О ключевых тенденциях настроения украинского электората, технических кандидатах, важности отдельных участков, доверии к соцопросам, новых лицах в политике и их шансах рассказал гость Politeka Online Александр Москалюк, политический аналитик.

Относительно тенденций свежих соцопросов

Первая тенденция — антирейтинг политиков и партий продолжает быть больше их рейтинга. Цифры довольно низкие. Я бы смотрел не исключительно с точки зрения рейтингов, а с учетом выборов в ОТГ. Была победа “Батькивщины” с рекордными показателями. Эту тенденцию мы можем зафиксировать — “Батькивщина” как политическая партия, которая пока что имеет довольно большую поддержку. Далее можно увидеть еще несколько важных тенденций. Это тенденция небольших разрывов между политическими силами. На это нужно обратить внимание в контексте того, что борьба за места в Центральной избирательной комиссии идет не просто так, а именно потому, что на выборах — и президентских, и на парламентских — каждый голос может оказаться решающим.

В истории много таких примеров, когда какой-то отдельный избирательный участок решал судьбу выборов. Достаточно вспомнить случай США в 2000 году — гонку между Альбертом Гором и Джорджем Бушем.

Популярные статьи сейчас

Лохматая Лорак вызвала недоумение внешностью в реальной жизни, разница огромная: "Сварщик"

Беременной жене Павлика внезапно стало плохо, пришлось менять планы: «Очень боюсь»

ЧП на железной дороге: людей вырезают из искореженного авто, кадры жуткой аварии

Онкология забрала жизнь звезды «Сватов», известного актера любили миллионы: подробности трагедии

Жен 91-летнего Чапкиса показали в Сети, как они выглядят и кого уже нет в живых: "Моложе на 51 год"

Показать еще

Еще одна тенденция связана с партией “Слуга народа”. Существует ли такая политсила, входит ли она в рейтинг? Можно это рассматривать с точки зрения политических технологий как способ забрать рейтинг у определенных политических сил. Например, создают партию, которая благодаря популярным месседжам забирает часть электората. В свое время у нас была Коммунистическая партия Украины, а перед выборами создали еще одну партию, которая называлась КПРС — Коммунистическая партия рабочих и селян. Понятно, что какой-то процент она отбирала.

Нужно учитывать, что даже незначительные проценты в рамках парламентских выборов могут иметь решающее значение. У нас высокий избирательный барьер, — а 5% — это очень высокий, во многих странах значительно ниже или вообще отсутствует. Только в Германии, России и Турции избирательный барьер выше, в остальных странах — ниже. Это дает возможность обновляться парламенту и запускать функцию ротации элиты.

Возможны технические партии. В определенной степени можно рассматривать партию “За жизнь” как таковую, которая пытается забрать на себя часть рейтинга Оппозиционного блока, выступать отбирателем голосов. Такая практика всегда существовала, использовалась в Украине, модель технических партий апробирована. Более того, мы можем даже пойти дальше — вспомнить, когда появлялись кандидаты, у которых были такие же фамилии, как и у других кандидатов. Были попытки в законодательстве как-то ограничить таких технических кандидатов, но нельзя найти юридический инструментарий. Человек всегда может сказать: “Подождите, я хочу стать президентом, почему вы имеете право меня ограничивать только на основании моей фамилии, которая такая же, как фамилия другого кандидата?” Были даже одинаковые фамилии, имена и отчества.

Относительно репрезентативности самих опросов

Еще одна тенденция, исходя из этого всего — за этот срок, который остается до парламентских выборов, а это больше года, все может существенно измениться. В итоге вывод такой, что если посмотрим, как социологи работали на последних выборах не в Украине, а в США, Великобритании, Франции, то мы увидим, что в действительности социология как наука где-то потерпела серьезное поражение и разочарование со стороны общества. Если раньше социологию могли рассматривать как способ воздействия на электорат, то после победы Трампа, которую никто не прогнозировал, после ситуации с Брекситом, когда противоположные результаты ожидались, после того, как фактически неожиданностью стало президентство Макрона, конечно, нужно осторожно относиться к любым рейтингам.

Нужно понимать, как проводятся опросы, получать больше информации. Приведу гиперболизированный пример, благодаря которому можно четко увидеть тенденции. Например, происходит социологический опрос в Российской Федерации “Хотите ли вы, чтобы Крым оставался российским?” Как проводят этот опрос? Звонят и спрашивают. В результате просто фантастическая поддержка того, чтобы якобы Крым был в составе РФ.

Но ведь мы прекрасно понимаем, что когда неизвестные люди звонят, то человек в условиях авторитарного режима всегда будет говорить тот ответ, на который рассчитывают.

Может иметь значение даже то, на первом или на втором месте политическая партия в рамках опроса. В свое время проводилось исследование, как влияет порядок расположения ответов на вопросы на результаты референдума. Социологи пытались доказать, что это тоже влияет в пределах нескольких процентов. А что такое несколько процентов, когда мы говорим о рейтинге политических сил, в котором незначительные отрывы?

Относительно тенденций возникновения новых партий перед выборами

У нас еще не структурирована политическая жизнь, поэтому отсутствует такая практика, как, например, в Великобритании или Германии, где есть четко две партии, которые между собой спорят. Но мы видим, что сейчас и там появляются другие политические силы. Давайте вспомним Францию: Макрон победил, не будучи представителем одной из двух крупнейших политических партий. Его партия новая, была создана за год до президентских выборов.

Если французы, у которых была традиция с Пятой республики, изменили свои подходы к пониманию политической жизни, то Украине, которая не имеет политической традиции, нельзя говорить о том, что это будет определяющим фактором выборов. Более того, это тенденция не только Франции, что появляются новые лица из свежих политических партий.