— По информации российских СМИ, вы «находитесь на территории РФ с начала 2016 года и занимается вербовкой активистов для организации беспорядков в Москве».

— Ну, начнем с того, что к началу 2016 года я еще был на фронте, в рядах ВСУ, откуда демобилизовался только в апреле. Удивляет и сам формат обвинений: кроме меня, в розыск объявлены украинские адвокат Александр Золотухин и юрист Николай Биллер. Биллера я вообще не знаю. Но, как заявил некий следователь Генпрокуратуры Российской Федерации, именно мы сейчас якобы формируем группы для проведения террористических актов в Москве. Не удивлюсь, если в ближайшее время сами ФСБешники что-то подорвут.

Они, наверное, там забыли, что я давно нахожусь в розыске в РФ, ведь являюсь одним из основателей «Правого сектора». Меня, Яроша и Музичка где-то в феврале 2014-го Россия обвинила в принадлежности к террористической организации и подала в розыск. Была запрещена деятельность «Правого сектора» на территории России (хотя и до того там никакой деятельности ни ПС, ни УНА-УНСО не было).

— За участие в боевых действиях во время первой чеченской войны на стороне Чеченской Республики Ичкерия вас тоже объявляли в розыск в РФ.

— Да, но это уже позже. Это уже когда в России в марте 2014 задержали по сфабрикованным обвинениям украинских активистов Николая Карпюка, а в августе — Станислава Клиха. Россияне сразу же начали «качать» эту тему с уголовным делом за войну в Чечне. Приплели туда и братьев Тягнибок, и журналистку Наталью Чангули, и Арсения Яценюка. Всплыл там и я. По материалам дела, я 14-го декабря 1994 года на «Минутке» (одна из площадей города Грозный — ред.) встретил Карпюка. Хотя в это время — тоже 14 декабря — в Киеве был матч «Динамо» (Киев) — «Бавария» (Мюнхен), на который я ходил с одной своей знакомой.

АТОшников превращают в дезертиров и «заложников» суда

Получается, меня уже трижды объявляли в розыск. Это несколько забавно. Но им не привыкать. Скажем, по делу участия в российско-грузинской войне 2008 года, которую россияне тоже «качают», проходит Юрий Шухевич (83-летний политзаключенный, в советских тюрьмах полностью потерял зрение — ред.).

Приписывали ему, что убивал русских солдат. И УНА-УНСО, мол, была и там. Это выводы российской прокуратуры. Предоставили даже «фотодокументы». Первая страница — надпись «Конгресс украинских националистов». Внизу — шеврон УНСО. Разве не «бред сивой кобылы». Далее фото «уазика» с 4-мя бойцами. У одного на шевроне — большими буквами «Шевченко», чтобы и тупым было понятно, что это украинец.

Популярные статьи сейчас

MARUV сняла латекс и показала себя настоящую, неожиданные кадры: "Святая женщина"

Кошевого из «Квартал 95» избили прямо на съемках, кадры облетели сеть: «Вот это жестко!»

Харламов после постельных сцен с Асмус сделал признание: "Пришел домой, а там сосед с моей..."

Главное за ночь: судьбоносный договор с РФ, обвал доллара и разоблачение президента

Показать еще

— Почему именно сейчас в России «поднимают» тему с обвинениями в терроризме?

— Я рассматриваю это в русле систематической подготовки России к широкомасштабной войне. Мне кажется, этот месяц идет на сбор «показаний» агрессивных действий Украины против России. Немного ранее была мутная история с украинским «диверсантами» в Крыму, которые якобы напали на часть ФСБ.

Сейчас поймали подростков-партизан на Донбассе. И последнее — заявление о нас и террористические акты. Параллельно арест в Москве корреспондента «Укринформ» Романа Сущенко. Думаю, будут еще моменты. Вот, крымских татар в оккупированном Крыму сейчас «напрягают».

— То есть не так важны конкретные персоналии — главное факт?

— Да. Перескочу на «чеченскую» тему. У нас в УНСО есть председатель исполкома Ярослав Лагнюк. Он проходит по тому же уголовному делу по Чечне. В 95-м году он якобы под моим и Саши Белого командованием воевал там. Ну, в том с отряде, где и Арсений Яценюк, братья Тягнибоки, Дмитрий Ярош. А еще Иннокентий Смоктуновский и все актеры театра имени Франко (смеется).

— Это шутка?

-Конечно, потому что Лагнюку в то время было четыре года. Скорее всего, это делается так. Берется руководство какой-то украинской националистической организации, не обращая внимания даже на биографические данные. Тычется пальцем — вот, террорист. В УНСО есть такой Влад Мирончук. Так вот, на фотографиях времен чеченской войны 94-95 гг., что демонстрирует следственный комитет России, есть он, Мирончук. Физиономия обведена кругом, стрелочка. И подписано — Яценюк. Яценюком назначили Влада. Ну, это фото 97 года в Грузии, в общем-то. И в книге Валерия Бобровича «Дневник сотника Устима» (военный, воевал на Кавказе в качестве командира батальона «Арго» — ред.) об этом написано.

— Что за темная история с задержанием российскими спецслужбами Николая Карпюка и Станислава Клиха?

— История такая. Начало марта 2014-го, идет референдум в Крыму о статусе «полуострова». Насколько я понимаю из того, что говорит кум Карпюка, Владислав Фурса (экс-координатор Киевской областной организации «Правого сектора» — ред.), Карпюкю передали о желании наладить контакт со стороны каких-то высоких ФСБшных чинов, которые якобы оказывают влияние на самого Путина. И которые уверяли, что вопрос вхождения Крыма в состав России еще можно отложить, но для этого надо встретиться с определенными российскими политическими лидерами и убедить их, что постмайданная Украина не будет антироссийской.

Власть заняла позицию страуса — Захаров

Российская сторона при этом якобы предпочитает говорить не с марионетками «масонов-американцев», а с лидерами националистических, патриотических сил. За которыми реально стоит Майдан.

— Вы знали об этом разговоре?

— Нет. Думаю, знал Ярош, Фурса и нынешний народный депутат Андрей Артеменко. Николай колебался, но все-таки поехал. Только зашел в пограничную зону, как его схватили. Вместе с Фурсой, но этого почему-то через 15 суток выпустили. Уверял, что Николая тоже скоро отпустят. Что россиянам невыгодно его держать, им лучше, чтобы он здесь, на месте, воевал с этими «продажными американскими марионетками». Между прочим, когда Фурса оттуда вернулся, он возглавил «Батальонное братство», делал разные провокационные акции. Затем началась война. Мне надоели уже эти разговоры о скором «освобождении Николая». Мы провели несколько акций за его освобождение. А потом я поехал в зону АТО.

— Сейчас какая там ситуация?

— Дали Карпюку 22,5 года заключения, Клиху — 20 лет. 26 октября должно быть заседание апелляционного суда. Есть ли шанс вытянуть их? Наилучший шанс — обмен на кого-то очень серьезного. Но не факт, что украинская сторона выберет именно Карпюка. Может, есть совсем другие клиенты. Как когда-то, когда после освобождения Шкиля по делу «9 марта» 2001 года, когда начали поднимать вопрос об освобождении и других ребят, госпожа Юля Тимошенко ответила Степану Хмаре: «Господин Степан, Украине нужны политзаключенные» Ирония судьбы в том , что вскоре и сама стала политзаключенным.

— Но почему в отряде украинских «боивкаров» оказался Яценюк? Это же и вовсе анекдотично.

— России нужо было утвердить в коллективном сознании своего обывателя тезис о том, что вся украинская власть — террористическая. Смотрите, кто там руководит. А во время событий в Чечне Яценюку было 20 лет, он учился в Черновицком университете на юриста. Какой же это боевик? Если бы ему тогда сказали — «Сеня, поехали на войну», то, думаю, было бы, как в том анекдоте. Скорее руку оторвали бы, увлекая, чем он пошел добровольно.

mazurVNUTR

— Вы были одним из организаторов и участников недавней предупредительной акции под МВД. Каковы причины этой акции?

— Требования — отставка Хатии Деканоидзе и недопустимость принятия закона о «презумпции правоты полицейского». Угроза скатывания Украины не просто к полицейскому государству, а к полицейскому государству без полицейских-профессионалов. Отставка Авакова также была на повестке дня.

— Вас услышали?

— Деканоидзе была очень занята, вышел какой-то зам. Но я увидел Илью Киву (общественный деятель, ныне руководитель департамента противодействия наркопреступности НПУ — ред.). Он был руководителем полтавского «Правого сектора». Затем создал батальон «Полтавщина», который ушел под ментов. И за это Кива получил погоны майора милиции. Хотя буквально еще в июне мы с ним были на заседаниях парламентской комиссии по расследованию убийства Саши Музычко (Белого), и он там кричал — дайте мне сюда Евдокимова (с 5 марта 2014 года — первый заместитель Министра внутренних дел Украины — ред.), дайте Авакова!

Кива же пришел с той стороны, а значит — поддержал эту «презумпцию» правоты полицейского. Для меня этот диалог был важен в моральном плане. Я его спросил — ты считаешь, что история с Белым нормален? Саша бежал, его застрелили при попытке бегства — это год назад даже Геращенко (советник министра внутренних дел Украины — ред.) признал. Мол, оказывал сопротивление бойцам «Сокола», и был убит, а не застрелился, как говорили сначала. Кива — по-своему представитель Майдана в сегодняшней новой полиции. Можно сказать, новое лицо.

Убийство Белого произошло как раз потому, что милиции дано право на убийство. Саньке было 50 лет, здоровый дядя. Он бы не выскочил ни в какое окно, как писали. Думаю, это все было задумано изначально. И ответ Кивы о том, что он этим вопросом не занимался, свидетельствует об одном — когда один или два представителя Майдана попадают в какие-то силовые структуры, они там растворяются. Как говорил когда-то дядя Толя Лупынис, если из бочки с солеными огурцами получить один огурец, а на его место сунуть другой, сырой, то очень быстро он тоже станет квашеным.

— Дело Музычко-Белого уже закрыто?

— Я так понял, что это дело — «висяк». Комиссия закрылась, Кива стал майором, а теперь и полковником милиции. Тот же националист Николай Величкович, который был тогда заместителем министра ВД и смущенно переминался с ноги на ногу, теперь стал народным депутатом. Вроде тоже уже ни при чем. Ярош запросы делал, но депутатские запросы часто или выбрасываются, или лежат мертвым грузом.

— Как попали в АТО?

— Когда началась война, мы проводили воспитательные лагеря и готовили добровольческий батальон. Потом увидели на примере того же ПС, ребята бегают с десятком автоматов на сто человек. Переговорили с Генштабом, с Муженко и Гелетеем о том, что готовы идти в ВСУ, если будем там не только рядовыми, но и офицерские должности будут также за нами.

Жизнь после АТО: Почему демобилизованных снова тянет в окопы?

Были еще очень хорошие предложения от Авакова, чтобы мы стали милицейским подразделением. Он, видимо, хотел этим «закрыть» тему убийства Музычко. Ну, мы просто сказали, что у нас в марше написано: «Кому в УНСО, кому — в менты!» — и стали частью 54-го отдельного разведывательного батальона, сформировав две роты.

— На фронт планируете возвращаться?

— Пока я был командиром роты, у меня ни один боец ​​не погиб. Были раненые, но не тяжело. А за эти полгода, когда демобилизовался, уже трое погибших. Если будет необходимость — снова пойду. Сейчас нагнетают ситуацию. И в Киеве тоже. Вот, у меня знакомый занимается изготовлением палаток. Ему заказали порядка 200 палаток с надписью «Трибунал».

Есть информация, что где-то на конец октября готовятся масштабные акции. Видим заявления Радикальной партии, Юлии Тимошенко, для которой это будет последняя попытка скочить на «белого коня», видим преобразование полка «Азов» в политическую силу — с ударением на слово «сила». Видим Авакова, который пытается свои полицейские подразделения сделать не только правоохранительными, но и силовыми… Все идет к большой войне, к обострению борьбы за власть. Кто-то будет бороться за власть в Украине, кто-то ее будет валить.

Павел Вольвач