С 1964 года в Колумбии действует несколько левых организаций, ведущих вооруженную борьбу с правительством. В противовес им были созданы правыми парамилитарные соединения, вступившие в противостояние с леваками. Колесо войны сделало новый оборот, противостояние обострилось.

За годы вооруженного конфликта в Колумбии погибло более 200 тысяч человек, выросли поколения, которые вообще не знали мирной жизни. Страна разделилась на части, которые практически не связанные между собой. В горах и труднодоступных районах у власти — левые партизаны, в больших городах — правительство, на больших территориях все хлипко и непредсказуемо.

Автомат рождает власть

Вооруженную борьбу с правительством долгие годы ведет самая крупная левая организация Революционные вооруженные силы Колумбии — Армия народа (Fuerzas Armadas Revolucionarias de Colombia – Ejercito del Pueblo, FARC-EP, FARC, — ред.). Цель ее действий сформулирована предельно ясно: «Мы — военно-политическая организация, находящаяся в оппозиции правящему режиму Колумбии, ведомая идеями Маркса, Ленина и Боливара. Мы боремся за социалистическое общество, дабы восстановить справедливость на всей планете, начав с нашей родины».

Вся эта левацкая коммунистическая трескотня не должна заслонять того факта, что за годы противостояния FARC превратилась в крупнейший наркокартель, производивший  более 60% кокаина, ежегодно ввозимого на территорию Соединенных Штатов.

АТОшников превращают в дезертиров и «заложников» суда

По некоторым оценкам годовой бюджет FARC составлял около $600 миллионов. В недалеком прошлом немалый доход боевикам приносили похищения людей и получение за их освобождение выкупа. Особенно большими деньгами должны были откупаться иностранцы, за которыми была организована настоящая охота. Самой известной была Ингрид Бетанкур, бывшая кандидатом на пост президента Колумбии и имевшая еще и французское гражданство. Ее боевики FARC похитили в 2002 году, и для освобождения большие усилия прилагал президент Франции Николя Саркози.

Популярные статьи сейчас

Орбакайте похвасталась талантом взрослого внука Пугачевой, семья может гордиться: "Ого, как круто"

Трагедия в семье Андрея Данилко, певец тяжело пережил утрату: "Была хорошим человеком..."

Люленов тяжело переживает вылет из "Танців з зірками" и обиделся на "Квартал 95": "Не понимаю..."

Кухар оплошала в эфире "Танців з зірками", Горбунову пришлось вмешаться: "Ой, извините"

Тина Кароль показала, как отжигает с красавчиком, чей брак трещит по швам: "Я так решила..."

Показать еще

Как отметил бывший президент Колумбии Альваро Урибе, «эти люди давно борются не за идеалы, а за наркотрафик… кроме названия, от революционеров у них уже ничего не осталось».

Организация контролировала 10-15% территории страны. В период расцвета численность боевиков FARC составляла 17 тысяч человек, сейчас по данным самих партизан, в организации — 5765 человек. Количество ополченцев — вооруженных крестьян, оказывающих поддержку партизанам в случае необходимости, — около 1500 человек.

В контролируемых боевиками районах отменены деньги, крестьяне объединены в некоторое подобие коммун. С ними каждый день ведут политзанятия, где разъясняют цели борьбы и текущие события. Как неоднократно заявляли лидеры повстанцев, они в колумбийской сельве построили коммунизм без частной собственности и имущественного неравенства.

Социальной опорой леваков являются обездоленные слои крестьянства и маргинальные слои в городах. Первые страдают из-за отсутствия принадлежащей им земли, вторые — из-за невозможности получить образование и как-то устроиться в жизни.

В то же время далеко не все колумбийское крестьянство поддерживает боевиков. В некоторых регионах были организованы при поддержке правительства отряды крестьянской самообороны, которые успешно боролись с боевиками.

При президенте Альваро Урибе, правившего с 2002 по 2010 год, при поддержке США был разработан «план Богота» или «план Колумбия». Армия начала планомерно наступать на повстанцев при определенном улучшении экономического положения.

AFP_GH4EI

Внешний фактор

При всей доходности наркобизнеса столь длительная борьба левых боевиков с правительством невозможна была бы без внешней поддержки. Во времена СССР Москва через Гавану оказывала материальную поддержку левым в Колумбии и Боливии. Потом главным в этом стал президент Венесуэлы Уго Чавес.

Раненные боевики проходили реабилитацию на Кубе. Лагеря FARC располагались не только в Колумбии, а и в Эквадоре, Венесуэле, Панаме. В начале марта 2008 года колумбийская авиация подвергла бомбардировке лагерь боевиков FARC на территории Эквадора вблизи границы. После этого с вертолетов там высадились коммандос, которые ликвидировали всех боевиков, кроме женщин. В бою был убит второй человек в FARC Луис Эдгар Девиа, более известный как Рауль Рейес.

В ходе операции колумбийские военные захватили большое количество документации боевиков, из анализа которой следовало, что президент Венесуэлы не только имел тесные связи с террористами, а и финансировал их деятельность. В июне того же года на колумбийской территории был захвачен офицер венесуэльской армии, который вез оружие повстанцам.

Уже тогда Уго Чавес столкнулся с дипломатической изоляцией. Даже левые президенты Чили и Бразилии выступили с осуждением. Пришлось венесуэльскому команданте бить отбой. В своей телепередаче Alo presidente в июне 2008 года Чавес выступил с обращением к тогдашнему лидеру FARC Альфонсо Кано. «Партизанская война стала достоянием истории,— сказал он и, выдержав небольшую паузу, повторил — стала достоянием истории».

Контрабанда, «такса» и «черные сотни»: чем живет украинская таможня

Несомненно, это было серьезным ударом для FARC. Объемы венесуэльской помощи постоянно сокращались и после падения цен на нефть вообще практически стали близкими к нулю. Еще более сложным стало положение в Эквадоре и на Кубе. Да и соседи после рейдов колумбийских коммандос на лагеря повстанцев стали более острожными. Нарываться на открытый конфликт с хорошо подготовленной и имеющей боевой опыт колумбийской армией не входит в планы левых президентов соседних стран.

Несомненно, что кардинальное изменение политической конфигурации всей Латинской Америки в виде отката левой волны заставило лидеров FARC согласиться на переговоры с правительством. За ними внимательно наблюдали из других менее крупных партизанских группировок.

Промежуточный шаг к миру

Четыре года назад сначала в Осло, потом в Гаване продолжались переговоры между лидерами FARC и правительством Колумбии. Немалую роль в качестве посредника сыграл нынешний президент Кубы Рауль Кастро. И вот, как казалось, цель достигнута. Долгожданное соглашение было подписано президентом страны Хуаном Сантосом и лидером повстанцев Родриго Эчеверрией — потомственным коммунистом, выпускником московского университета имени Лумумбы, прошедшим подготовку в югославской армии во времена Иосипа Броз Тито. Он известный также по прозвищу Тимошенко, которое он сам взял себе в честь советского маршала. В испанском языке нет звука и буквы ш, поэтому он подписывается как Тимоченко. Документ был скреплен шариковыми ручками, сделанными из оружейных гильз.

Как партизанам, так и правительству Колумбии вынесение соглашения на консультативный референдум казалось простой формальностью. Вроде бы никто миру с повстанцами не противится. Это по крупному, так сказать, стратегически. Вся проблема в том, что le bon Dieu est dans le detail — черт скрыт в деталях.

Подписанное соглашение по интеграции боевиков в мирную жизнь включает шесть пунктов.

По первому предусматривается проведение «всеобщей сельскохозяйственной реформы». Крестьянам передается около 7 миллионов гектаров залежной или необрабатываемой земли, а также принадлежащей помещикам, которые долго не платили налоги.

_800колумбияБеременная

Второй пункт гарантирует возможность для FARC преобразования в легальную партийную структуру и участие в политической жизни страны. Каждый демобилизовавшийся партизан получит $684 в качестве разовой выплаты. Также в течение двух лет бывший повстанец будет получать 90% от минимальной заработной платы. На сегодняшний день это около $211. Если бывший армеец захочет заняться бизнесом, то сможет получить под свой проект $2720.

В третьем пункте согласовано окончательное прекращение огня и враждебных действий между вооруженными силами государства и FARC. Боевики должны под контролем ООН сдать все оружие.

Четвертый пункт утверждает, что для создания мира необходимо решить проблему с нелегальным производством и продажей наркотиков. Стороны обязались вести совместную борьбу с этим национальным злом. Также правительство профинансирует замену посевов кокаиновых кустов (по данным ООН, они в Колумбии занимают площадь до 96 тысяч гектаров) на иные агрокультуры.

Пятый пункт предусматривает возмещение ущерба жертвам вооруженного конфликта.

В шестом пункте говорится о создании специальной комиссии из членов правительства и FARC, целью которой будет отслеживание исполнения пунктов соглашения.

Вроде бы все правильно, но у соглашения сразу нашлись противники во главе с бывшими президентами Альваро Урибе и Андресом Пастораной. В преддверии референдума первый заявлял, что все колумбийцы хотят мира, но соглашение необходимо «откорректировать».

Боснийский референдум: крах европейской политики «особого статуса»

Сторонников Урибе не устраивало в соглашении то, что оно дает слишком много преференций повстанцам. В соответствии с достигнутыми договоренностями, члены группировки должны получить места в парламенте страны и региональных советах. В частности, места в парламенте сразу на два срока получат 10 бывших партизан — по пять мест в палате представителей и сенате. Еще 16 человек будут назначены в парламент из регионов, наиболее пострадавших от войны. На территории, подконтрольной повстанцам, официальная Богота обязалась сохранить форму власти, выстроенную FARC.

По отношению к договору нет единства и в среде известных латиноамериканских интеллектуалов. Классик мировой литературы перуанец Марио Варгас Льоса, например, говорит, что если бы он был колумбийцем, то он поддержал бы на референдуме достигнутое соглашение.

Его сын, Альваро Варгас Льоса, придерживается другого мнения. Он предполагает, что венесуэльские правители с нетерпением ждут, когда бывшие повстанцы вольются в политику, займут в правительстве и конгрессе ключевые места и Колумбия станет их другом и союзником.

В стране большое количество людей, которые либо сами пострадали от боевиков, либо потеряли родственников и друзей. Отец Урибе в 1983 году был убит повстанцами. Эти люди недовольны амнистией и требуют суда над наиболее одиозными полевыми командирами, известными своей жестокостью.

Что дальше

Наверное, правительство Колумбии слишком понадеялось на стремление к миру и недооценило силу сопротивления партии войны, точнее противников безоглядного включения лидеров боевиков в политическую жизнь. Слишком свежи раны войны. Возможно, что сторонники соглашения считали, что дело сделано и просто не пошли голосовать. Зато противники соглашения были активны. Их лозунг No nos rendiremos — Мы не сдадимся, пришелся по душе очень многим. В результате — они победили с преимуществом  в 57 тысяч голосов из 13 миллионов избирателей.

_800колумбияКока

Как президент Сантос, так и лидеры повстанцев выразили разочарование результатом референдума и заявили, что будут придерживаться соглашения о прекращении огня. Формально референдум носил консультативный характер и не имеет обязательной силы. Тем не менее, нежелание более половины населения страны просто так прощать насилие боевиков слишком очевидно, чтобы с ним не считаться.

Президент Сантос после объявления результатов референдума заявил, что «я — первый, кто признал результат этого референдума. Но я не собираюсь сдаваться. Как глава государства являюсь гарантом стабильности в стране. Режим прекращения огня остается в силе и будет продолжать действовать».

Очевидно, что должно пройти некоторое время, чтобы была возможность понять, в каком направлении будут развиваться события. К тому же, кроме FARC есть и другие боевики, хоть и меньшей численности. Они на себя никаких обязательств не брали и с ними соглашения не подписывались.

Хотя Колумбия очень далеко находится от Украины, но к произошедшему там следует присмотреться. Проблема интеграции Донбасса существует и не следует считать, что она такая простая. Одного украинского флага над зданиями органов управления — недостаточно.

Война всегда вызывает ожесточение и отойти от него жертвам и их родственникам сложно. Колумбийцам пока это не удалось. Так или иначе Донбасс снова будет украинским и начинать работу по его интеграции нужно уже сейчас. Насколько это трудно — показывает опыт Колумбии. Учтем же ошибки других, чтобы не делать их самим.

Юрий Райхель