Сейчас более 25 тысяч женщин являются военнослужащими Вооруженных Сил Украины, но эта цифра значительно больше, ведь есть медики и бойцы добровольческих подразделений.

Наталья Борисовская была кадровым военнослужащим ВСУ с 2009 года и рассказала, как быть настоящим офицером. Об этом она поведала в интервью для Novynarnia.

Она убеждена, чтобы стать настоящим офицером нужно учиться не три месяца, а намного дольше. При этом Наталья говорит, что лучше быть хорошим сержантом, чем плохим офицером.

"Чтобы быть настоящим офицером, надо учиться не три месяца. Недаром же остальные пять лет учатся, как и в любой профессии. На офицера-разведчика я не тяну, не хватает знаний, хотя и хорошо работала. Могу быть психологом, начальником отдела кадров, пресофицером. Но лучше быть хорошим сержантом, чем плохим офицером", – убеждена Наталья.

Популярные статьи сейчас

Пополнение в семье Ротару, её сын впервые показал малышку: "Добро пожаловать..."

Дорофеева, солистка Go_A и Кароль устроили битву роковых образов на "Мисс Украина": Осадчая не осталась в стороне

Беда настигла украинцев с поддельными сертификатами: все в тяжелом состоянии

Новый скандал гремит на "Танцях з зірками" вокруг Гвоздевой и Melovin'a: "Ну и зачем этот цирк"

Накрашенная Лопес в компании Ким Кардашьян доказала, что выглядит не хуже: "Как девушки-соперницы"

Показать еще

ВСУ, разведение войск, Донбасс, скрин

Она также верит в сержантскую реформу. Говорит, что нужно "пережить всех полковников и майоров советской внешности", которые руководствуются принципами, якобы "погоны – все, а боевой опыт и умение работать с людьми – ничто".

"У нас сейчас армия кое-где как помойная яма: "Не нашел работы, то пойду в армию". Самое большое зло - в военкоматах, гребут всех подряд. Чтобы выявить эпилепсию или мозговые расстройства, нужно провести комплексное исследование. У нас его не делают", - заметила Наталья.

Напомним, ветеран АТО возмутился политикой ООС.

Также Politeka сообщала, что Минобороны официально разрешило ВСУ дать отпор боевикам.

Ранее Politeka писала, что волонтер объяснил, в чем опасность новых договоренностей по Донбассу.