В Сирии Дамаск и Тегеран приступили к планомерному подрыву влияния России, сокращению ее возможностей как в военной, так и в дипломатической сферах. Добавим к этому воздушные атаки израильской авиации по войскам сирийской правительственной армии.

Ветер войны — курды перекраивают карту на Востоке

Это был ответ на разрывы шальных артиллерийских снарядов на израильской стороне Голанских высот. В Тель-Авиве не стали разбираться кто в этом виноват, а отнесли это на ответственность Дамаска.

Характерно, что силы асадовского ПВО, управляемые российскими экипажами, не сделали даже попыток как-то помешать или ответить на налет израильской авиации. Даже единственный выстрел по израильским самолетам приведет в действие всю военную машину ЦАХАЛ и тогда асадовскому воинству точно не поздоровится. Этого Москва допустить не может, вот и предпочитает израильские налеты не замечать.

Вмешательство Израиля, даже ограниченное, принципиально изменит военную ситуацию не только в Сирии, но также в Ливане, где проиранская Хезболла входит в правительство. К тому же Израиль заявил, что не признает какие-либо ограничения в виде зон деэскалации и будет наносить удары по правительственной армии, Хезболле или отрядам шиитской милиции там, где посчитает необходимым.

Эта сирийская ситуация является крайне неприятной для России. Во-первых, она демонстрирует относительную слабость Москвы по отношению к своевольному Дамаску и стоящему за ним Тегерану. Во-вторых, налицо ограниченность военных возможностей Москвы в Сирии. Одними ударами с воздуха война не выигрывается, а направить регулярные российские войска в данный момент Кремль не может по внутриполитическим и финансовым соображениям. При этом нужно считаться с тем, что расширение военного российского присутствия вызовет новые санкции, что следует из последних действий американского Конгресса.

Популярные статьи сейчас

Звезда "НеАнгелов" опозорилась в откровенном костюме во время концерта: "Увольте стилиста!"

Брэда Питта заметили на свидании с красоткой: "Джоли кусает локти", скандальные фото

Пьяная Королева оказалась в мусорном баке, «Тарзан закрыл крышку...»: кадры облетели сеть

Кароль устроила на берегу моря фотосессию в прозрачном белом платье: "Как с картины Моне"

Показать еще
ливия_флаг
В Ливии происходят события, которые повлияют на весь мусульманский мир

Если бы только Сирия, если говорить о бассейне Средиземного моря. В последнее время начинает меняться и ситуация в Ливии. Какое-то время назад много говорилось, что Москва пытается закрепиться в этой стране, опираясь на фельдмаршала Халифу Хафтара. Ему даже устраивали экскурсию на российские военные корабли, а министр обороны Сергей Шойгу общался с ним в режиме видеоконференции.

Но закрепиться в Ливии для Москвы также проблематично, как и в Сирии.

Хафтар наступает

Ливия никогда не была единой страной. Даже за годы диктатуры Каддафи не удалось преодолеть не только трайболизм, но даже деление страны на три большие части: Триполитанию на западе, здесь расположена и столица Триполи, Киренаику на востоке и Феццан (Феззан) на юге. Это деление, которое стремился уничтожить Каддафи, имеет сейчас военно-политическое значение.

Изгой Персидского залива: кризис в Катаре, который никому не выгоден

В Триполи действует правительство национального единства (ПНЕ) Фаиза Сараджа, власть которого распространяется на столицу и прилегающую к ней территорию. В Киренаике власть принадлежит так называемому парламенту — Палате представителей — в Тобруке. Ее реальность обеспечивается Ливийской национальной армией (ЛНА) под командованием Халифы Хафтара. Похоже, что именно он располагает реальной властью, а не парламент. Тем не менее, последний работает и даже принимает законы.

Между территорией, контролируемой ЛНА, и Триполитанией действуют полевые командиры во главе «бригад», «легионов» и т.д. Они располагают реальной силой на ограниченной территории и склоны входить в тактические союзы с той или другой стороной.

Недра Ливии очень богаты нефтью и газом. При этом месторождения углеводородов и других полезных ископаемых разведаны относительно слабо. Этим международные компании начали заниматься в конце правления Каддафи и успели не так много. Тем не менее, всем очевидно, что ливийская нефть, а вслед за ней и газ, могут оказать серьезное влияние на мировой рынок. Контроль над ними обещает очень многое не только в экономической, но и в политической сферах. Добавим к этому важное стратегическое положение ливийского побережья, за которое шла ожесточенная борьба в 1940-1943 гг. между итало-германскими войсками и англо-американскими союзниками.

Нефть в Ливии в основном добывается на юге и в центре страны, а экспортируется через несколько портов на востоке из так называемого нефтяного полумесяца и на западе. Кто контролирует территорию, где нефть добывается, и особенно откуда она экспортируется, получает в руки миллиарды долларов со всеми вытекающими последствиями.

Вот почему ЛНА с конца прошлого года направила усилия на захват портов нефтяного полумесяца и в марте завершила этот процесс. Однако ситуация остается достаточно неустойчивой.

халифа_хафтар
Портрет Халифы Хафтара

В том же марте сводный отряд боевиков из Бригады защиты Бенгази (БЗБ) и других исламистских группировок неожиданно напал на нефтяные терминалы в портах Рас-Лануф и Эс-Сидр. Подразделения ЛНА были вынуждены отступить, чтобы не подвергать нефтяные терминалы опасности разрушения. Через несколько дней войска Хафтара вытеснили боевиков из указанных портов и начали наступление как на запад, так и на юг. Завязались бои за авиабазу Тамнихинт возле Барак аш-Шаты. Через некоторое время она была захвачена силами ЛНА.

Хафтар перерезал коммуникации, связывающие административный центр Феццана Себху со средиземноморским побережьем. Теперь он получил оперативную возможность наступать на юго-запад чтобы установить контроль над месторождениями нефти и перекрыть в случае необходимости нефтепроводы, связывающие их с терминалами на западном побережье в Триполитании. Другими словами, Хафтар получил возможность полностью лишить правительство в Триполи источников поступления валюты за экспорт нефти.

И это не все. Как заявил официальный представитель ЛНА Ахмед Мисмари, подразделения 12 бригады начали движение в сторону города Бени Валида, считающегося «воротами Триполи».

Тем не менее, на данном этапе похоже, что это предел территориальных успехов армии Хафтара.


Чем дальше на запад, тем сильнее будет сопротивление. Самые разные полевые командиры, обычно воюющие между собой, склоны объединиться в противостоянии Хафтару. Дают знать племенные различия и исторически обусловленное отчуждение западных и восточных. В этом случае силы Хафтара и его противников будут примерно одинаковыми, и боевые действия потеряют всякий смысл, так как ни одна из сторон не сможет добиться военного преимущества. Такая война может длиться годами до последнего ливийца.

Внешний фон

В события в Ливии вовлечены Турция и практически все те арабские государства, которые втянуты в сирийскую воронку.

«Калибр» не тот: почему провалится сирийская авантюра Кремля

До недавнего времени открыто на стороне Хафтара выступал только Египет. Каир оказывал фельдмаршалу не только помощь поставками оружия, но египетские самолеты неоднократно бомбили позиции исламистов и других противников ЛНА, что во многом способствовало успешному продвижению войск Хафтара.

Россия с самого начала дипломатически, возможно и другими способами, также поддерживала восточных исламистов против западных. Но увлеченность Москвы ливийским фельдмаршалом несколько ослабела после того, как он в конце прошлого года направился в Вашингтон. В свое время он бежал от Каддафи в США и прожил там 20 лет. Как тогда писали, он был на связи у ЦРУ. Так это или нет, но вояж за океан сразу после посещения Москвы должен был неизбежно сказаться на представлениях Кремля. К тому же там должны учитывать, что интерес к Хафтару проявляют не только Египет и Россия.

Наряду с египетской, поддержку ЛНА с воздуха обеспечивает и авиация Объединенных Арабских Эмиратов. Она активно действовала в период боев за средиземноморские порты. Самолетами ОАЭ управляли американские пилоты. Как писало издание Intelligence Online, из частной охранной фирмы Blackwater известной по войне в Ираке.

По данным арабских СМИ, Хафтару оказывает поддержку британский, французский и иорданский спецназ.

В то время как Вашингтон пока не выработал определенную позицию в отношении Хафтара, Париж и Рим все больше склоняются в его сторону. Предполагается, что Франция при президенте Макроне проявит большую активность. В том числе и в попытках найти некоторый modus vivendi между ним и Фаизом Сараджем.

франция_ливия
После избрания Макрона, активность Франции в арабском мире может вырасти

К этому склоняется и Рим, имеющий единственный из западных стран посольство в Триполи. К тому же у Италия  наибольшее из западных стран влияние в Ливии, что обусловлено историческими причинами. Министр иностранных дел Италии Анджелино Альфано в интервью газете Stampa четко обозначил, что «Для всех Ливия имеет стратегическое значение — с точки зрения иммиграции и безопасности». При этом он указал на важную роль Вашингтона: «Для того чтобы ситуация в Ливии стабилизировалась, нужно участие США».

Глава европейской дипломатии Федерика Могерини на пресс-конференции выступила с заявлением о готовности способствовать достижению компромисса между армией Хафтара и правительством Сараджа.

Сдвинулась и позиция Великобритании. Глава британского МИД Борис Джонсон заявил о необходимости привлечь Халифу Хафтара к работе правительства национального согласия в Триполи.

Эти изменения в позиции западных стран не случайны. В том числе и по времени. Исламистские группировки и, в первую очередь, «братья-мусульмане» поддерживаются Турцией и Катаром. Их отряды фактически ведут в стране гражданскую войну. Она грозит распространиться не только на Тунис и Марокко, но также на страны южнее Сахары. В первую очередь, Мали и Гамбию.


Запад увидел в ЛНА реальную силу, которая в состоянии бороться с исламистскими группировками и поэтому склонен усиливать свою поддержку Хафтару. Не последнюю роль в таком желании играет необходимость минимизировать вовлеченность России и отодвинуть возможность более тесного взаимодействия Москвы и Каира.


Вытеснение Москвы из Ливии, снижение ее влияния на Хафтара неизбежно отзовется в Сирии. Рост сотрудничества Хафтара с западными странами подрывает общее влияние Кремля в арабских странах. Как-то притихли разговоры о возможной российской базе в Бенгази или в каком-то другом порту на востоке на территории под контролем Хафтара. То ли сам фельдмаршал предпочел Запад, то ли Москва засомневалась в своих возможностях втягиваться в Ливию, когда в Сирии проблем становится все больше.

Похоже, что ливийская авантюра Москвы закончилась не начавшись.

Юрий Райхель