Активисты требуют от ВР отменить депутатскую неприкосновенность, изменить избирательное законодательство, сделав партийные списки открытыми, а также создать отдельный Антикоррупционный суд.

Politeka спросила у экспертов, чем обусловлены такие протестные настроения, какова вероятность выполнения озвученных требований и соответствуют ли они общественным ожиданиям.

Андрей Еременко
Андрей Еременко, основатель социологической службы Active group:

— Среди требований митингующих нет жестких вещей. Нужно было что-то написать на флагах, чтобы выйти. Вот что-то и написали. Поэтому и митинг немногочисленный.

Снятие неприкосновенности — всегда «жирная» тема. Она классная с точки зрения пиара. Поэтому и кочует от одного созыва Верховной Рады к другому. Однако реально никто неприкосновенность снимать не будет. Для депутатов, особенно оппозиционных, неприкосновенность – это определенная гарантия их деятельности. Если бы ее сняли, ряда нардепов уже не было бы. Например, есть несколько персонажей, которые умеют устраивать драки. Это же банальное хулиганство. Вот сорвали работу Согласительного совета – это можно квалифицировать как препятствование работе органа власти. Поэтому депутаты, которые это делали, должны быть против снятия неприкосновенности.


Относительно требования создания Антикоррупционного суда. Они практически дословно повторяют то, что слышим от президента. Он неоднократно говорил о необходимости его создания. К тому же на Порошенко в этом вопросе очень давят со всех сторон, прежде всего с Запада. Уже были соответствующие законопроекты, которые отправлялись в Венецианскую комиссию. Процесс идет. Требование просто показывает, что тема актуальна, и все.

Популярные статьи сейчас

Отдать россии кусок Украины: Зеленский поставил на место сторонников "уступок путину"

За пособничество Путину: в Верховной Раде решили, как еще можно наказать Беларусь

Участвовал в Олимпиадах: известный харьковчанин помогал оккупантам расстреливать ВСУ

"Месяц будет крайне тяжелым": Арестович отчехвостил американцев, раскрыв большую проблему

"Очень похудела": жена "Холостяка" Добрынина после рождения сына сверкнула фигурой в модном луке

Показать еще

Что же касается принятия нового избирательного закона – здесь народ вообще мало что понимает.

Получается так, что власть и оппозиция говорят об одних и тех же вещах. На Согласительном совете они спорили не о том, какой законопроект включать в повестку дня, а лишь о том, в какой последовательности их рассматривать.


Митинг – это пиар, выгодный абсолютно всем. Идет борьба за рейтинги. Михеил Саакашвили демонстрирует, какая плохая власть, как он жестко борется с президентом. Юлии Тимошенко выгодно, потому что она снова заговорила о выборах. Противопоставляет себя Порошенко. Олег Ляшко умудряется выставлять себя главным оппозиционером. Петру Алексеевичу это выгодно, потому что показывает, что он со всей страной: и с властью, и с оппозицией.


Но отличие в том, что для президента снятие неприкосновенности является по-настоящему нужным, а парламенту нужно об этом поговорить, но, не дай бог, не снимать. Учитывая, что суды очень зависят от президента, снятие неприкосновенности означает высокие возможности по лоббированию президентских законопроектов. Кто будет выступать против — можно будет посмотреть, что у них в декларации. На всякий случай, надеть браслет.

Петр Олещук
Петр Олещук, политолог:

— Требования на митинге выглядят скорее поводом. В общем, касаемо них властям довольно трудно что-то ответить. Ни для кого не тайна, что снятие неприкосновенности и новый Закон о выборах были в предвыборных программах «Народного фронта» и «Блока Петра Порошенко». Антикоррупционный суд – тоже обещание президента.

Сейчас власть и оппозиция говорят об одних и тех же вещах, но делают совсем другое. Точнее не делают. Все идеи довольно популярны в обществе. Поэтому каждый пытается их приватизировать, но когда доходит до реального исполнения, все значительно сложнее.

Очевидно, что депутаты не склонны лишать себя неприкосновенности. Это касается и принятия нового закона о выборах. Верховная Рада избрана по действующему закону, и депутатам-мажоритарщикам не нужна пропорциональная система.

Каких-то больших результатов этот митинг не достигнет. Президент внес новое предложение относительно изменений в Конституцию по снятию неприкосновенности. Частично, так сказать, требования вроде бы удовлетворены, но посмотрим, что будет дальше. С законом о выборах они будут тянуть до последнего. Относительно Антикоррупционного суда — вопрос тоже достаточно сложный.

митинг Саакашвили

лановой
Владимир Лановой, экс-министр экономики:

— Говорить о мотивах протестующих вряд ли сейчас можно. А вот задачи более понятны. Ведь уже звучат мнения, что правительство и президент должны уйти в отставку. С точки зрения борьбы с властью такой шаг (протест) является целесообразным. Люди собрались на митинг, где выдвигают свои претензии. Нынешняя власть – это кривая утка, которая плохо ходит. Поэтому во время войны ее пребывание у руля государства является нецелесообразным.

Можно по-разному оценивать требования митингующих. Убежден, что мы увидели только начало политического процесса. Это не окончательные требования. За ними последуют другие, конечное – отставка действующей власти.

В этом контексте изменение избирательного законодательства является ключевым вопросом. По действующему закону избрать демократическую представительную власть невозможно. Она будет куплена, искажена, проплачена олигархами. Получим продолжение политики, которая довела страну до разрухи. Нужно устранить денежные мешки от проведения и подсчета голосов. Тогда не будет несоответствия состава парламента ожиданиям общества.


Что же касается Антикоррупционного суда, то он – далеко не вся судебная реформа. Ее подменили кадровыми мероприятиями, чтобы набрать «верных» власти людей. Это не реформа. Очевидно, протестующие хотят поставить парламент в ответственную позицию. Как и в отношении снятия неприкосновенности.


Пока что четких политических задач граждане не слышат. Озвученное не касается их конкретных проблем. Поэтому и поддержки протестного движения внутри общества нет.

Вадим Гладких
Валентин Гладких, эксперт общественной организации «Слово и дело»:

— Конституция Украины гарантирует право на мирные собрания. Поэтому если кто-то хочет продемонстрировать свою позицию, то никто не должен это запрещать. Главное, чтобы, выражая свои требования, люди уважали права других.

Да и власть должна чувствовать, что в обществе есть определенное количество тех, кому не нравятся ее действия. Это нормальный демократический баланс сил.

Что же качается, собственно, самих требований протестующих, то они выглядят довольно искусственными и надуманными. Ведь есть соответствующие законопроекты, которые зарегистрированы в ВР и находятся на рассмотрении. Это не первоочередные задачи. Конечно, закон Украины о выборах нужно менять. Но не согласен, что система с открытыми списками – это панацея. Задача значительно сложнее.

Что же касается депутатской неприкосновенности, то не надо мериться силой. Президент внес на рассмотрение ВР соответствующий законопроект об ограничении неприкосновенности народных депутатов и судей. На самом деле, в Украине неприкосновенность не сводится исключительно к конституционному статусу. Все эти «благородные мажоры» и члены их семей де-юре не являются неприкосновенными, но де-факто имеют такой статус. Поэтому проблема в плачевном положении правой и судебной системы. В том, в частности, что прокуратура не хочет работать должным образом.

То же касается Антикоррупционного суда. У нас настолько низкий уровень правосознания и доверия к судебной ветви власти, что для многих действует принцип: справедливым является только тот суд, решение которого совпадает с моей позицией. Если решение не совпадает, то это — плохой суд.


Есть еще процедурные моменты. Если ты хочешь, чтобы твои законодательные инициативы находили поддержку в ВР, то ты должен находить большинство в парламенте. Возникает вопрос о наличии-отсутствии коалиции. Забавно выглядит, когда маргинальные политические силы берут на себя, что достаточно вызывающе, право говорить от имени всего общества и требовать от большинства, чтобы оно за что-то голосовало.


Поэтому вопрос – в чем же мотивы всего этого? А мотивы очевидны. Интересует исключительно попытка напомнить о себе, с целью дальнейшей самопопуляризации. К сожалению, не демонстрируют какого-то нового качества политики. Поэтому вся эта акция – очередной массовый перформанс, направленный на удовлетворение политических амбиций отдельных политических «лидеров».


Очень плохо, если за этими акциями стоят циничные интересы отдельных финансово-промышленных групп, а еще хуже – геополитических игроков. Таким образом, играя на протестных настроениях общества и политических амбициях отдельных людей, пытаются создать определенные зоны турбулентности. Речь идет о политических кризисах, что существенно усложняет управление государством.


А если эти события будут углублять политический кризис, то нет ничего страшного в том, чтобы пойти на досрочные парламентские выборы, а в случае необходимости – и президентские. Таким образом дать возможность украинскому народу высказать свое видение – кого он поддерживает, а кого – нет.

Ольга Головка, Романия Горбач