Чтение

Буря в Заливе: арабский мир готовится к взрыву

14:44 3 Июля 2017

Спустя четыре недели после начала острого кризиса в Персидском заливе - важнейшем углеводородном регионе мира -ситуация остается такой же напряженной. Более того, последствия противостояния между саудитами арабской коалиции и Катаром распространяются по всему Ближнему Востоку, включая его наиболее проблемные уголки

Предпосылки конфликта и его начало

Politeka уже описывала причины кризиса в Персидском заливе, перешедшим в острую фазу 5 июня сего года. Главная из них – претензии Катара на собственную лидирующую роль в арабо-исламском мире. Геополитическая игра катарской столицы Дохи, зачастую ведущаяся в пику королевству Саудовская Аравия, вызывала нешуточное раздражение официального Эр-Рияда. Монархи Саудовской Аравии, в 1960-х соперничавшие за влияние в арабском мире с насеровским Египтом, сегодня видят себя в роли гегемонов всего арабоязычного пространства и явно не готовы были вечно терпеть выходки крошечного, пусть и сказочно богатого, эмирата.

Читайте также
Африканские страсти Кремля: как Запад и Восток сошлись в Ливии

Артикулируя свои интересы во всех ключевых арабских государствах, Эр-Рияд и Доха делали ставки на разные, зачастую враждебные друг другу, партии. Причем обе монархии не стеснялись финансировать откровенных экстремистов, включая различные группировки «Аль-Каиды».

Интересно, что Саудовская Аравия, будучи крайне консервативной (мягко говоря) религиозной теократией, часто поддерживает вполне себе светские и даже прозападные режимы. А вот декларирующий открытость Катар, чьими визитными карточками давно стали пятизвездочные отели и небоскребы с офисами западных компаний, работающий по западным либеральным стандартам телеканал Al Jazeera, лучшая в мире авиакомпания Qatar Airways и возводящиеся стадионы к Чемпионату мира по футболу, практически всегда предпочитал задействовать руки радикальных исламистов с неоднозначной репутацией.

В Египте эмират всеми силами – медийными, финансовыми и организационными — поддерживал свержение власти президента Хосни Мубарака, а затем – приход к власти радикальной организации «Братья-мусульмане» во главе с Мухаммедом Мурси. После свержения президента-исламиста египетскими военными и начала репрессий против «Братьев-мусульман», Катар остался их надежным покровителем и спонсором, в то время как Саудовская Аравия и Объединенные арабские эмираты поддержали светские силы во главе с фельдмаршалом Абдул-Фаттахом Ас-Сиси.

Другой пример. Во время продолжающейся гражданской войны в Ливии, Эр-Рияд, Абу-Даби и Каир сделали ставку на светскую Палату представителей Ливии и Национальную армию бывшего военачальника Муаммара Каддафи фельдмаршала Халифа Хафтара. Они контролируют восток страны и ведут наступление на группировки радикальных исламистов в рамках операции «Достоинство Ливии». Причем поддержку им оказывают весомую – не только поставками денег и оружия, но и поддержкой частей Хафтара египетскими ВВС с воздуха. А вот Доха приняла сторону этих самых радикальных исламистов, установивших жесткий религиозный режим в городе Мисурата (более подробно о нюансах гражданской войны в Ливии мы писали здесь).


Там же, где саудиты и катарцы поддерживали формально одну сторону –например, в Сирии, где они способствуют так называемой умеренной оппозиции – то речь все равно шла о спонсировании различных фракций последней. В итоге сирийская оппозиция превратилась во взрывоопасный котел, готовый взорваться в любую секунду.


Частичная поддержка Дохой экстремистов из «Исламского государства» (по крайней мере, некоторых его фракций) — тоже, в общем-то, ни для кого не секрет. Но мало кто помнит, что телеканал Al Jazeera еще буквально три года назад подавал информацию об ИГИЛ не то, чтобы комплиментарно, а, скажем так, чересчур нейтрально. Так, когда в июне 2014 года игиловцы захватили ныне освобождаемый с такими потерями Мосул в иракской провинции Нанивея, сайт Al Jazeera вышел с заголовком: «Повстанцы установили контроль над иракской Нанивеей». Al Jazeera называла экстремистов «повстанцами» вплоть до 2015 года, когда говорить так стало проявлением крайнего неприличия.

Не простили в королевском доме Саудов своевольному эмирату и собственную игру с «врагом народа» (то бишь Эр-Рияда) – Ираном, и чрезмерно тесные связи с Анкарой, и декларирование хороших отношений с Израилем.

5 июня Саудовская Аравия, ОАЭ, Бахрейн и Египет выбросили Катар из состава коалиции, воюющей в Йемене против хуситов на стороне суннитского правительства, и разорвали с Дохой дипломатические отношения, обвинив последнюю в «провоцировании нестабильности в регионе». Против эмирата была введена морская и сухопутная блокада, воздушное пространство стран Залива перекрыли для самолетов, следующих в Доху и из нее. Катарских граждан спешно депортировали из стран просаудовской коалиции, офисы Al Jazeera и других катарских телеканалов закрыли, а вещание запретили. Министр обороны Саудовской Аравии, как это и принято на Ближнем Востоке, стал бряцать оружием, заявив: «Мы можем уничтожить Катар за пару дней». СМИ Объединенных арабских эмиратов начали разгонять тему возможной смены власти в Катаре – дескать, в Анкаре из оппозиционеров уже формируется «Правительство национального спасения» в изгнании.

В поддержку Катара, как и следовало ожидать, выступили Иран и Турция. Союз с последней, кстати, имеет еще и идеологическое измерение – Реджеп Эрдоган вышел из среды, связанной с «Братьями-мусульманами». Именно Анкара выступила гарантом безопасности опального эмирата, заявив о намерении отправить туда собственные войска.

Сирийское эхо катарского кризиса

Конфликт между крупными региональными игроками моментально отозвался, многократно усилившись, на самом кровавом поле Ближнего Востока – в Сирии.

Читайте также
Ветер войны — курды перекраивают карту на Востоке

Как было сказано выше, и королевство Саудовская Аравия, и Объединенные арабские эмираты, и Турция, выступающие за свержение режима Башара Асада, сделали ставку на тех, кого в западных СМИ принято называть «объединенной сирийской оппозицией». При этом, слово «объединенная» там явно лишнее, поскольку ряд повстанческих группировок (преимущественно радикальной исламистской направленности) не имеют ни общей структуры, ни общего командования, ни общей логистики. Координация между такими группировками весьма условна либо отсутствует вовсе, и ориентируются они на абсолютно разные внешние центры влияния. По сути, все, что объединяет такие отряды – взаимная антипатия к центральной власти в Дамаске и наличие общего врага. Разлад в столицах Персидского залива привел к тому, что ориентированные на разных патронов вооруженные группы начали попросту воевать друг с другом.

В контролируемом турками и их союзниками городе Аль-Баб (северо-восток провинции Алеппо) вспыхнули бои между финансируемой Катаром группировкой «Дивизия Абу Хамзы», финансируемой Турцией «1-й Дивизией Свободной сирийской армии» и находящейся на содержании у ОАЭ группировкой «Файлак Аш-Шям», в результате чего 16 боевиков убиты и еще 15 – ранены.

В провинции Идлиб бойцы финансируемой Саудовской Аравией, ОАЭ, Катаром и Турцией коалиции «Тахрир Аш-Шям» атаковала штаб-квартиру финансируемых Катаром и Турцией исламистов из «13-й Дивизии». Несколько руководителей группировки были публично казнены в городе Маарет Ан-Нуман. Десятки других — арестованы и брошены в Идлибскую тюрьму. Один из лидеров коалиции «Тахрир Аш-Шям», саудовский проповедник Абдалла Аль-Мухайсани (который, тем не менее, выступил в защиту Катара) был ранен, пытаясь помирить стороны конфликта.

В провинции Дераа вспыхнули столкновения между повстанцами из прокатарской «Дивизии Абу Хамзы», поддерживаемой правительством Иордании «Революционной армии» и финансированной Эр-Риядом и Амманом группой «Шабаб Ас-Сунна». Все они входят в антиасадовскую коалицию «Южный фронт», которая за последнее время существенно растеряла свое влияние в регионе. На этом фоне усилились позиции аффилированной с «Аль-Каидой» коалиции «Тахрир Аш-Шям». На фоне междоусобных боев, сирийская армия тут начала наступление.

В регионе Восточная Гута под Дамаском активизировались столкновения между находящейся на содержании Саудовской Аравии, ОАЭ и Турции коалицией «Армия Ислама», поддерживаемым Дохой и Анкарой движением «Ахрар Аш-Шям», уже упоминаемой коалицией «Тахрир Аш-Шям» (Саудовская Аравией, ОАЭ, Катар) и прокатарской группой «Файлак Ар-Рахман». В результате вспыхнувших междоусобных боев убиты уже более 40 повстанцев.


Воспользовавшись такой перебранкой в среде «объединенной» оппозиции, силы Башара Асада совместно с подразделениями иранского Корпуса стражей исламской революции и при российской поддержке с воздуха начали масштабное наступление в провинции Дераа на позиции «Южного фронта» и «Тахрир Аш-Шям», а также – в регионе Восточная Гута, где они смогли взять под контроль город Хауш Ад-Давахира и перекрыть коммуникации между восточной и западной частями Гуты.


Кроме того, высвободившиеся силы позволили сирийским правительственным войскам и их иностранным патронам начать наступление на позиции экстремистов из «Исламского государства» в провинции Ракка и Дейр-аз-Зор и достичь там ряда важных успехов, установив контроль минимум над 14 населенными пунктами и рядом нефтегазовых месторождений. Очевидно, кто-то не может смириться с мыслью, что все лавры победителей исламистов достанутся поддерживаемым американцами курдам.

В регионе Аль-Кунейтра вдоль границы с контролируемым Израилем Голанскими высотами асадовские войска начали развивать наступление на позиции местных повстанцев. Но не тут-то было – вмешались израильтяне: авиация ЦАХАЛ нанесла ряд воздушных ударов по позициям асадитов, уничтожив как минимум 2 танка и не менее 13 сирийских военных, что позволило повстанцам восстановить статус-кво.

Развитие кризиса

От сирийских перипетий – к нашим, аравийско-катарским, историям. Уместно заметить, что между СМИ Катара и просаудовской коалиции идет настоящая война компроматов. В то время как медиа Саудовской Аравии, ОАЭ etc показывают разоблачительные сюжеты о связях Дохи с террористами всех мастей, Al Jazeera презентовала материал о секретных тюрьмах Объединенных арабских эмиратов, которые якобы существуют в южном Йемене, и в которых убивают и пытают заключенных — в основном шиитов из движения «Ансарулла», предателей из йеменской армии и террористов местной «Аль-Каиды».

Читайте также
«Калибр» не тот: почему провалится сирийская авантюра Кремля

21 июня в королевстве нефти и песка произошло то, что можно назвать тихим государственным переворотом. Действующий монарх, 81-летний Салман ибн Абдул-Азиз Аль Сауд изменил принцип престолонаследования, лишив всех постов и, главное, титула кронпринца (наследника) своего племянника, Мухаммед бен Наиф. Отныне кронпринцем назначен 31-летний сын короля Мухаммед бин Сальман. Новость стала полным шоком для всей королевской семьи Саудов, насчитывающей почти 10 тысяч принцев. Все эти годы они выстраивали отношения с прицелом на то, что на престол взойдет именно бен Наиф. Новый же наследник уже успел испортить отношения с большинством представителей политической элиты своей страны, прибрать к своим рукам нефтяную сферу, армию (в данный момент он – министр обороны), и внешнюю политику. Именно бин Сальмана считают архитектором войны в Йемене, кризиса вокруг Катара и агрессивной политики по отношению к Ирану. Да и вообще новый кронпринц слывет человеком весьма агрессивным и крайне религиозным.

Новый кронпринц Саудовской Аравии — воинственный Мухаммед бин Сальман

23 июня Саудовская Аравия и ОАЭ выставили Катару ультиматум из 13 пунктов, выполнение которых является условием нормализации отношений. Фактически, речь идет о том, что Катар должен отказаться от самостоятельной внешней политики, вернувшись под «общеарабские» знамена Эр-Рияда. В частности, Катар должен расторгнуть все отношения с Ираном, закрыть военную базу Турции, закрыть (!) телеканал Al Jazeera, прекратить финансирование прочих телеканалов: «Al-Arabi 21», «New Arab», «Rasd», «Al-Sharq» и т.д (предполагается, что затем телеканалы будут финансировать Эр-Рияд, т.е. речь идет о банально «отжиме»). Отдельно оговаривается, что Катар прекращает поддержку и финансирование всех радикальных исламистских групп: «Братьев-мусульман», «Исламского государства», «Тахрир Аш-Шям», «Хезболлы», «Хамаса» и других. Эмират должен выдать странам Персидского залива всех экстремистов, скрывающихся на его территории, заморозить их счета и активы. Катар должен прекратить вмешательство во внутренние дела стран, которые ввели блокаду (прежде всего, имеется ввиду Саудовская Аравия и Египет). Кроме того, Доха должна вернуться в лона ведомого Эр-Риядом военного альянса и заплатить компенсацию странам, пострадавшим от политики Катара в последние годы — фактически, речь идет о выплате контрибуции.

Требования должны быть выполнены на протяжении десяти дней, а затем Катар должен будет каждый месяц в течение десяти лет (!) отчитываться о выполнении указанных условий.

В общем – полный отказ от государственного суверенитета и форменное издевательство. Наподобие того, что от Украины требует Россия. Практически сразу же, не дожидаясь истечения отведенного 10-дневного срока, Доха назвала выдвинутые требования «нереалистичными». В этом ее прогнозировано поддержали Анкара и Тегеран. А через десять дней министр иностранных дел эмирата еще раз подчеркнул, что Катар не намерен выполнять ни одно из 13-ти требований. В ответ просаудовская коалиция согласилась с предложением Кувейта (который с момента начала кризиса пытается играть роль миротворца) продлить ультиматум еще на 48 часов.


Сейчас ситуация явно зашла в глухой угол, при этом не одна из сторон не может уступить, не потеряв лицо. Все указывает на то, что подобное противостояние может затянуться на неопределенное время. В то же время не стоит забывать, что амбиции игроков необычайно раздуты, ставки непомерно высоки, а напряжение – зашкаливает.


«Подобно Европе в 1914-м, регион стоит на грани конфликта», — утверждает Ильяд аль-Багдади, эксперт норвежского аналитического центра «Чивита». И одного неосторожного движения достаточно, чтобы нефтяная бочка планеты превратилась в бочку пороховую.

Максим Викулов

14:44 3 Июля 2017

Присоединяйтесь:

Последние новости

наверх