Ярослав Арсирий о перспективах Саакашвили и необходимости перемен в стране (видео)

Ярослав Арсирий о перспективах Саакашвили и необходимости перемен в стране (видео)

— Ярослав, хочу начать разговор с популярной в украинском обществе темы — лишения украинского гражданства Михаила Саакашвили. На ваш взгляд, почему Петр Алексеевич решил это сделать?

— Я считаю, что в украинском политикуме борьба не заканчивается даже после финиша парламентского сезона. И, конечно, тот факт, что решение о лишении гражданства Михаила Саакашвили появилось именно летом, и то, как это произошло, указывает на то, что все было подготовлено заранее. Напомню, что состав комиссии при президенте, которая принимает решения, был изменен.

Момент был выбран именно такой, когда внимание граждан сосредоточено на вопросах отдыха, они не следят за политической жизнью. Поэтому я считаю, что это очередное проявление политической борьбы между президентом, который, кстати, очень профессионально сделал этот ход, подведя под принятие этого решения юридическую основу, и таким известным политиком, как Михаил Саакашвили. Его карьера на этом точно не закончится.

— Вы намекаете на то, что Порошенко увидел в Саакашвили в конкурента? Но его партия «Движение новых сил», согласно социологическим опросам, не достигает и 5%, она где-то на уровне 2%. И сам Саакашвили не может быть в Украине ни народным депутатом, ни президентом. Тогда почему президент увидел в нем конкурента?

— Я считаю, что результаты социологических исследований в отношении партии Саакашвили и его личный рейтинг — это очень разные вещи. Личный потенциал политика Саакашвили действительно вызывает у Порошенко опасения относительно наращивания его рейтинга. Кроме того, Саакашвили в начале лета объявил о создании так называемых штабов совместного действия, куда он пригласил те политические силы, которые считают себя оппозицией к действующей власти. Я считаю, что именно эти попытки объединить оппозицию и стали катализатором для определенных действий со стороны президента.

— А как вы думаете, что будет с самой партией? Вернется ли все же Саакашвили в Украину?

— После революции 2014 года множество иностранцев были приглашены на руководящие должности. Это видно и по членам первого состава правительства, и тем, кто остался или позже присоединился ко второму составу правительства, к тем реформам, которые проходят в Украине.

Я считаю, что это имеет несколько причин. Во-первых, и у президента, и у тех людей, которые ему советовали, была попытка найти людей, которые бы не находились под влиянием местных олигархических групп, политиков, давно отстроивших для себя инфраструктуру в парламенте. Я имею в виду подконтрольных им нардепов, группы народных депутатов, а возможно, и фракции. А также бизнесменов, которые не являются политиками, но мощно влияют на политическую ситуацию в стране. Президент и те люди, которые пришли вместе с ним, пытались найти людей, которые лишены этого влияния.

Но есть и другая сторона, которая, я считаю, недооценивается сегодня. Наши западные партнеры в первую очередь заинтересованы в быстрых трансформациях, которые, по их мнению, позволили бы Украине быстрее двигаться им навстречу. С другой стороны, они хотят создавать необратимый фундамент преобразований. Поэтому я считаю, что на Западе Порошенко и его окружению могли сознательно советовать каких-то политиков, специалистов, которые, с их точки зрения, уже имели положительный бэкграунд, в частности, как Саакашвили, который имел опыт реформ в Грузии.

Другой вопрос, будет ли существовать в Украине партия, созданная Саакашвили, без лидера. Я считаю, что если партия создается на идеологической почве, у этой партии есть принципы, которые разделяют ее члены, тогда даже временное или, не хотелось бы об этом говорить, постоянное устранение лидера партии не должно повлиять на ее развитие.

Но вопрос в другом: есть ли в Украине идеологические партии. К сожалению, мой двадцатилетний опыт доказывает, что практически все партии до этого времени создавались либо под лидера, либо под конкретную цель: пройти в парламент, создать небольшую фракцию и достичь какого-либо влияния на исполнительную власть. Никто в Украине не ставил себе цель создать партию в том виде, в котором они существуют на Западе. Там партия – это постоянный член политической борьбы, который несмотря ни на что идет к той цели, которая заложена в программе партии.

Как вы оцениваете «Движение новых сил»? Они могут стать такой партией?

— К сожалению, нет. Я критически отношусь не к личности Михаила Саакашвили, я его уважаю за тот опыт, который он имеет, и за те шаги по трансформации Украины, которые он декларирует и делает, хочу в это верить, от чистого сердца.

Но мне кажется, что «Движение новых сил» сосредоточило свое внимание только на преодолении коррупции. Это очень мало для того, чтобы трансформировать нашу страну до такого состояния, какое мы хотели бы, потому что, на мой взгляд, коррупция – это следствие неэффективной системы государственного управления.

— Хорошо, а вы, как заместитель главы партии «ОСНОВА», считаете, что ваша партия идеологическая? Она конкурентна для существующих партий? И в чем именно она будет полезна для украинцев?

— Мы надеемся на то, что цель, которую мы перед собой ставим — трансформация страны и государственных институтов — поможет Украине стать конкурентоспособной страной.

— А каким образом вы собираетесь это сделать?

— Трансформировать институты государственной власти через принятие новой Конституции Украины.

— Чем вас не устраивает сегодняшняя Конституция?

— Я считаю, что действующая Конституция Украины — это продукт компромисса между теми политическими силами, которые влияли на ее принятие. Вспомните, у нас Конституция принималась всегда в моменты острейшей политической борьбы. В это время на ее изменение влияли несколько политических сил, достигая компромисса, который создавался в парламенте, но не среди народа. А я считаю, что по крайней мере два раздела Конституции, права граждан и обязанности, должны широко дискутироваться и быть понятными для всех.

— Какие еще изменения в стране ваша партия считает целесообразными?

— Второй пункт предложенных нами изменений — это создание таких экономических условий в Украине, которые были бы конкурентными с нашими странами-соседями. Мы стремимся наладить условия ведения бизнеса таким образом, чтобы западным и отечественным инвесторам хотелось здесь строить свои заводы, высокотехнологичные предприятия. То есть создать конкурентную среду здесь, в Украине.

И третий пункт, без которого невозможна реализация трансформации — нам нужно будет решить вопрос отношений центральной власти и власти общин. То есть децентрализации. Хотя я бы очень осторожно этим термином пользовался, чтобы ни у кого не возникло желания провести параллель между вопросами децентрализации и федерализации. Безусловно, когда мы говорим «децентрализация», то имеем в виду распределение полномочий между центральными органами исполнительной власти и общинами как теми звеньями, которые образуются непосредственно гражданами.

— Как вы думаете, вам хватит времени донести все это людям до начала выборов?

— Если выборы состоятся, когда это предусмотрено, в 2019 году, то мы имеем все шансы привлечь к этому времени достаточное количество сторонников.

— Хочу еще услышать ваше мнение относительно того, что 28 июля Трамп назначил Джона Келли новым главой своей администрации. Какие последствия это имеет для Украины, что может измениться?

— Я считаю, что замена Райнса Прибуса на Джона Келли не имеет отношения непосредственно к ситуациям, связанным с Украиной. Это внутренняя политическая борьба в Соединенных Штатах Америки. Как вы, возможно, знаете, главная задача, которую должен решить за полгода бывший глава администрации, это проведение через Конгресс изменения медицинской реформы, которую Обама принял, так называемой Obamacare. К сожалению, он с этим заданием не справился, не смог собрать достаточное количество голосов. Я считаю, что именно это, то есть невозможность выполнить поставленную задачу, было, наверное, последней точкой для Трампа в принятии решения. Понятно, что, как руководитель страны, президент, он хочет видеть на такой ответственной должности, как руководитель администрации, результативного менеджера. Я думаю, именно в этом заключаются его надежды на Джона Келли.

Вы же помните, что Келли был руководителем военной операции ВВС США в Ираке, его имидж в американской политике очень весомый. Я думаю, что Трамп делает ставку на то, что Келли сможет, благодаря своему позитивному имиджу, быть конструктивным коммуникатором, как с демократами, так и республиканцами.

Украине в любом случае нужно расширять перечень лиц, с которыми мы контактируем в Соединенных Штатах Америки. И та досадная ошибка, которую совершила наша администрация, общаясь во время избирательной кампании только с демократами – хороший пример того, что никогда в политике нельзя делать ставку только на одного человека, на одну политическую силу.

— Как ваша партия «ОСНОВА» видит партнерство с США? И как вы оцениваете работу МИД в этой сфере?

— Партия не является субъектом международного права. Мы можем налаживать какие-то отношения с теми политиками Соединенных Штатов Америки, которые могут быть полезны с точки зрения обмена опытом. Но мы точно не можем и не будем выстраивать отношения в обход официальной позиции страны, которую представляет Министерство иностранных дел. Да, у нас, и у меня лично, есть много вопросов относительно результативности Министерства иностранных дел и того, достигают ли они тех целей, которые им ставит правительство и президент. Я считаю, что они действуют, я бы не хотел говорить «непрофессионально», но весьма неэффективно. Это будет точное определение их позиции.

— Если говорить о США, то на прошлой неделе они проголосовали за усиление санкций в отношении России. Как это повлияет на дальнейшую ситуацию в Украине?

— Сама редакция этого документа, а точнее предусмотренные в нем механизмы, интересна тем, что практически в первый раз в законе указана норма, которая поручает финансовой разведке США в течение, кажется, 180 дней, то есть после вступления в действие, собрать информацию в отношении финансовых активов высшего руководства Российской Федерации, а также тех бизнесменов, которые имеют непосредственное отношение к этому руководству.

Там такие формулировки, которые обозначают круг лиц, фактически сегодня принимающих или оказывающих решающее влияние на те решения, которые принимаются в России. Я считаю, что именно такая формулировка и стала тем раздражающим фактором, который вызвал у России такую неадекватную реакцию.

Для нас интересно, что США заняли очень жесткую позицию. Я считаю, что принятие этого закона является доказательством того, что по крайней мере в администрации Трампа решили непосредственно вмешаться в эту ситуацию и пытаться ее решить. И приезд в Украину Курта Волкера, и его действия подтверждают эти догадки.

Какой будет реакция России, увидим в ближайшее время. Эти 180 дней быстро пролетят. Здесь есть два возможных варианта: или соглашение с этим влиянием, то есть шаг назад, на что мы все надеемся; или повышение ставок, то есть возможность, как всегда, показать свою силу. Я имею в виду военную, ибо экономическую, к сожалению, Россия продемонстрировать не может…

материалы рубрики
Пальчевский рассказал о подводных камнях Евровидения-2019: «это очень опасно» Politeka on-line
Пальчевский рассказал о подводных камнях Евровидения-2019: «это очень опасно»
Дело против Порошенко: стали известны важные детали, «начинается новая эпоха» Politeka on-line
Дело против Порошенко: стали известны важные детали, «начинается новая эпоха»
Названы главные приоритеты Зеленского по инфраструктуре: что будет с «Укрзализныцей» Politeka on-line
Названы главные приоритеты Зеленского по инфраструктуре: что будет с «Укрзализныцей»