Бывший командир батальона «Торнадо» Руслан Онищенко в одном из своих последних интервью рассказал о потоках контрабанды на Донбассе и назвал фамилии тех, кто, по его мнению, причастен к этому.

«В зону АТО ехали по 300 грузовиков в сутки. Везли все: еду, лекарства, элитные сигареты и алкоголь. Когда взорвали мост в Станице Луганской и заблокировали г. Золотое, где шел большой поток контрабанды, Москаль (Геннадий Москаль — экс-председатель Луганской ОГА, — ред.) и Науменко (Анатолий Науменко — руководитель Главного управления МВД Луганской области, — ред.) быстро переключились на железную дорогу. Чтобы товарняки шли беспрепятственно, Москаль всем начал говорить, что якобы договорился с сепаратистами о поставке угля, которого так не хватало зимой. Разве так трудно договориться с голодными сепаратистами? Даже если бы мы с вами поехали, то сумели бы договорились за этот уголь и по гораздо более низкой цене. Они бы нам по бартеру курятины его гнали», — говорит Онищенко.

Сепаратисты среди нас: как «русский мир» набирает обороты в Украине

По его словам, в «ЛНР» едут также поезда с отборочной древесиной.

«У нас солдатам негде переночевать. Не хватает древесины, чтобы строить землянки и окопы. Вынуждены брать доски из разрушенных домов. А туда идет не только древесина, но и стройматериалы, из которых сепаратисты строят укрепления. Пищу, которую тоже им отправляют, маскируют под тем, что там еще остались нормальные люди. Но сначала пищу разбирают бойцы-ватники, а остаток — продают», — говорит торнадовец.

Он рассказал, что в Луганске работает два завода, один из которых разливает дешевую поддельную водку, а другой — амфетамин и метадон.

Популярные статьи сейчас

Экс-муж Ани Лорак после примирения показал семейную идиллию, возится с дочерью и новым малышом: "Это моя..."

Каменских потянула за лямки леопардового бикини, показав самый "сок": "Можно смело идти за Оскаром"

Нашли грязным и обессиленным: мама потерявшегося под Киевом Богдана решилась на признание, "я не думала, что он..."

Семейный портрет Винника с Таюне и их крошкой переполошил украинок: "Счастья вам!"

"Холостячка" Мишина и Эллерт ошарашили украинцев внезапным расставанием: "Зачем же так жестко Ксю с Сашей..."

Показать еще

«Производство метадона доходит до 3 тонн в сутки. Все это под углем идет к нам на территорию. Меня не раз спрашивали, как остановить контрабанду в Луганской области. У нас там был губернатор Москаль, генерал Науменко, командующий ВСУ сектора Мироненко. Так кому эти вопросы надо ставить? Им выгодна эта война. Она закончится тогда, когда люди, которые отвечают за сектора, перестанут на войне зарабатывать бабло», — рассказывает Руслан.

По словам экс-комбата, чтобы фура с курятиной переехала через пункт пропуска платят 5000 гривен за тонну.

Автомат вместо барсетки: как в «ДНР» отжимают бизнес

«А машин идет таких 300 в день. Каждый грузовик везет 15-20 тонн. Расчеты ведут наличными. Там есть смотрящие, поставленные от МВД и военных. Они деньги в определенное время собирают и открывают пункты. Расскажу, как на моих глазах считал один человек деньги. Открывает большой мусорный пакет на 300 литров, смотрит, а там купюры номиналом 500 гривен. Он на вес пробует и говорит: «3 миллиона». Заглянул в другой, там купюры по 200. На вес в руке определил, что там 1,5 миллиона гривен. Никто деньги не перечисляет. На это нет времени. Таких пакетов каждые сутки идет очень много. Затем эти деньги «текут» в Киев. Можно сказать, что мы влезли в огород самого Матиоса, военного прокурора, пожалуй, он долго налаживал такие отношения с «ЛНР/ДНР». А тут появилась какая-то рта со своим мнением об этом всем, и начала останавливать весь этот бардак», — обьяснил Онищенко.

Напомним, Руслан Онищенко с 10 своими бойцами более года сидит в Лукьяновском СИЗО. Расформированною роту спецназа МВД обвиняют в создании преступной группировки, которая в период с декабря 2014 по июнь 2015 года осуществляла тяжкие преступления, в том числе — похищения, пытки.

Как писала Politeka, сами торнадовцы считают, что суд над ними — это месть за то, что на блокпосту в Станице Луганской они останавливали фуры с контрабандой и не давали им проехать в ЛНР.