Что ждет гривну уже осенью, кто занимается масштабными спекуляциями на рынке и с какими рисками придется столкнуться отечественной экономике, в интервью Politeka рассказал экономист Андрей Новак.

— С началом работы Рады, есть ли шанс увидеть укрепление национальной валюты?

Нет. Уже более года в Украине нет причин для девальвации гривны. Но беда в том, что действующее правительство вместе с НБУ запланировало дальнейшее обесценивание нашей валюты. Это подтверждено двумя документами. Речь идет о Законе Украины о государственном бюджете на 2017 год, где указан курс 27,2. Также несколько месяцев назад правительство представило так называемую трехлетнюю бюджетную резолюцию, где откровенно был указан план по дальнейшей девальвации гривны — минимум 31 грн за долл. до 2020 года.

— Решили пойти самым легким путем?

— Так же, как когда-то шагали их предшественники, когда за счет девальвации легко решали две задачи: наполнение центрального и местных бюджетов (выполнение и перевыполнение ввиду инфляционного эффекта) и удовлетворение аппетитов известных экспортеров, которые по совместительству являются главными финансово-промышленными и политическими группами.

Это очень легкая дорога для власти и очень тяжелая для всех граждан Украины и всех тех предприятий, которые не являются экспортерами. А таких у нас — большинство.

— Какие же риски для рядового украинца от такого «планирования»?

«Демократическая» зачистка Украины: что задумал Трамп?

После девальвации национальной денежной валюты идет цепная реакция – повышение цен. Сначала на импортные товары (которые именно за валюту покупаются), потом – на услуги и отечественные товары.

Популярные статьи сейчас

Главное за ночь: сокрушительный удар по Путину, подробности убийства Шеремета и международный скандал

Влада Яму схватили полицейские, первые подробности и фото: "Дотанцевался"

Кароль появилась в невероятном образе с солисткой The Hardkiss: "Хотелось именно этого"

Любовник Ротару рассказал о свадьбе с певицей: «сделал предложение и…»

Показать еще

Это провоцирует снижение покупательной способности граждан. Даже номинальное увеличение пенсий и зарплат при таких высоких темпах инфляции ничего не компенсирует. Получается, что на руках у людей будет якобы больше денег, но купить за них смогут гораздо меньше товаров и услуг.

— Но мы уже видим, что цены растут с непонятной динамикой. Имеют ли здесь место спекуляции?

— Пожинаем плоды того, что за последние 2,5 года в разы поднялись цены на энергоносители, причем на все виды одновременно. А это обязательный элемент любого товара и услуги. Соответственно, производитель товаров или торговец должен поднимать цены, если у него растет главный элемент себестоимости.

— Рост цен будет продолжаться?

— Если правительство будет реализовывать свой план по девальвации гривны, то опять получим очередной виток повышения цен. Заметьте, горючее у нас на 86% импортное. Если валюта, за которую его покупаем, дорожает, то автоматически дорожает топливо, а соответственно – транспортные услуги. Все это влияет на рост цен.

— Можно ли этому противодействовать?

— Можно. Не реализовывать план по девальвации гривны, а наоборот – стабилизировать и даже немного ее укрепить. Для этого есть все возможности, учитывая масштабную внешнюю валютную помощь, которую Украина получает из разных источников, не только от МВФ. Можно было бы этой помощью пользоваться гораздо эффективнее – в интересах государства, а не в частных.

— Снова все упирается в конкретных людей, которые принимают ключевые решения государственного уровня?

— Конечно. Это правительство, руководство НБУ, президент. В этих трех «соснах» и спрятана вся ситуация, которая есть в государстве.

— Эксперты предупреждают, что снижение мировых цен на аграрном и металлургическом рынках негативно повлияет на курс гривны в частности и экономику Украины в целом. Вы согласны с таким прогнозом?

Волкер, Мэттис и День Независимости: как Россию загнали в дипломатический тупик

— Зависимость, конечно, есть. Но что касается аграрного сектора, то последние пять лет наши аграрии бьют рекорды как по урожайности, так и по объемам экспорта. Даже если цена на их товары немного ниже, но объемы от продажи растут, то, в принципе, самих валютных поступлений не становится меньше.

Плюс нужно учесть внешнюю валютную поддержку, которую Украина получает. При желании этот валютный ресурс (как и от экспорта) можно было бы использовать лучше. Однако здесь все действуют по принципу: пока я на посту, нужно денежные потоки использовать и перенаправлять в свои, например, оффшорные компании.

26 лет мы постоянно говорим о зависимости от цен на зерно, металл, химию. Это свидетельствует о чрезвычайной слабости внутренней экономической политики. У России есть зависимость от газа и нефтепродуктов. У нас зависимость от зерна, металла и химии. Это ненормально.

Наш сырьевой экспорт не может быть предметом гордости. Тем более, не является двигателем экономического развития. Нужна внутренняя экономическая политика, направленная на то, чтобы внутри страны формировалось гораздо больше добавленной стоимости. То есть изготавливались готовые потребительские товары. А так мы сырье экспортируем, а импортируем готовые товары.

— Часто можно услышать мнение, что валютный рынок еще не полностью прочувствовал основные последствия торговой блокады на Донбассе и «национализации» украинских предприятий на оккупированных территориях. Какая здесь прослеживается динамика?

— Конечно, власть всегда найдет десятки аргументов, объяснений, почему происходит девальвация гривны. Причиной можно назвать что угодно – и блокаду, и национализацию, и неосуществление приватизационных планов и т. п.

— Неужели это все пустые отговорки?

— Да. Оправдания, почему девальвирует гривна. От действующего главы НБУ слышали ряд таких оправданий, большинство из которых являются комическими и к экономике не имеют никакого отношения.

— Насколько Украина сегодня зависима от внешней финпомощи и получим ли до конца 2017 г. ожидаемые $3,5 млрд транша от МВФ?

С одной стороны, приостановка траншей МВФ – это очень плохой сигнал для наших западных партнеров. С другой — за последние три года поступление или непоступление транша никак не влияло на стабилизацию гривны.

После Революции достоинства МВФ возобновил программу кредитования Украины, увеличив ее с 12 млрд до 17,5 млрд долл. Иногда даже получали одним платежом до 5 млрд долл. Но гривна все эти три года девальвировала, причем так глубоко, как никогда в своей истории.

Надеяться на то, придет ли до конца года транш, не стоит. Когда у власти есть свой внутренний план девальвации гривны, то, с траншем или без него, она будет делать то, что хочет. Объяснять обесценивание валюты политическими, военными причинами, природными условиями и тому подобное.

— Стоит ли нам наращивать свой внешний долг? Ведь есть не совсем положительный опыт той же Греции, которая погрязла в своих долговых обязательствах.

— Все страны пользуются кредитами. Дело не в том, что вы взяли в долг, а в том, как вы использовали этот долг. Если деньги вкладывать в развитие экономики, то благодаря этому зарабатываете. Соответственно, часть из заработанного без проблем можете возвращать поэтапно кредитору. Если же все деньги проели или разворовали, тогда такие долги становятся обременительными. С Грецией здесь не стоит сравнивать.


МВФ – лишь один из инструментов принципиальной политической поддержки Украины как государства, которое на сегодняшний день единственное в мире останавливает российскую агрессию. Поэтому Украину в этой борьбе всегда будут поддерживать. Другой вопрос – объемы этой поддержки.


Сейчас нас поддерживают минимально, только чтобы держались на плаву и выполняли роль сдерживания российской агрессии. Для того чтобы рассчитывать на более масштабную помощь, хотя бы на уровне Греции, нужно, чтобы наши политики работали эффективнее. Нужна замена действующей политической элиты. Доверия к ней у наших западных партнеров практически не осталось.

— До сих пор не выбрали главу Нацбанка. Отсутствие руководителя усиливает нестабильность на финансовом рынке?

Парадный расчет: как в Киеве нарисовали контуры грядущего «Междуморья»

— Это еще один из элементов, на которые наши партнеры смотрят и сначала не понимают, а потом смеются. Как это председатель НБУ может быть в отпуске уже пять месяцев? Это вообще не предусмотрено действующим законодательством. Тот факт, что в условиях войны, экономического кризиса в ключевом институте страны нет руководителя – нонсенс.

Почему так затягивают?

— Глава НБУ – это глубоко пропрезидентский человек. Глава государства хотел бы заменить шило на мыло: заменить одного своего человека на другого. Но этого, очевидно, не хотят наши западные партнеры, выдвигающие свои кадровые требования. Вроде того, как в свое время назначили министром финансов Наталью Яресько – человека с другим гражданством, хотя и украинского происхождения.

Не исключаю, что сейчас западные друзья выдвигают подобное кадровое требование и относительно главы НБУ. Однако президент заинтересован в том, чтобы тянуть время и поставить на это место своего человека.

Может ли в ближайшей перспективе этот вопрос решиться?

— Все зависит от степени давления со стороны Запада. Если они свяжут назначение нового главы НБУ с поступлением следующего транша, то есть вероятность, что главу регулятора назначат. Даже с прагматичной точки зрения – должны понимать, кому дают свои деньги. Если же такой тесной связи не будет, то президент и дальше будет тянуть время.

— Как можно образно оценить нынешнее состояние отечественной экономики?

Украинская экономика сейчас напоминает корабль, который якорем прикован ко дну. Не может никуда особо двигаться. В этом корабле в разных местах время от времени появляются дыры, которые нужно латать, все время вычерпывать воду, чтобы не утонуть. Фактически этим черпанием воды и затыканием дыр и занимаются руководители страны. Изменить это положение вещей может только смена гребцов. Одни и те же политики никогда не дадут нам результат, отличный от того, который они давали последние 20 лет.

Романия Горбач