Алексей Новиков и Вадим Дорошенко о незаконной застройке в Киеве, авторитете Кличко и беспределе полиции

Алексей Новиков и Вадим Дорошенко о незаконной застройке в Киеве, авторитете Кличко и беспределе полиции

— Вадим, я вижу, что вы — среди пострадавших. Как вы себя чувствуете? Обращались ли вы за помощью? Что вообще с вами случилось?

В. Д.: Чувствую себя хорошо, спасибо. Я провел ночь в больнице, где мне сделали рентгеновские снимки плеча, колен, головы. Потому что во время задержания выяснилось, что наша полиция не только не научилась представляться, а также она не научилась правильно заламывать руки, применять спецсредства. Залив меня и местных жителей газом, они нанесли множественные удары по голове, корпусу и так далее. Очень долго меня таскали по асфальту, жестко защелкнули наручники. На расстояние полтора километра меня везли около часа.

— Куда вас везли около часа?

В. Д.: В отделение.

— В чем вас обвиняют?

В. Д.: Мне не объясняли. Слышал, как долго решали, куда меня везти. Потом полицейские между собой долго договаривались, распределяли роли. Очень интересный момент: они распределяли роли в сцене о нападении, которое я, якобы, совершил. Как перед съемками кино: ты сделал то, он сделал это.

Кстати, нам сказали, что на троих человек завели уголовные дела.

— А на вас?

В. Д.: В том числе. Но ко мне не пришел следователь. Я вышел из больницы после обеда, подписав документ, что под свою ответственность. Конечно, чувствую себя разбитым физически, но не морально. К сожалению, полиция действует так. Не знаю, к чему это приведет и зачем это нужно. Полный непрофессионализм. Эти люди показали сейчас, что работают только на заказ, чтобы убирать активистов, запугивать местных жителей.

Те киевляне, которые активно интересуются проблемами города, знают о ситуации на Ревуцкого.

— Вы имеете в виду строительство незаконной АЗС по улице Ревуцкого.

В. Д.: Да. Дело в том, что в последние дни роль титушек исполняют полицейские. Наша так называемая новая полиция абсолютно официально исполняет роль титушек. Против пенсионеров работает полицейский спецназ, который, глядя на бумаги, решает, у кого правильные документы, а у кого – нет. Они отталкивают людей от техники и дают ей работать. По нашему мнению, это происходит для того, чтобы еще до решения суда, которое должно быть в октябре, АЗС открылась. Мы так думаем, что тогда уже будет невозможно юридически все отмотать назад.

— Мы видим на вашем лице отметины. Кто их оставил? Полицейские, которые были в роли титушек?

В. Д.: Я, как житель этого района, а не как журналист (хотя журналистская корочка часто помогала остановить беспредел полиции и титушек), участвовал в блокировке техники и работ.

— Каким образом вы блокировали?

В. Д.: Физически. Мы становились перед техникой, самосвалами, экскаваторами, чтобы они не уничтожали зеленую зону.

— Как произошла драка?

В. Д.: Около десяти вечера мы уже расходились по домам, прощались с друзьями. В этот момент мы увидели, как задерживают наших знакомых – это несовершеннолетние жители нашего района. Мы увидели, как их жестко мощные ребята в полицейской форме, но без нагрудных знаков, забрасывают в машины. Сначала побежали девушки – хотели уточнить куда и за что их забирают. Полицейские отреагировали очень странно – без слов и пояснений начали их отталкивать. Я, конечно, как мужчина, не удержался.

Технически это выглядело очень смешно. Движение рукой считает нападением на полицейского. Все происходило в течение буквально нескольких минут. Людей хватают, забрасывают в автомобиль, закрываются двери, и они уезжают.

— И вы решили жестом руки защитить девушку?

В. Д.: Я попытался погасить толчок, удар, когда понял, что девушка может полететь. Выставил руку, и полицейские, с криками «Нападение на офицера!», выскочили на меня. Я просто встал возле автомобиля, попросил сказать кто и в чем меня обвиняет. Если я совершил что-то тяжкое, я готов бы был пройти, проехать и не было бы никаких проблем.

Но там был представитель застройщика. Мы уже давно там знаем, кто есть кто.

— А кто есть кто?

В. Д.: Юрист, есть якобы прорабы. Заказчик стройки – всем известная корпорация «ОККО».

— Я вижу, что Алексей пришел с какими-то документами. Алексей, скажите, что происходит? Что это за незаконная стройка, из-за которой протестуют люди?

А. Н.: Введу в курс дела. Мы занимаемся этим вопросом с декабря 2016 года, то есть скоро будет год. Хотя я являюсь депутатом Днепровского района, ко мне обратились жители Дарницкого района в связи с тем, что перед их окнами строится незаконный объект – заправка. Я изучил информацию, встретился с ними.

По закону, жители имеют право создать инициативную группу. Они создали ее на бумаге, зарегистрировали, прописали задачи, для которых ее создавали, подали эти документы в КГГА. Есть такая процедура – местная инициатива. Когда субъектом создания решений является не депутат, а сама общественность. Мы вместе подали эту местную инициативу. Также мы подготовили несколько депутатских запросов, которые требуются для всех инстанций, принимающих участие в согласовании строительства. Мы подали запросы, чтобы получить ответы и разобраться, обоснованы ли претензии жителей, действительно ли нарушают их права. Мы получили ответы, что не соблюдены нормы, не соблюдены расстояния от жилых домов, не соблюдены расстояния от пресного водоема – там озеро Солнечное. Пожарные нормы не соблюдены. Многие организация не давали свое согласие на строительство, такие как «Киевэнерго».

Что делает застройщик? Он показывает, что Министерство регионального развития, которое утверждает строительные нормы, ему отдельным решением позволяет от норм отступить. Они говорят: «У нас все законно». Ну хорошо, а общественные слушания, а экологическая экспертиза? Ничего этого не было. Общественные слушания: просто дали объявление в какой-то газете, которую никто не читает, о том, что если есть претензии, то в течение 30 дней о них нужно сообщить застройщику. Это абсолютно неправильно и является нарушением. Поэтому создавались рабочие группы при экологической комиссии. Я ее возглавлял. Мы говорили о том, что стройка незаконная, чтобы обратить на это внимание нашего мэра.

Создавалась рабочая группа при транспортной комиссии. Потому что там также нарушение – очень близко находится место скопления людей — автобусная остановка. Мы выяснили, что в проектной документации фальсифицировали, подделали подписи, поставили сканы на цветной генеральный план строительства. Депутаты транспортной комиссии сказали, что это законная остановка. То есть идет нарушение. Им ГАСК дает предписание: в связи с тем, что не выдержано расстояние до остановки, строительство нужно приостановить и уплатить штраф.

«Гуель Парк» пишет очередное письмо на департамент транспорта. И департамент транспорта пишет, что, оказывается, остановка уже временная. Хотя до этого у нас были ответы, что она постоянная.

Кроме того, есть главный градостроительный документ – Генплан Киева. В нем не предусмотрено строительство этой заправки. Изменения в него на сегодняшний день разрабатываются, но они не внесены. По Генплану –это серьезный транспортный узел, потому что это пересечение Ревуцкого и Ахматовой. У нас есть ответы из Киевпроекта, института о том, что строительство заправки сделает в дальнейшем невозможной реконструкцию транспортной развязки, что предусмотрено Генпланом.

Я бы еще хотел сказать о грубейших нарушениях, а то я начал с мелочей. Есть красные линии – это условные линии регулирования всей застройки, за которые нельзя заходить, чтобы были свободные коридоры для развития транспорта. А они свою заправку внутри дороги обнесли красными линиями без разрешения сессии Киевсовета.

Самое главное, что целевое назначение земли застройке не соответствует. В начале 2016 года я сам голосовал за отвод участка «Гуель Парку» под реконструкцию сервисного строения обслуживания пассажиров и водителей транспорта. Раньше там была стоянка. Что может быть сервисным строением? Будка, мойка, что угодно, но не заправка. Они же говорят, что все можно. То есть подвох был изначально. Если вы честные бизнесмены, как заявляет «ОККО», если вы оказываете какую-то помощь бойцам АТО, то, пожалуйста, будьте честными и с общественностью. Скажите: «У нас есть намерение отвести участок под заправку». Вы в чем-то нарушаете? Так войдите в диалог с людьми.

АЗС, ОККО, Ревуцкого

В. Д.: Я прошу прощения, но это компания – оккупант. Она до сих пор работает в Крыму. Хозяин «ОККО» активно поддерживает позицию России и т.д.

Но по факту, чуть ли ни из туалета на стоянке они сделали заправку, которая угрожает экологии района. Со всеми возможными нарушениями

— Вы говорите, что обращались к мэру. Как он отреагировал?

А. Н.: Мы инициировали встречи рабочих групп, на которые ходил Кличко. Были такие ситуации, когда Кличко вроде бы звонил руководству «ОККО» и говорил приостановить строительство. А вдруг законно? Давайте разберемся. Мы согласны, вдруг и правда законно.

Но ничего не приостанавливалось. Потом уже были проведены встречи в кабинетах КГГА на которых присутствовали общественность, руководители профильных департаментов и представители застройщика. Ну, вот каков авторитет мэра. Застройщик говорит: «Вы знаете, это ваше право, право громады – судиться. Наше право – строиться».

В. Д.: Кличко для них не авторитет.

— Кто для них тогда авторитет? Тогда это «крыша» какая-то, если даже полиция бьет людей, Кличко не может ничего сделать. Кто в этом заинтересован?

А. Н.: Могу поделиться своими наблюдениями. Еще нет и двух лет, как я являюсь депутатом. Но я считаю, что у нас мэр без авторитета. Если бы он реально, а не на камеры, позвонил и сказал, что нужно остановить строительство, его бы остановили.

— Почему мэр этого не делает?

А. Н.: Заинтересован. В целом у нас такая система чиновников, депутатов, что они работают, как шахтер, который идет в забой, выбирает всю руду и его не интересует, что будет потом. Так они смотрят на Киев, на Украину – как на сырьевой придаток. Его семья живет за границей, окружение тоже стремится там жить. Им нет смысла тратить свою жизнь на развитие нашего города.

У нас нестабильная ситуация в стране. Есть агрессор. В Киеве жить неспокойно. Но основная война и подрыв нашего авторитета идут изнутри. Когда полиция за счет налогов украинцев идет против них же.

Это отряд специального назначения по устранению неугодных людей, которые что-то знают. Возьмем нашу ситуацию: члены инициативной группы борются законно, открыто просят о помощи. Троим из них наложили аресты на квартиры. Не в Дарницком районе, а в Святошинском подавали десять раз заявку на судью, потому что система не давала нужную фамилию. Но потом нужный судья с первого раза накладывает арест без их присутствия. Сейчас, конечно, это оспаривается в коллегии апелляционного суда.

Сейчас такая ситуация с безвизом, что если пойдут жалобы на нарушения прав людей, то Украину могут лишить привилегий.

— Какой выход? Что вы планируете делать дальше?

А. Н.: В данной ситуации идет круговая порука: куда мы жалуемся, там поддерживают своих подельников. Мы будем обращаться к замглавы Администрации президента Валерию Кондратюку, который контролирует направление по соблюдению закона правоохранительными органами.

материалы рубрики
«Петя, ты — не буйвол»: Пальчевский рассказал, почему Порошенко не стоит рассчитывать на фальсификации Politeka on-line
«Петя, ты — не буйвол»: Пальчевский рассказал, почему Порошенко не стоит рассчитывать на фальсификации
Роман Насиров рассказал о своем шоке от работы в Раде: «никто не живет на зарплату» Politeka on-line
Роман Насиров рассказал о своем шоке от работы в Раде: «никто не живет на зарплату»
«Исполнителей ищут среди криминала»: Билецкий рассказал о провокациях, которые готовит власть Politeka on-line
«Исполнителей ищут среди криминала»: Билецкий рассказал о провокациях, которые готовит власть