В чем же суть этой законодательной инициативы, будет ли она способствовать деоккупации Донбасса и какова «миссия» Украины, Politeka рассказал заместитель руководителя Центра исследования армии, конверсии и разоружения Михаил Самусь.

— Решает ли предложенный президентом Украины законопроект ключевые проблемы оккупированных территорий Донецкой и Луганской областей?

Михаил Самусь
— Закон прежде всего определяет новые правила государственной политики в регионе. Важно то, что, наконец, мы признаем Россию агрессором, оккупантом. В частности, определяем, что у нас есть оккупированные территории. На эти вопросы закон действительно дает ответы.

Что же касается реинтеграции Донбасса, то здесь необходимо создать соответствующие условия для начала процесса восстановления украинской власти, украинского контроля над оккупированной территорией.

— Как быстро мы сможем вернуть контроль над регионом?

— В этом вопросе время не имеет значения. Ведь решающий параметр, когда мы говорим о восстановлении власти и установлении порядка на оккупированных территориях, это национальные интересы, то есть обеспечение территориальной целостности и суверенитета Украины. Если мы будем загонять себя в какие-то временные рамки, мы только будем ослаблять свои позиции.

— Украина официально признает РФ агрессором. Что это нам дает на практике ?

Ряд возможностей. Начиная с того, что Россия будет официально названа агрессором и оккупантом во всех международных форматах, заканчивая применением адекватных правовых терминов в повседневной практике. Например, во время Минских переговоров нам говорят, что нужно обменяться заключенными, хотя на самом деле эти люди являются военнопленными.

Популярные статьи сейчас

Анджелина Джоли держит в секрете новый роман: всплыла скандальная правда

Харламов после постельных сцен с Асмус сделал признание: "Пришел домой, а там сосед с моей..."

Экс-муж Лолиты устроил недетские развлечения с молодой возлюбленной на яхте: «облизала, а он…»

Дорофееву засняли в самый неподходящий момент, фото разлетелось по сети: "Замучили девку"

Показать еще
Кровавый молох Донбасса: наши потери за три года войны

До принятия закона, с точки зрения украинского законодательства, у нас не могло быть военнопленных, поскольку официально мы не признавали, что на Донбассе идет война. Этот закон устанавливает нужную для нас систему координат: мы наконец начинаем применять к российско-украинскому конфликту международное гуманитарное право, международные конвенции, которые касаются войны.

— Принятие такого закона кажется немного запоздалым.

— Конечно, если бы его приняли три года назад, Украине было бы значительно легче противодействовать российской агрессии и на дипломатическом, и на военном фронте. Хотя и сейчас он очень важен. Ведь создались новые геополитические условия для восстановления территориальной целостности Украины.

Администрация США изменилась. В Германии проходят сложные процессы формирования коалиции. Хотя Меркель и останется при власти, но уже в других форматах будет выстраивать свою внешнюю политику. У России также нет тех ресурсов, которые у нее были три года назад.

Министр иностранных дел России Лавров уже заявил, что украинский закон о Донбассе не отвечает Минским договоренностям. Стоит напомнить, что в Минских договоренностях Россия не упоминается в качестве стороны конфликта. Она там присутствует в статусе посредника, как Франция и ФРГ.


Поэтому до последнего времени украинская позиция относительно реализации Минских договоренностей воспринималась на Западе неоднозначно. Нам говорили: посмотрите, у вас же во внутреннем законодательстве нет определения, что Россия – агрессор и оккупант. Поэтому Берлин, Париж или Вашингтон на переговорах находились в непростой ситуации. С одной стороны, наши западные партнеры полностью поддерживали территориальную целостность и суверенитет Украины, а с другой, были вынуждены играть в игру Кремля о «ихтамнет».


Теперь ситуация кардинально изменится. В Украине есть четкий консенсус: РФ – агрессор, оккупант, есть оккупационная группа войск в составе первого и второго армейских корпусов в Донецке и Луганске. Имея закон, который устанавливает четкие правила игры на оккупированной территории, можем требовать и более решительных шагов со стороны наших партнеров.

— Пункт о приоритетности выполнения безопасностных положений Минских договоренностей из проекта закона убрали. Остаются ли Минские соглашения актуальными?

— Минские договоренности, несмотря на их несовершенство, должны оставаться основой для дальнейшего процесса урегулирования российско-украинского конфликта. На самом деле, в Минских договоренностях заложены традиционные инструменты для урегулирования вооруженных конфликтов. Но Россия пытается продавить собственный алгоритм их реализации, который противоречит общепринятым принципам. Россия предлагает сначала изменить Конституцию и законы Украины, а уже потом выполнять безопасностные элементы, вывести войска и передать границу под контроль Украины.

Новый закон создает условия для модернизации Минских договоренностей – то есть признания России участником конфликта, определения нового алгоритма урегулирования: сначала вывод российских войск с оккупированных территорий, передача Украине контроля над границей, установление в ОРДЛО украинского закона и порядка, а уже потом – политические процессы, в частности, внесение изменений в украинское законодательство. Поэтому новый закон не разрушает Минские договоренности, а наоборот — дает шанс их усовершенствовать и сделать решительный шаг к прекращению агрессивной войны России против Украины.

— Какова вероятность, что этот алгоритм пересмотрят?

Обратный отсчет для России: к чему приведут переговоры Волкера и Суркова

— К сожалению, Украина и наши западные партнеры имеют дело с Россией — страной, политика которой построена на КГБшных принципах шантажа, лжи и провокации. Любые договоренности с Россией — фикция. Хотя нашим западным партнерам это крайне сложно понять. Кроме того, европейские страны в этом процессе ориентируются прежде всего на собственные интересы, а не на украинские. Той же Германии чрезвычайно важно добиться прекращения конфликта между Россией и Украиной, поскольку у немецкого бизнеса в России миллиардные инвестиции. А потому для официального Берлина важно снять санкции, чтобы немецкий бизнес не терпел убытки.

Санкции можно снять, если будет прекращен конфликт. Это будет сделано через изменение Конституции или после вывода российских войск – для ФРГ неважно. В этом плане новый закон усиливает позиции Украины относительно давления не только на Москву, но и по доведению украинской позиции до Запада. Хотя реально изменить ситуацию можно лишь разрушив современный неоимперский режим в Москве.

— Это задача максимум – разрушить РФ? Как-то не очень демократично звучит.

— Не может существовать Российская империя и европейская Украина. Россия, начав агрессию против Украины, объявила войну всему цивилизованному миру, международному праву.

— А вот некоторые европейские лидеры не так категорично настроены. Президент Чехии Милош Земан предлагает Украине забыть аннексированный Крым за финансовую компенсацию от РФ.

— Со своей стороны я готов пожертвовать господину Земану 500 литров чешского пива, чтобы он чувствовал себя хорошо и не решал судьбы украинцев, не трогал украинские интересы. Пусть лучше заботится о своей стране.

— Введение военного положения в Украине — насколько сегодня оправдана такая инициатива?

— Новый закон как раз создает необходимый формат для проведения комплексных действий с целью противодействия российской агрессии. В сегодняшних условиях, по моему мнению, этого достаточно, вводить военное положение не нужно. Вероятность принятия этого решения возрастет лишь при угрозе полномасштабной агрессии России против Украины.

— Если введут военное положение на отдельных территориях, никакие выборы там не состоятся. Присутствуют ли здесь угрозы политических спекуляций?

— Фактически, если Россия начнет широкомасштабную войну против Украины и будет введено военное положение, вряд ли выборы будут наиболее актуальным вопросом для украинской власти и политикума. Не думаю, что стоит проводить выборы в условиях активных боевых действий.

— Отдельные районы Донецкой и Луганской областей объявляются оккупированной территорией, на которой действуют оккупационные органы власти РФ. Украина, соответственно, не отвечает за то, что там происходит. А как же тогда люди? Государство отказывается от них?

Скандальная реинтеграция: политическая или реальная война?

— Закон ссылается на Гаагскую и Женевскую конвенции, в которых четко указывается, что за оккупированные территории, в частности за обеспечение населения на оккупированных территориях, полностью отвечает оккупант. Эти нормы действуют уже более 100 лет и учитываются во всех случаях, когда речь идет об оккупации суверенной территории. Международное сообщество имеет отработанные механизмы, как действовать в таких ситуациях.


На самом деле, закон констатирует реальный факт – Украина не контролирует ситуацию в ОРДЛО, зато Россия имеет там оккупационную администрацию и оккупационные войска. И именно Россия ответственна за население, которое проживает на оккупированных территориях.


— Какова вероятность, что после восстановления украинского суверенитета над Донбассом вопрос Крыма исчезнет из повестки дня?

— Вопрос Крыма проще, чем Донбасса. В случае с Крымом Россия признала, что она оккупировала и аннексировала украинскую территорию. В любом международном суде у Москвы нет никаких шансов доказать, что оккупации не было. Поэтому Украина обязательно вернет Крым. Здесь сомнений нет.

На самом деле, внукам нынешних россиян придется отвечать за идиотскую идею Путина аннексировать Крым. Им нужно будет заплатить за все имущество, украденное у Украины, за газ, который Россия сейчас ворует из украинского шельфа Черного моря. Это, конечно, не быстрый процесс. Международные судебные процедуры могут длиться десятилетиями, однако Россия не имеет никаких шансов избежать ответственности за это преступление.

Романия Горбач