Президент Украины Петр Порошенко инициировал рассмотрении в ВР законопроекта «Об особенностях государственной политики по обеспечению государственного суверенитета Украины над временно оккупированными территориями в Донецкой и Луганской областях» (№ 7163).

Недолюстрировали: почему провалился процесс очищения власти

В документе Россия признается агрессором, а принятием этого закона парламент дает согласие на использование президентом вооруженных сил в любой момент времени и в любом регионе Украины.

Кроме того, отдельные районы Донецкой и Луганской областей объявляются оккупированной территорией, на которой действуют оккупационные органы власти РФ. Украина, соответственно, не будет нести никакой ответственности за то, что там происходит.

Несмотря на то, что Россия признается на законодательном уровне агрессором, все-таки подчеркивается важность соблюдения Минских соглашений. Что является довольно противоречивым, ведь гарантом этих договоренностей, собственно, и выступает Москва.

Вместо АТО будет осуществляться «обеспечение национальной безопасности и обороны, сдерживание и отпор российской вооруженной агрессии в Донецкой и Луганской областях», а руководить всеми силами (в частности, перемещением людей и товаров) в зоне обороны будет Объединенный оперативный штаб ВСУ.

Популярные статьи сейчас

Внук Аллы Пугачевой после несчастья оказался на костылях: "Как-то так..."

Харлан сделала признание об экс-жене Дикусара Алене Шоптенко: "Я навсегда запомню..."

Осадчая за кулисами "Танців з зірками" рассказала, почему победил именно Логай: "Хотя мы болели за..."

Вертолет с пограничниками рухнул на землю, много жертв и раненых: первые подробности

Экс-"Холостяк" Никита Добрынин разозлился на свою жену Квиткову: честные кадры

Показать еще

После доработки, к законопроекту добавили пункт о том, что особый статус отдельных районов Донбасса будет продолжен исключительно после выполнения всех условий, изложенных в статье 10 нового закона, а именно в части, касающейся вывода всех незаконных вооруженных формирований, их военной техники, а также боевиков и наемников с территории Украины.

Дмитрий Добродомов, внефракционный народный депутат:

— Ни один из законопроектов по Донбассу нельзя принимать в нынешнем виде.

В законопроекте №7163 много сложных моментов. Например, туда вписали разрушительные для Украины Минские соглашения. Это же документ, который не имеет никакой юридической силы. Его террористы подписывали. Втискивая Минские соглашения в законопроект, таким образом пытаются легализовать некоторые пункты этих соглашений.

Проект закона рассматривает возможность введения военного положения. Но все завуалировано. Этот законопроект никчемный с юридической точки зрения. Верховному главнокомандующему хотят предоставить право даже в мирное время без согласия Верховной Рады решать когда его применять, а когда — нет. Это неприемлемо. Оперативный штаб неизвестно кто будет назначать, каким образом. Также есть формулировки, которые позволят восстановить торговлю с оккупантами. Это вообще коррупционная составляющая.

Беспокоит, что законопроект №7163 прямо не признает Российскую Федерацию агрессором. В нем нет слова «агрессор», есть только «оккупированные Россией территории». Также в стратегии возвращения оккупированных территорий нет ни слова о Крыме.

Что касается законопроекта №7164, там сохранились все пункты, которые еще раньше пытались встроить в конституционные изменения относительно децентрализации. Это позиция легализации боевиков, их декриминализация, создание автономной федерации, от экономической до языковой, и выборы на оккупированных Россией территориях. Это все абсолютно неприемлемо. Вообще не понимаю, на что рассчитывает Администрация президента, пытаясь это протолкнуть. Беспокоит, что это живо поддерживает «Оппозиционный блок». Когда говорят, что все, кто не поддерживают эти законопроекты — это рука Кремля, возникает вопрос: а «Опоблок» уже перестал им быть?

Алексей Гончаренко, народный депутат фракции «Блок Петра Порошенко»:

— Уверен, что оба законопроекта, которые подал президент, будут приняты. Все, кто за государство Украина — должны голосовать. Это не политический вопрос, который нужен только президенту. Это важно для всей страны.

Петр Порошенко подал два законопроекта, потому что в них идет речь о разных вещах. Один о том, как Украина должна сегодня действовать в сложившихся обстоятельствах на Донбассе. Другой — это часть дипломатической игры. Таким образом, мы демонстрируем готовность Украины к мирному урегулированию, но при выполнении наших условий.

После принятия проекта закона №7163 Антитеррористическая операция будет прекращена. Последующие действия Украины на оккупированных территориях Луганской и Донецкой областей пройдут в рамках самообороны страны, что предусмотрено Уставом ООН. Сейчас в украинском законодательстве есть два правовых механизма привлечения Вооруженных сил Украины: антитеррористическая операция и военное положение. То, что сейчас делает Российская Федерация — это не классическая агрессия, а гибридная. Она не соответствует ни первому, ни второму варианту. Поэтому мы должны прописать этот третий механизм.

Ссылка же на Минские соглашения в законопроекте потому, что мы не можем дать России возможности заявить, что Украина вышла из «Минск». С минским процессом сейчас связаны санкции.

Николай Сунгуровский, директор военных программ Центра экономических и политических исследований им. А. Разумкова:

— Президентский закон должен ответить на все спорные вопросы. Но таких ответов я там не увидел.

Где-то за два дня до обсуждения в ВР законопроекта (№ 7163), указом президента было утверждено постановление — Концепция государственной власти на временно оккупированных территориях. Ее никто не видел, не обсуждал. Затем она легла в основу этого закона. Так в демократических странах не делается. Причина такого подхода — страх перед критикой, перед ответственностью. Больше ничем это не объяснить.


То, что РФ признают агрессором — плюс. Все давно это понимают, но боятся вслух сказать. Москва же этим пользуется. На этом базируется ее право вето в Совбезе ООН. До тех пор, пока она не является стороной конфликта, она имеет право наложить вето на любые резолюции, которые принимаются по украинскому вопросу. Пока Украина сама не признает ее агрессором, ни у кого не будет оснований это сделать.


Сейчас происходит параллельное обсуждение вопроса о введении миротворческой миссии ООН на Донбасс. Если это реализуют, то о введении военного положения в регионе не придется говорить. Там Украины вообще не будет. Находиться там миротворцы будут до тех пор, пока не наступит мир. После — деоккупация. Но на тот момент вопрос военного положения будет уже не актуальным.


Введение военного положения на отдельных территориях — это нонсенс. Оно вводится по всей территории. Для этого происходит мобилизация всего государства, а не только отдельного региона. Поэтому целесообразнее было бы в законе определить, что мы признаем Россию оккупантом, также признаем свое право не на суверенитет над этими территориями, а на восстановление суверенитета в будущем (не только своими силами, но и с помощью международного сообщества). Вот эти вещи — ключевые.


Предложенный президентом закон проблем Донбасса не решает. Здесь применили несистемный подход, проявили желание угодить западным партнерам и «патриотам», которые не совсем понимают суть вопроса.

Тарас Загородний, политический эксперт:

Тарас Загородній_блог
— Дуализм, который заложен в президентском законопроекте, — это не очень правильно. То, что Россию признали агрессором — хорошо. Всю ответственность (согласно Женевской конвенции 1949 года) за то, что происходит на оккупированных территориях, перекладываем на оккупанта — РФ. Это и выплата пенсий, и поддержка социальной инфраструктуры, и запрет на призыв в армию и тому подобное. Эскалацию конфликта на Донбассе такой шаг не спровоцирует. После того, как глава Пентагона побывал у нас на параде ко Дню Независимости, состоялось признание Украины неформальным союзником США.

В Минских соглашениях нет ни слова об агрессоре. Фактически, происходит легализация договоренностей, выполнение которых нам невыгодно. Особенно что касается амнистии, пока граница не будет передана под наш контроль. А в Минских договоренностях вопрос границы — последний. Такие игры плохо заканчиваются: против нас могут применить санкции за невыполнение Минских договоренностей.

Во-вторых, не вижу привязки к Крыму. Это тоже оккупированная территория.


Если говорить о применении термина «оборона страны», то есть интересный момент. Дело в том, что вопросом торговли с оккупированными территориями будет заниматься Объединенный штаб. Довольно коррупционное направление. Фактически, идет признание того, что торговля будет легализована на законодательном уровне. Учитывая то, какая там контрабанда, можно только представить, какое это будет «золотое дно».


Контраверсионным в законе остается введение военного положения на смежных территориях, где не проводится АТО (Днепропетровская и Харьковская область). Началась игра на выборы. Ведь это территория, где живут люди, которые потеряют право голоса на любых выборах. Это, очевидно, ключевая причина инициирования этого закона.

Военного положения не будет. Ведь когда были реальные военные действия, мы ничего не вводили, а когда война почти закончились, то придумали. Маловероятно, что РФ даст повод нашей власти такое положение ввести.

Закон, скорее всего, примут. Хотя есть опасения, что НФ может и не поддержать его. Почему? Национальная гвардия передается под объединенное руководство. Это означает, что отбирается часть власти у Арсена Авакова. Последние нападения со стороны НФ на силовой блок свидетельствуют о том, что там недовольны этим законопроектом.

В общем, закон ничего кардинально не решает. Пока на Донбассе нет миротворцев ООН, в регионе ничего не изменится.

Ольга Головка, Романия Горбач