Игра на выбывание, или Кому достанется шкура российского медведя

17:44 23 Октября 2015

Пока Владимир Путин продолжает внушать всем страх возможным применением ядерного оружия – этим объясняется в основном пассивность и робость западных лидеров, от Вашингтона до Берлина, они же демонстрируют активность и смелость в подготовке к переделу сфер влияния, после того как региональная держава исчерпает свои ресурсы. Кроме того что Китай уже получает от России часть ее территории, Пекин готовится занять место Москвы в G8. Интрига ведущейся большой игры даже не в сроках – когда РФ в ее нынешних границах прекратит существование, а в том, кто заполнит вакансию регионального лидера

В группу G7, которая представляет собой закрытый клуб, входят США, Канада, Великобритания, Германия, Франция, Италия и Япония. Примечательно, что впервые лидеры шести государств западного мира (в отсутствие Канады, присоединившейся годом позже) собрались осенью 1975 года, через несколько месяцев после подписания 1 августа Хельсинкского заключительного акта, закрепляющего политические и территориальные итоги Второй мировой войны.

В 1997 году, через шесть лет после поражения СССР в холодной войне, в целях неформального подтверждения новой геополитической реальности, состоялось оформление G7 в G8. Российская Федерация получила одновременно моральную компенсацию за потерю 12 союзных республик и аванс на будущее – ни на что не влиять, но набирать политический вес для решения экономических вопросов в кругу ведущих мировых держав. Когда весной 2014 года РФ нарушила целый ряд международных договоров аннексией Крыма, ее членство в Группе восьми было прекращено.

Собственно, ничто не мешает G7 сохранять статус-кво и не принимать новое государство в свой узкий круг. Однако с учетом новой реальности, в которой одну из ведущих ролей играет Китай, существует вероятность того, что в обиход вернется формат G8. Ожидаются два информационных повода: 40-летие первой встречи в верхах Группы шести, прошедшей 15-17 ноября 1975 года, или 40-летие образования Группы семи 27-28 июня 1976 года. Но можно обойтись и без соблюдения таких формальностей. Тем более что специально, по случаю годовщины, саммит проводиться не будет.

Достаточно задаться вопросом, какая страна входит в число трех крупнейших экономик мира, но не является членом закрытого клуба ведущих мировых держав. И получить ответ – это Китай, который находится в компании США и Японии. Кроме того, зафиксировать статус G7 в ее классическом варианте – это значит не воспользоваться шансом лишний раз показать Кремлю его место на карте. А сейчас от таких предложений не принято отказываться.

И еще: так как G7 – это не Лига чемпионов, где право играть нужно подтверждать каждый год, в «Большой семерке» по-прежнему находится Италия, которую по большинству экономических показателей превзошла Бразилия, а Индия наступает на пятки. Так что G8 – быть. С Китаем. Но не G10 с Бразилией и Индией.

Еще одно место, которое освободит РФ в международных организациях, – это Совет Безопасности ООН. План создания Организации Объединенных Наций рождался в ходе Второй мировой войны и является пережитком послевоенного раздела мира, в котором принимал участие один диктатор – Иосиф Сталин, а другой – Адольф Гитлер – при всем желании не смог бы потребовать для Германии кресло, занимаемое Францией. Великобритания, Китай, РФ, Франция, США – так выглядит состав постоянных членов Совбеза ООН, который отвечает в мировом масштабе за поддержание международного мира и безопасности. Но именно бездеятельность ООН и его Совета Безопасности в исполнении уставных задач – поддержание мира во всем мире – позволяет мировому сообществу так же считаться с ним, как он учитывает мнения пострадавшей стороны во многих конфликтах послевоенной истории. Потому ООН и продолжает существовать, но ни на что не влияет, а представляет собой дискуссионную площадку для обмена мнениями на самом высоком уровне.

Так что если реформа ООН состоится или организация будет распущена и на ее руинах будет формироваться новая, соответствующая вызовам времени и отвечающая требованиям текущего момента, то она учтет не только ошибки, допущенные в прошлом, но и ближайшие перспективы развития человечества. Ни одному из этих гипотетических требований Россия не отвечает. А с учетом поражения СССР в холодной войне вообще трудно объяснить место РФ в Совбезе ООН, которое никак не соответствует ее реальному весу. Если брать в учет наличие ядерного оружия, то в таком случае почему не Пакистан или Индия, а Россия занимает кресло в одном из шести главных органов ООН?

Впрочем, и без роспуска ООН может провести реформы своих руководящих органов. Раз уж зашла речь о ядерном статусе, логично было бы отдать одно место в Совбезе государству, которое добровольно отказалось от оружия массового поражения: Беларусь, Казахстан, Украина. Тем более что и Беларусь, и Украина находятся среди основателей ООН, в отличие от РФ.

Место и статус РФ в современном мире точно определил президент США Барак Обама, в марте 2015 года назвавший Россию «региональной державой», влияние которой распространяется только на ближайшие страны региона.

В контексте юридического отказа России от части территорий под видом передачи в аренду Китаю 200 тыс. гектаров земли сельскохозяйственного назначения, невозможности содержать аннексированный Крым без ущерба для пенсионеров и работников бюджетной сферы, а также всегда готовых взорваться очагов напряженности на Кавказе не представляется фантастической картина будущего распада РФ на неизвестное количество государств. Но еще в период существования России в ее нынешних границах можно делать прогнозы, какая страна займет вакансию региональной державы. К западу от Урала, разумеется. С восточной частью РФ все ясно.

Таких кандидатов на сегодня два.

18 октября германский канцлер Ангела Меркель в ходе переговоров с турецким премьер-министром Ахметом Давутоглу обещала ускорить процесс вступления Турции в Европейский союз. Среди множества последствий, к которым может привести такое усиление Турции, – это готовность Анкары заполнить вакансию регионального лидера, которая освободится после того, как несостоятельность России перестанет вызывать сомнения, но породит многие вопросы.

А так как турецкое влияние не сможет распространиться на все страны Восточной Европы – опять же, в силу целого ряда причин, то свое слово будет готова сказать Польша. Страна, имевшая опыт существования в составе Российской империи, имеющая границы с государствами, возникшими на месте бывшего СССР, демонстрирующая внятную внешнюю политику, получает исторический шанс вернуть себе возможности, которых у нее не было со времен Речи Посполитой.

Что с Украиной будет, когда Россия прекратит существование – зависит от Киева и Вашингтона. Самостоятельно Украина не сможет достичь уровня развития, позволяющего претендовать на роль регионального лидера. Хотя бы потому, что без внешнего вмешательства не в состоянии выработать ни внутреннюю политику, ни построить эффективную экономику.

17:44 23 Октября 2015

Оставить комментарий

Присоединяйтесь:

Последние новости