Неизвестные фотографии Голодомора в Харькове нашли в альбоме австрийского инженера

Александр Винербергер, с 1932-го по 1933 год работал на заводе «Пластмасс» в Харькове, который на тот момент был столицей Украины. Там же инженер и стал свидетелем искусственного голода.

Фотографии из архива Винербергера к очередной годовщине Голодомора опубликовало «Радио Свобода»,  а предоставила их правнучка инженера Самара Пирс. Ее предок также написал книгу воспоминаний «Тяжелые времена. 15 лет инженера в советской России. Правдивый рассказ», изданную на немецком языке в 1939 году. Три главы в ней были посвящены Голодомору.

Он вспоминает, как ехал из Москвы в Харьков в сентябре 1932 года и видел на станциях огромное количество вагонов, забитых крестьянами, которых везли на север.  При этом поля не были убраны, а зерно гнило под ливнями.

Зимой 1933 года, пишет австриец, в отдаленных местах и колодцах все чаще находили трупы детей, в основном школьного возраста. Бродячие банды убивали их, чтобы продать одежду на рынке. Не брезговали они и вандализмом.

«Женщина похоронила своего ребенка, погибшего от истощения, на кладбище. Умирая, дитя прижало к груди маленькую куклу. Их так вместе и похоронили. Две недели спустя женщина случайно увидела эту куклу на рынке. Она вызвала милицию - и все узнали ужасную историю. Месяцами охранник кладбища кормил своих свиней трупами и имел большой спрос на свою свинину», – вспоминает Винербергер.

Тысячи голодных крестьян приходили в город в поисках хлеба, работы и спасения. Вони собирались кучками, их никто не прогонял, но и не помогал им.

В самом Харькове нормы хлеба для гражданских снизили до 200 граммов, а государство открыло несколько магазинов, в которых буханка черного хлеба стоила 2,5 рубля.  Очередь за ним выстраивалась на километры. Часто доходило до кровавых драк. Счастливчики получали по килограмму хлеба на руки.

Со временем хлеб подорожал до 12 рублей за килограмм, а драки становились все более жестокими.

Затем в городе разбушевался тиф, и ослабленные и истощенные люди умирали прямо на улицах.

«Их распухшие от голода руки так и застывали, прося милостыню. Сначала погибали мужчины, потом женщины и, наконец, дети - бедные, невинные создания. «Сталин строит пирамиду Хеопса из человеческих черепов», - сказал мой новый помощник на заводе, украинский инженер, с которым я иногда решался перекинуться словом», – говорится в книге.

Австрийцу даже удалось спасти несколько десятков детей, которых он подбирал на улицах возле умерших родителей и отвозил в сиротский приют. Им там не особо были рады, но его это не остановило.

По подсчетам иностранца, в Харькове от голода погибли не менее 30 тысяч человек. Трупы вывозили за город, где бросали в братские могили. Могил было 250 и в каждой – не менее 15 трупов.

Но самое страшное он увидел в селах:

«Перед моими глазами снова украинское село, куда я ездил весной 1933 года в поисках казеина. У меня нет слов, чтобы описать этот ужас, который я увидел. Половина домов стояли пустыми, единичные лошади пощипали солому с крыш. Но и лошади скоро погибли. Не было ни собак, ни кошек, только куча крыс среди белого дня грызли истощенные трупы, лежавшие вокруг. Те, кто выжил, уже не имели сил хоронить своих мертвых. Каннибализм был обычным делом. Власть на это никак не реагировала.

Украинские ученые вместе с американскими коллегами попробовали подсчитать реальные потери во время Голодомора. По их информации, в 1932 году погибли 250 тысяч человек, в 1934 - когда все думали, что голод закончился, – 160 тысяч, а в 1933 - 3 миллиона 530 тысяч. Всего – около четырех  миллионов. Также из-за голода не родились еще около 600 тысяч детей.

Самым «черным» месяцем стал июнь 1933 года. Так быстро и так массово люди не умирали от голода больше нигде в мире.

По новой статистике, большинство людей погибли от голоду не на юге, а в центре. Это современные части Киевской, Полтавской, Черкасской областей. Последние две входили в 1933 году в Харьковскую область.  Практически все не пережившие голод – крестьяне.

Напомним список стран, которые признали геноцид украинского народа.

Как сообщала Politeka, Россия засекретила документы об ужасной украинской трагедии.

Также Politeka писала, что в церкви во время службы, посвященной Голодомору, произошло божественное чудо: знак для Украины.