(Начало интервью с Георгием Тукой читайте тут)

— Вы покинули Луганск. До вас был Геннадий Москаль. Теперь он на Закарпатье. Кто остался? Исходя из какой логики Киев перетасовывает кадры?

— Назначать председателя ОГА — компетенция президента. К нему все вопросы по кадрам.

У меня хорошие отношения с нынешним председателем Донецкой областной администрации Павлом Жебривским. Он на своем месте. Хотя и объем работы у него больше, чем на Луганщине. Но он не сдается, борется.

Работы много не только в экономической плоскости. Есть сфера воспитания. И информационная безопасность государства — самый больной вопрос в целом. Особенно на Востоке. Государство плохо осуществляет эту функцию.

Я до прихода в милицию не ругался и не курил — Москаль

Среди людей, проживающих на Донбассе, немало тех, кто мог бы заниматься государственной работой. Но костяк команды лучше создать из представителей других регионов. Ведь подавляющее большинство специалистов на местах связаны с кем-то — либо с одной группировкой, либо с другой. Выбирать между ефремовцами или бойковцами — путь в никуда.

Популярные статьи сейчас

MARUV забыла о приличии и потрясла пятой точкой на камеру: "Огнеопасная"

Лобода с платком на голове похвасталась снимком прямо из ванной: "Вот это мама двух деток!"

Потап нашел замену Каменских, появились жаркие кадры новой избранницы: "точная копия NK"

Экс-солистка «Серебро» разделась и показала свои «богатства» вблизи: «без белья лучше»

Показать еще

— В рядах сепаратистов, похоже, тоже не все спокойно. История с якобы покушением на Плотницкого наделала переполоха. Что это было?

— Скорее всего, конкурентная борьба внутри банды за бабло. Если бы это делали русские, то дело бы довели до конца.

Судьба знаковых главарей террористических группировок по всему миру одинакова — подавляющее большинство из них заканчивало грустно. Кто-то в воздух взлетает, кто-то захлебывается глотком чая. Всех их ждет одинаковый конец. Такие, как Плотницкий, свое дело выполнили. Никому они не нужны, ведь превратились в тормоз.

— Россия заинтересована и в дальнейшем поддерживать марионеточных лидеров на Донбассе?

— Уже нет. Эти люди свою роль сыграли. В России изменилась риторика, концепция в целом. Проект «русской весны» в Донбассе накрылся медным тазом. Московские руководители это прекрасно понимают. Попытались проглотить кусок и им же поперхнулись.

Как бы то ни надували щеки, с одной стороны, и не посыпали голову пеплом, с другой, но цифры — вещь упрямая. В поддержку войны Россия тратит примерно 1 миллиардов долларов в год. Благодаря санкциям несет убытки 100 миллиардов долларов ежегодно. Это данные экономического исследования. Игра не стоит свеч.

Недавно прозвучало заявление экономического руководства РФ, в случае продолжения нынешнего санкционного режима золотовалютный запас России закончится в феврале, после чего начнут проедать свой так называемый Фонд развития страны. Это означает сворачивание всех социальных программ. Речь тогда пойдет не о развитии, а о существовании РФ.

Убийство Плотницкого может развязать руки «партии войны» на Донбассе

Риторика кремлевцев в наиболее популярных политических шоу страны изменилась. От «да мы за полчаса до Киева дойдем» начали говорить «что-то у нас, ребята, хреновато». Начинают Медведева критиковать. Мол, правительство недорабатывает.

— Если «русская весна» не сработала, то каков будет следующий шаг Путина?

— Следующая концепция Путина — возвращение Донбасса, но на своих кремлевских условиях. Россия заинтересована в существовании такого гнойника как ОРДЛО на территории нашего государства. Здесь без сомнений.

Но основная сегодня цель Москвы — не сохранение ОРДЛО, а отмена санкций. Один из наиболее приемлемых путей — немедленное проведение выборов на Донбассе. Это нам настойчиво ежедневно пытаются втюхать. Мы на это не согласны. Ведь для нас выборы — это финал, а не старт.

Параллельно Москва хочет, чтобы Украина согласилась на легитимизацию Крыма. На это никто не решится. Говорить, что оказались в тупике, тоже неверно. Риторика России меняется не только в части «мы до Киева дойдем». Еще три месяца назад в Кремле и слышать не хотели о вооружении миссии ОБСЕ. Сейчас об этом идут переговоры.

Соглашаются на введение такой миссии вдоль линии разграничения. Пытаются нам навязать, что этого достаточно, чтобы сразу проводить выборы. Не выйдет. Настаиваем, что первый шаг к любым действиям — прекращение обстрелов. Тогда эта нейтральная миссия ОБСЕ, либо ООН берет под контроль всю территорию ОРДЛО. В частности, границу. Туда должны вернуться легальные органы украинской власти. И только потом — начинать говорить о проведении местных выборов.

»Что взбредет в голову бешеной собаке – неизвестно. Мы не можем предугадать планов Путина»

— Какова вероятность реализации украинского сценария в Донбассе?

— Это не будет быстрым процессом. Все может и до конца года завершиться, если завтра Путин выведет войска. Главное — не сбавлять мировое давление на Россию. Санкции стоит еще усилить.

— Европе, видимо, не до гибридной войны с РФ? У них — беженцы, Брексит, усиление радикальных политических течений. В США — выборы.

— Да, не до нас. Интересно, что понятие «гибридная война» — это не выдумка СМИ. Эту теорию ведения войны разработал российский генерал Валерий Герасимов, за что получил из рук Путина высшую государственную награду. Одна из составляющих этой войны — применение беженцев в качестве дополнительного фактора дестабилизации на стороне противника.

Часто общаюсь с международными экспертами. Обсуждаем ситуацию с сирийскими беженцами. Вопрос — откуда взялось такое их количество? Европа от всего этого была в шоке.

В Сирии война длится пять лет. Такого цунами за это время не было. Ответ прост — люди хлынули через три недели после того, как в Сирию прибыли голуби мира из РФ. Российские военные начали бомбить мирные города. И как следствие сирийцы массово бросились бежать из страны. Так Россия использовала их для давления на Европу.

— Как и использует различные провокации для достижения своих замыслов в Украине. Например, недавнее закрытие границы с Крымом. Для чего это все делается?

— Конечно, есть предположение, что Путин готовится к полномасштабной войне с Украиной. Хочется верить, что он не такой сумасшедший, как в свое время Гитлер или Сталин. Понимает все-таки меру ответственности и возможный крах государства. Все, что мы видим сейчас на границе с Крымом, Харьковской областью, на севере — игра мускулами, чтобы заставить Украину принять Донбасс на кремлевских условиях.

Если бы в России были далеко идущие планы относительно оккупированного Донбасса, то там не было сплошного вырезания предприятий на металлолом. Крым захватили, будут его держать. Поэтому там не грабят, не вырезают металл. На Донбассе все диаметрально противоположно.

— Возможно ли реинтегрировать Донбасс? Что делать с людьми, которые сегодня воюют против Украины? С ними реально строить «единую страну»?

— Мы все являемся жертвами штампов. Думаем, что на востоке все плохие, а на западе — ангелы. Когда меня назначили губернатором, то в первое время ходил без охраны. Пытался от администрации к отелю быстро дойти. Вбили в голову, что там одни сепары, а на западе — бандеровцы. На собственной шкуре убедился, что это не так.

Крым превращают в элитный полигон для Шойгу

Многие люди на Востоке за свою жизнь никогда не покидали родные дома, не ездили за границу. Это полностью закрытое общество, которым очень легко манипулировать. Делить людей на сепаров и бандеровцев — точно не путь к существованию единой нации.

На восстановление Донбасса экономических ресурсов в Украине нет. Но они есть в мире. Есть в России, которую надо заставлять платить деньгами за все, что она совершила. Судебные иски уже пошли. Одна черновицкая компания отсудила нефтебазу в Севастополе (ООО «Стемв-Групп», — ред). По этому делу последуют аналогичные иски на миллиарды долларов.

Существует четкий механизм возврата нанесенного ущерба в судебном порядке. Но этот процесс никогда не бывает быстрым. Речь идет о международных судах, к которым надо очень качественно готовиться. России на все это не плевать. Ведь в принудительном порядке начинается арест ее имущества по всему миру. Замораживаются активы, совместные проекты.

— Когда появятся новые имена в нашем политикуме? И когда вы пойдете в парламент?

— Баллотироваться в Верховную Раду я не собираюсь. Не вижу ни одного эффективного своего там применения. Не люблю бумажную работу. Основная работа депутата — законотворчество, хотя у нас они в основном занимаются лоббизмом. Превратиться в одного из них не желаю.

Один в поле не воин. Их там сидит 450, что я один сделаю?

Георгий Тука

— А как насчет того, чтобы создать собственную партию?

— Нет, это не для меня. Избирательная система и суть партийного строительства пропитана одними и теми же депутатами. Появление новой политсилы заведено в очень жесткие рамки — должна опираться на финансовые ресурсы. А такие ресурсы в нашей стране могут предоставить 5-10 персон, которые поддерживали в свое время «Партию регионов», Ляшко, «Самомпомич» и так далее. Они платят всем. Покупают этот парламент.

Так что неважно, кто туда придет следующим. Купят и его.

— У вас не возникает желания покинуть чиновническую работу и вернуться на Луганщину?

— Если бы я сейчас возвращался на Луганщину, то выдвигал бы ряд условий. Прежде всего, речь идет о кадровых решениях. Речь идет о замене всех луганских силовиков — СБУ, прокуратуры, милиции. Это полубарыгы, предатели. То же самое по всем ключевым должностям хозяйственной деятельности. Только тогда можно внедрять изменения.

К сожалению, во время своего пребывания на Луганщине 90% энергии тратил на борьбу с ветряными мельницами. Был откровенный саботаж, игнорирование решений. Когда ты тратишь множество энергии и времени на пустоту, а результата нет, то это для любого человека является огромным демотиватором.

»Украине нужна диктатура. Иногда это приводит к очень позитивным последствиям»

Все эти вещи вызвали чрезвычайную усталость. Никогда в жизни такого не испытывал. Представьте себе, в 10 утра в последние недели моего пребывания в должности губернатора я уже просто в кабинете падал от усталости. В буквальном смысле этого слова. Возможно, стоило взять отпуск, но об этом тогда некогда было и думать. Хотелось сделать то, ради чего пришел.

Сейчас стараюсь, чтобы у меня был хоть один выходной, который обязательно провожу с семьей.

— Переезд в Киев — изгнание или спасение?

— Это точно не изгнание. В Луганске вообще мне не хватило где-то 2-3 месяца, чтобы довести дело до конца. Речь идет о завершении формирования команды. Не успел сделать замену людей необратимым процессом. Через неделю после моего перевода в Киев все старые кадры вернулись на места. Также мы ввели ряд областных программ, под которые выделили финансы. Все эти программы также свернули.

Вернуться в Киев меня звали еще с ноября. Предлагали различные должности. Даже заместителя министра обороны. Не соглашался, ведь хотел завершить все дела.

Переезд в Киев — это совпадение скорее трех составляющих. Первое — физическая усталость. Второе – компромиссность, ведь накануне моего назначения прошло голосование за премьера Владимира Гройсмана. Надо каким-то образом рассчитываться с теми людьми, поддерживавшими в парламенте его кандидатуру. Рассчитываться, конечно, не деньгами, а должностями.

Третий фактор — мне предложили должность, которая мне нравится. Когда я услышал, что Министерство по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц возглавит Вадим Черныш, которого я хорошо знаю, мне понадобилось всего лишь 10 секунд для положительного решения.

Романия Горбач