5 февраля  произошли два события, которые будут иметь далекоидущие последствия для будущего Украины. Об этом рассказал в материале для "Хвиля" журналист Сергей Лямец. 

Первое — Комитет Рады по свободе слова одобрил закон «О медиа», который лично я называю «закон о затыкании ртов». Этот закон позволит властям блокировать и отключать неудобных журналистов и блогеров от профессии.

Второе событие — это обыски СБУ на студии «1+1». Очень символично. Ну очень.

Шокирует хотя бы то, что разработчик закона «О затыкании ртов» — глава Комитета Верховной Ради Украины по вопросам гуманитарной и информационной политики Александр Ткаченко, который еще вчера занимал пост генпродюсера «1+1». Человек, который при малейшем нажиме властей тут же вопил «помогите» на весь медиа-рынок, и получавший поддержку — сегодня готовится к роли главного гестаповца. Точно говорит народная мудрость: «Не копай яму своему ближнему, сам туда попадешь». Ткаченко еще не попал в яму. Но я надеюсь, что как минимум протрезвление наступило в лагере Игоря Коломойского, который продвигал и Александра Ткаченко, и Андрея Богдана. А зная Коломойского, яма для павликов морозовых не за горами.

Популярные статьи сейчас

Страшной смертью погибли звезда спорта с женой и тремя детьми: кадры с места адского ЧП

Романенко рассказал, почему украинцы бунтуют под окнами Зеленского: "Нужно уничтожить..."

Кароль, Никитюк и другие звезды, у которых не сложилось в личной жизни: топ одиноких красоток

Главное за ночь: трагедия в семье Зеленского, новый отвод ВСУ и пощечина Путину

Показать еще

Просто удивляет, что СБУ решилось публично атаковать телеканал, без которого Владимир Зеленский не стал бы президентом, а Иван Баканов — руководителем СБУ.

Впереди у нас голосование Верховной Рады за закон «О медиа». Оно наверняка состоится. Не факт, что законопоект соберет нужное количество голосов. Но я уже знаю, кто за него будет голосовать. Это все «соросята» и все представители «группы Зеленского». Дальше — варианты.

Для тех народных избранников, которые не определились, я поделюсь своими соображениями о законе «О медиа». По предложению Наташи Влащенко я посетил одно из заседаний Комитета по свободе слова, которое комитет устроил, чтобы соблюсти приличия. Если вы знакомы с кухней, то прежде чем задвинуть резонансный закон, проводят так называемое «общественное обсуждение». Это обсуждение никогда и ничего не меняет. Зато потом законодатели, которые закручивают гайки, на любые претензии в свой адрес показывают пальцем на эти мероприятия и говорят: «Мы с обществом обсудили, все учли». Врут, конечно. Примерно то же самое сделал Комитет по свободе слова, и я имел очень полезный опыт на этот счет.

Вот что нужно знать, чтобы понять суть закона «О медиа».

1. Я лично вел беседу c создателями законопроекта. Это депутаты Александр Ткаченко и Никита Потураев, их помощники и группа грантоедов — например, сотрудничающих с изданием «Детектор Медиа». Депутаты выслуживаются перед Офисом президента, грантоеды уже осваивают гранты и очень рассчитывают войти в состав управляющих органов будущего Медиа-Гестапо. Даю вам гарантию 100% — никто из них не собирается учитывать мнение со стороны. Они не дураки и четко знают, что делают. Поэтому можете не взывать к их разуму, совести и так далее. Они готовы лгать, выкручиваться, выдавать желаемое за действительное, прикрываться международными и другими органами. Так предают настоящие мастера своего дела.

Вывод: якобы законными процедурами — когда мы пытаемся повлиять на закон в ходе обсуждения — вопрос не решится. Нужно «сбивать его» альтернативными методами, а потом вводить нормальное регулирование. Регулирование, но нормальное.

2. Создатели закона продвигают публичную легенду: закон «О медиа» требуют от нас европейцы. Это — неправда. Европейцы требуют от нас урегулировать сферу аудиовизуальных услуг, потому что так ЕС хочет бороться с пиратством. Все остальное — работа медиа, блогеры и все прочее — европейцев вообще не волнует. Но им, честно говоря, совершенно все равно. Я видел их выходящими со встречи с Ткаченко и Потураевым. Они излучают железную логику: если вы, украинцы, хотите внедрить Медиа-Гестапо, это ваше дело, просто дайте нам то, что нужно нам. Так что взывать к европейцам бессмысленно. Они уже выразили свою озабоченность и все такое. Это все телодвижения на уровне соблюдения приличий, чтобы потом в их адрес не слали проклятия. А так — просто пох..

Вывод: никакой поддержки Европы нет. Но Европа за наши права драться не будет. Только мы можем защитить себя.

3. Откуда же дует ветер? Тут все очень просто. Все мои источники показывают в сторону Офиса президента. А именно, в сторону Кирилла Тимошенко и Андрея Богдана. Как оказалось, эти парни регулярно выпадают в осадок от разного рода информационных провокаций. От Джокера, Темного рыцаря, от публикации переписки Яременко с проституткой, от слухов о драке Богдана и Баканова. Ну и все такое. Поэтому они, не долго думая, решили все запретить. Парадоксально, что на все это повелся Зеленский, которого население страны любит. Зеленский не испытал и десятой доли того негатива, который приняли на себя Янукович, Порошенко, Азаров, Яценюк и другие видные люди. Но никто — ни кровавый Янукович, ни лживый Порошенко — не решились закрыть свободу СМИ. И только Зеленский, по которому и негатива-то нет — решился. Как я это объясняю для себя? Как одно из двух. Первый вариант — что боится не Зеленский, а его окружение, а президент прогнулся под свое окружение. В этом случае он слабак и недальновидный политик. Почему? Объясняет второй вариант — эти люди не понимают, что сегодня при власти они, а завтра — их конкуренты. А в сложные времена медиа реально решают вопрос. Человека или бизнес, которых защищают медиа, не так просто сожрать. Если перекрыть воздух этому инструменту, не будет больше ни Зеленского, ни Тимошенко, ни Богдана. Если они собираются жить в Украине, конечно.

Вывод: единственный, кто может прийти в себя, — это президент Зеленский. Но судя по ситуации с «пленками Гончарука», я все меньше сомневаюсь, что в этой стране есть президент.

4. Как это будет работать. Уже существующая Нацрада по телевидению и радиовещанию превратится в Медиа-гестапо. Она будет регулировать не только сотню телеканалов и пару сотен радиостанций, но и:
— больше 3000 печатных СМИ
— порядка 18000 онлайн-СМИ
— тысячи профессиональных блогеров в Facebook, YouTube, Instagram
— 37 миллионов простых граждан Украины, которые думают, что их этот закон не касается.

Понятно, что Медиа-Гестапо не сможет контролировать все, что делают медиа в режиме реального времени. Для этого нужен искусственный интеллект, для этого нужны Big Data и огромный штат. Всего этого в нищей Украине нет. И никакого желания создавать мегаструктуры у власти нет. Поэтому я делаю единственный логичный вывод — наказания будут происходить выборочно, в ручном режиме. Первыми под нож пойдут анонимные Телеграм-каналы вроде «Джокера» или «Темного рыцаря», а также неудобные СМИ вроде Страна.ua, телеканалов Медведчука и прочее. Потом дойдут до блоггеров вроде Дубинского или Скрыпина.

Я сейчас не защищаю Медведчука, но в последнее время я склоняюсь к интересному выводу: они должны присутствовать в информационном поле Украины. В условиях, когда «1+1» и каналы Пинчука поддерживают избранного ими Зеленского, когда «Украина» Ахметова стал родными домом для Офиса президента и для правительства, когда «Интер» Левочкина уже много лет переживает клиническую смерть мозга, в Украине не остается других телеканалов, где можно было бы высказать критику в адрес власти. Я сам хожу на ZiK и «Наш» не потому, что меня подкупил злобный Медведчук или коварный Мураев, а потому, что там я могу высказать свое мнение. Как только мне не разрешат этого делать, я больше туда ни ногой. Поэтому каналы Медведчука должны работать, как и каналы Порошенко, хотя мне очень не нравится Порошенко. Из всех ветвей власти, медиа максимально близки к людям. Хотя бы потому, что десятки тысяч журналистов — это преимущественно люди с неустроенным бытом, которые точно так же пытаются выжить, как все прочее население Украины.

Излишне говорить, что контролировать Медиа-Гестапо хотят Ткаченко и Потураев. Даже если не они лично окажутся в руководстве Нацрады, посмотрите. Это они хотят засунуть туда свои руки. Ну и конечно, ими хотят кукловодить Тимошенко и Богдан. Представьте себе это как куклы, надетые на пальчик — и получите картирку в красках.

Вывод: я вообще против разного рода гестапо в стране, где не работают суды и не защищены права граждан. В такой ситуации любой закон «О медиа» — это просто одно из имен диктатуры.

5. Помимо Медиа-Гестапо, будут Медиа-Полицаи. Эти люди будут делать вид, что они представляют интересы всех журналистов Украины. На роль Медиа-Полицаев претендует так называемая «общественность». Это общественные организации (ГО-шки), которые финансируются за счет грантов западных доноров. В частности, они сидят на грантах Евросоюза, продвигая контроль сферы аудиовизуальных услуг. А возможно, на грантах США по борьбе с коррупцией или российской агрессией, или по защите сексуальных меньшинств или гендерных прав женщин, испытывающих насилие в инклюзивных семьях. Как бы там ни было, именно такие грантоеды вошли в общественные советы при ГПУ, НАБУ, ДБР, министерствах. Сегодня они обложили власть со всех сторон и защищают власть от вопросов со стороны реального общества — не «общественности». И пока власть делает то, что нужно — грантоеды будут ее прикрывать. Словами Глеба Жеглова, так возникло преступное сообщество, в простонародье именуемое «шайка», а в современных украинских условиях — «Соросята». Закон «О медиа» и прочая муть — это их рук дело.

В случае с законом «О медиа», грантоеды создадут некую новую общественную организацию, а потом устроят такие выборы руководящих членов, что в руководстве организации окажутся эти самые «соросята». После этого система замкнется. Общественная организация «журналистов» будет говорить Медиа-Гестапо, какие СМИ в Украине правильные, а какие неправильные. Кого надо загнать под плинтус, а кому позволить быть. А уже Медиа-Гестапо будет карать. На любые нападки в свой адрес оно будет с чистыми глазами показывать на «журналистов» — дескать, вы сами так решили.

Вывод: не люблю полицаев. Такая мерзкая порода людей, которые готовы ради куска сала стрелять в своих. Фу.

5. Вы простой человек, вы просто постите котиков и иногда ругаете коррупционеров. Ржете над депутатом, который рекомендует продать собаку, чтобы заплатить за коммуналку. Вы думаете, что это не ваша война, она вас не коснется. Так вот, ВЫ ОШИБАЕТЕСЬ.

Закон «О медиа» выписан таким образом, что любой человек в Украине является медиа. Как только вы сказали что-то нескольким людям, даже не в особо публичном месте, даже написав это слово на заборе — вы подпадаете под действие закона «О медиа». Рекламисты, политики, ученые, скабрезники, подписчики Facebook, Instagram, Tik Tok, сайтов знакомств, Телеграм-каналов — все это медиа. Вы, рекламирующие свои услуги по депиляции или пошиву шарфиков — вы медиа. Сегодня вы пользуетесь неограниченной свободой писать почти все, что хотите. Как только примут закон «О медиа» — вы под колпаком. При желании, вас оштрафуют и трахнут на основании совершенно бесстыдно выписанных норм закона «О медиа». Потом вы будете злиться, скрипеть зубами, критиковать, возмущаться — но поезд уйдет. Как он ушел в России, где сажают в тюрьму за лайк в Фейсбуке. Вы думаете, в свободной Украине, стремящейся в Европу, такого не может быть? Если вы так думаете, знайте: вы бредите. Прямо сейчас грантоеды и депутаты без совести делают это. В вашей стране. Якобы от вашего имени. Якобы обсудив с вами.

Вывод: граждане страны обязаны прийти в себя и включиться в обсуждение точно так же, как журналисты.

6. Закон «О медиа» — еще полбеды. Банковая играет двумя руками. Одна рука протягивает закон «О медиа», и здесь подряд выполняют Ткаченко и Потураев. Вторая рука толкает закон «О дезинформации» через министра культуры Бородянского. Если закон «О медиа» — это история о павликах морозовых от медиа, то закон «О дезинформации» — чистой воды медиа-геноцид. Штрафы, отлучение от профессии и — для самых непонятливых — тюремные сроки. Думаю, в конечном итоге тюремные сроки уберут, якобы прислушаются к мнению журналистов. Но это мало что изменит. Штрафы и отлучение от профессии — сами по себе очень увесистые дубины.

Применять эти дубины будут в зависимости от того, какой является доминирующая идеология в стране. С вероятностью 99%, этими дубинами получают по голове и Ткаченко, и Потураев, и Бородянский. Но лично мне от этого ни холодно, ни жарко. Меня не волнуют судьбы этих людей. Меня волнует судьба индустрии, в работу которой и без того лезут всякие шариковы.

Вывод: эти два закона нужно рассматривать только пакетом. В идеале — рубить их также пакетом. Одновременно с увольнением Ткаченко, Потураева, Бородянского, Кирилла Тимошенко и Богдана.

7. Закон «О медиа» имеет массу технических недоработок. Я говорил о них на встрече в комитете. Меня слушали. Я видел, что разработчики осознают, о чем идет речь. Но менять не собираются ничего. Потому что не стоит задача принять сбалансированный закон. Банковая хочет получить дубину против информационного рынка.

Вывод: закон нужно «проваливать», а потом начинать разрабатывать новый — но уже в составе совершенно новой группы. В этой группе должны быть действительно уважаемые журналисты и маститые юристы, а не пара депутатов и грантоеды.

Вместо главного вывода. Как мы знаем, у нас в парламенте сидит моно-большинство. Им руководят, как оказалось, кто угодно, но не граждане Украины. Пинчук, Коломойский и кто там еще. Вполне возможно, что даже атакованного сегодня Коломойского уговорят дать голоса своих депутатов за этот закон. Я все к тому, что закон «О медиа» могут протянуть через парламент.

Если это произойдет, существует запасной план действий. Не буду светить. Но я уже готов морально. Хотя, есть еще расчет на чудо и на то, что депутаты «Слуги народа» проголосуют «против».