Как водится, в сообщении Министерства обороны России говорится о поражении всех целей. Их, как оказалось, всего четыре. Две ракеты выпустили с фрегата, две — с подводной лодки.

Антироссийские санкции Молдовы: дипломаты нон грата и страхи Приднестровья

В ближайшее время намечены маневры кораблей оперативного соединения российского флота у границ территориальных вод Сирии. Как пишет газета «Коммерсант», маневры должны продемонстрировать готовность соединения отвечать на угрозы, в том числе — при помощи пусков «Калибров».

Зачем стреляли?

Первое, что бросается в глаза, так это небольшое число пусков. Сколько не говори об уничтожении укрытий террористов и разгроме их тяжелой техники, но четырьмя ракетами значительного ущерба нанести невозможно. Да и какая у террористов ИГ тяжелая техника? Так, пикапы с установленными на них пулеметами, в крайнем случае минометами.

Видимо, возникшие вопросы заставили так называемых экспертов говорить, что малое число пусков связано с учебным характером стрельбы в боевых условиях. Проверялись ракеты и корабли, а также слаженность действий команд при пусках.

Насчет слаженности действий говорить не будем, российским морским и прочим начальникам виднее. Что касается ракет, то выглядит это несколько непонятно. Ими стреляли неоднократно.

Популярные статьи сейчас

38-летняя Вера Брежнева решилась на откровение о ребенке от Меладзе: "Больше, чем..."

Максим Галкин и Киркоров не сдержали эмоций, узнав о важных переменах в семье Орбакайте: "Surprise!"

Украинцам нужно срочно обратиться в Пенсионный фонд, список изменений: «В течение 10 дней...»

"Сваты" понесли большую потерю, Женька осиротела: что случилось с главной героиней

Показать еще

Всего ракеты «Калибр» применялись в Сирии пять раз. С октября 2015 по май 2017 года было произведено 55 пусков по целям в Сирии из акватории Каспийского и восточной части Средиземного моря. Согласно сообщениям российского военного ведомства, все ракеты до цели долетели и их поразили. Были и другие сообщения, что не все так было гладко, но сейчас речь не об этом. Какие еще испытания необходимы ракетам, которые показали себя так хорошо? Или не так уже хорошо, и вражеские голоса, что с ракетами и персоналом не все в порядке, имеют под собой основания?

Обратим внимание, что от пуска к пуску количество ракет для обстрелов сильно снижалось. В октябре 2015 года из Каспийского моря полетело в Сирию 26 ракет. В ноябре того же года из той же акватории — уже 18. В декабре — только четыре и так было со следующими. Каждый раз по четыре, как и с последними пусками.

Вероятное объяснение таких, скажем мягко, экономных пусков следует искать в двух плоскостях. Во-первых, российский оборонный комплекс не в состоянии обеспечить армию и флот необходимым количеством ракет. В том числе и «Калибрами». Об этом было несколько упоминаний в российской прессе, но в последнее время от собственного народа там все скрывают за завесой тайны. И несоответствие возможностей промышленности амбициям политиков и генералов вкупе с адмиралами. Народу и всем входящим в 86% сторонников Владимира Путина об этом знать не нужно. Достаточно гордиться тем, что вообще есть такие ракеты.

калибр
«Калибр»

Во-вторых. Как это не банально звучит, но финансовый фактор является тем ограничителем, с которым вынуждены считаться все. Интересно, что в российской прессе снова пишут, что «Калибры» вроде бы значительно дешевле американских ракет «Томагавк». Последние стоят около $1,4 млн. Правда, Индии «Калибры» продали по $6,5 млн за штуку и вряд ли индийцы так спокойно переплатили по сравнению с внутренней ценой. Ирония состоит в том, что, как пишет московская «Независимая газета», принятый на вооружение в 2006 году тактический «Томагавк» морского базирования, его аналогом является «Калибр», стоит всего $569 тыс. Получается, что российская ракета дороже американской и с количеством первых, судя по всему, напряженка. Косвенно это подтверждает та же «Независимая газета». «Производственные мощности, направленные на создание крылатых ракет в США, все же более продуктивны, чем в России».

Совершенно очевидно, что никаких военных целей последние ракетные пуски не преследовали. Здесь имеет место чистая политика, и связана она с продолжающимися неудачами российской дипломатии на сирийском направлении, а также с изменяющейся военной обстановкой на юге этой страны.

Недавний визит Путина в Париж преследовал, наряду с другими, и цель объединить усилия с Францией в поиске выхода из расширяющегося конфликта на Ближнем Востоке. Москва стремится найти хоть какую-то формулу сирийского урегулирования с учетом своих интересов, так как в Ливии обстановка усложняется и грозит оставить Кремль при пиковых интересах. Там все большую активность проявляет Египет, в том числе в военном отношении, и Москва может банально опоздать с вмешательством или участием.

томагавк
«Томагавк»

Однако все пошло не так. Вроде бы с Макроном договорились, но продолжалось это очень недолго. Как сказал Путин, «сотрудничество с Францией по Сирии закончилось, не начавшись».

Очевидный дипломатический провал парижского визита, в том числе и на сирийском направлении, срочно требовал военной компенсации. Выбор невелик, так как свобода российской авиации в этой стране серьезно ограничена. Остались ракеты. Хоть четырьмя, но ударим. Выглядит это бледно после американских обстрелов, но приходится протягивать ракетные ножки по весьма короткой финансовой одежке.

Возвращение Америки

В отличие от президента Обамы, Дональд Трамп еще во время предвыборной кампании говорил о возвращении на Ближний Восток. И вот теперь это происходит. Не только в дипломатической, но и в военной сфере.

Черногорский пролет Кремля: российское искусство создавать врагов

Американцы за последнее время дважды безответно били по целям в Сирии. Первый раз 6 апреля ракетами «Томагавк» по авиабазе сирийских правительственных войск в Шайрате. Второй — 18 мая по танковой колонне сирийских войск и их союзников — проиранских боевиков из Хезболлы в районе города Ат-Танф на юге Сирии.

Атака на авиабазу носила символический характер — как ответ на применение химического оружия. А вот последняя, на юге страны, уже имела конкретную военную цель.

Южная группировка сирийских оппозиционеров, опирающаяся на Иорданию, тесно связана с американцами. Этим она отличается от северной, которую поддерживают Катар, Турция и Саудовская Аравия.

Южная группировка совместно с американцами готовит наступление на ИГ с выходом к городу Дейр-эз-Зор и к реке Евфрат. Это стратегически важный район и он привлекает внимание сирийской правительственной армии и иранцев с их боевиками Хезболлы и шиитскими отрядами.

Для Тегерана захват Дейр-эз-Зора крайне важен, так как позволяет выйти на границу с Ираком. Тем самым значительно упростить логистику и удешевить помощь из Ирана асадовцам и Хезболле. Этого американцы допустить не могут. Наоборот, они хотят взять под контроль этот район и тем самым значительно усложнить возможности иранцев и асадовцев.

Вот почему когда колона сирийской правительственной армии и иранцев из нескольких десятков танков и другой бронетехники попыталась приблизиться к базе южных в Ат-Танфе, авиация США ударила по ней и сожгла асадовскую колонну.

У этого действия, наряду с чисто военным аспектом, есть и политический. Асаду и его кураторам из Тегерана и Москвы четко указали пределы их возможностей. Более того, американцы показали, что они не просто возвращаются на Ближний Восток, но намерены всеми доступными им способами, а их у них достаточно много, препятствовать росту влияния Москвы и Тегерана в этом важнейшем регионе. И никто не сможет им помешать во избежание более серьезных последствий. Если Асад и иранцы попытаются еще раз сунуться в Ат-Танф, то получат еще сильнее и никаких иллюзий по этому поводу ни у кого не должно быть.

сирия

Второй важнейший фактор. Вашингтон принял решение вооружать курдские отряды в Сирии оружием, в том числе и противотанковыми ракетными комплексами Javelin. Последнее вызвало сильное возмущение в Турции, но американцев это, судя по всему, мало трогает.

На данный момент вооружение курдов в Сирии направлено не столько против Турции, сколько против сирийской армии Асада и иранцев вместе с Хезболлой.

Кстати, Тегеран озадачен и заодно предупрежден этими поставками оружия. В Иране проживает 8-10 млн курдов, и их права часто нарушаются, активистов арестовывают и нередко казнят. Пока идет война курдов против Асада в Сирии и Турции до Ирана дело не доходит. Тем не менее уже звучат призывы к организации автономии Восточного (Иранского) Курдистана. Об этом иранское руководство и слышать не хочет, поэтому ему наглядно показывают боевую силу, которая в будущем может стать на защиту угнетенных братьев в Иране.


В целом возвращение американцев на Ближний Восток кардинально меняет расклад сил. Де-факто вся конструкция раздела Сирии между Ираном, Турцией и Россией, о которой договорились в Астане, фактически рухнула. Вашингтон не считает себя связанным никакими договоренностями с этой тройкой, особенно с Ираном, и демонстрирует полную свободу рук.


Политически Асада щелкнули по носу двумя обстрелами и четко указали, чтобы и не думал соваться на юг. Здесь американцы, скорее всего, будут координировать свои действия с Израилем. Последний тщательно следит за Хезболлой и не колеблясь наносит сильнейшие удары по ее отрядам и инфраструктуре вблизи своих границ. Учтем, что от израильской границы до Дамаска по шоссе около 60 км.

Говорить об Украине: как отбить удары российской пропаганды

Все это не сулит ничего хорошего Москве. Во-первых. Ударам подвергается ее союзник Асад и Россия никак не может его от них защитить. Тем самым надежность Кремля, как протектора сирийского режима, мягко говоря, подвергается сомнению.

Во-вторых. В Тегеране тоже храбрые до известного предела. Одно дело поддерживать Асада в борьбе с оппозиционерами и боевиками, и другое — столкнуться с американской армией по полному разряду. Пусть и в Сирии. И в этом смысле надежды на Москву нет никакой. Более того, иранские руководители должны считаться с тем, что ради договоренностей с Вашингтоном Москва в любой момент откажется от партнерства с Тегераном.

В-третьих. Россия втянулась в сирийскую авантюру, чтобы выйти из дипломатической изоляции и произвести обмен Дамаска на Донбасс и Крым и тем самым добиться снятия санкций. Получила же совсем противоположное. Теперь Москве грозят санкции уже за Сирию. Если втянется еще и в Ливию, то потеряет благосклонность Италии и точно получит ужесточение санкций.  

Провал договоренностей с Макроном по Сирии имеет символическое значение наряду с фактическим. Вернувшись из французской столицы несолоно хлебавши, Путин отыгрывается ракетными стрельбами и попытками сблизиться с Турцией. Пока результат неутешительный.

Юрий Райхель