хочет быть самостоятельным политиком. А Порошенко самостоятельные политики не нужны. С другой стороны, Саакашвили является таким же популистом. Но, вместе с тем, давайте не забывать, что даже при наличии украинского паспорта, он не является гражданином Украины по своей сути. И он здесь никогда ничего не сделает.

Украина — это площадка для экспериментов, но, извините, украинцы не являются подопытными кроликами. Украинцы достойны иметь собственного президента, собственную власть, которая будет отстаивать наши национальные интересы. Очевидно, что ни Саакашвили, ни предыдущие министры с чужими паспортами, никогда бы не построили здесь то, что они построили у себя дома.

— Национальная полиция — это пример.

— Здесь есть большой вопрос — в чем их реформа и в чем достижение? В том, что форма изменилась? А то, что криминал есть, как и был?

— Игорь, ну это совершенно другие люди.

— Хорошо, в чем достижение Национальной полиции?

— Ну, хотя бы в том, что они по-другому общаются с людьми.

— Они не общаются по-другому. Мы видим в соцсетях много примеров, когда они произвольно действуют против граждан. Например, в четверг мы увидели под Верховной Радой «Автобляхамайдан». Слушайте, люди протестуют, пусть протестуют, чего их зачищать и бить? Это новая полиция. А, с другой стороны, полиция действует непрофессионально, и часто не может доказать свои законные требования.

— Мы говорили о временах реформ, когда этими реформами занимались грузины. Тот откат, который идет последний год — это совсем другая тема, мы же понимаем.

— У меня совершенно четкое понимание того, что реформа полиции не состоялась — она бутафорская. Мы не расследуем убийства, мы не остановили количество грабежей, у нас полиция в значительной степени осталась в виде старых кадров в новой форме. И это большая проблема.

В итоге должен констатировать, что мы должны наблюдать за политическими событиями, очень тщательно изучать и понимать, кто какие дает месседжи, кому это выгодно. Но, самое главное, иметь собственную голову на плечах, анализировать все. И не забыть припомнить тем политикам, которые занимаются этим шоу, все их грехи перед выборами.

11:14 11 Сентября 2017

Оставить комментарий

Присоединяйтесь:

Последние новости