Ответом на российскую агрессию против Грузии 2008 года стала инициированная новой администрацией Белого дома политика перезагрузки. Команда Обамы — Клинтон, очевидно, не вполне осознала реваншистскую природу кремлевского режима (либо же с толерантностью, достойной лучшего применения, решили, что русских в свое время просто «обидели»). Как бы то ни было, Москва получила второй шанс. Что незамедлительно было расценено командой Владимира Путина как слабость, и руководимая им страна, опьянев от нефтяного бума, начала готовиться к противостоянию с Западом на всех фронтах.

Вялая реакция мирового сообщества на аннексию Крыма и продолжающуюся агрессию против Украины лишь укрепила уверенность российского руководства в том, что Запад слаб и безволен. Российские провокации, прежде всего случаи нарушения воздушного пространства стран — членов Североатлантического альянса, приобрели массовый и системный характер. Играя мускулами, хозяин Кремля на полном серьезе угрожал за два дня захватить Киев, Варшаву, Бухарест и столицы стран Балтии. Призывы лидеров Восточной и Северной Европы, а также целого ряда политиков и экспертов в Соединенных Штатах, требовавших решительных действий по обузданию агрессора, оставались без ответа. Что характерно, даже общее ухудшение состояния экономики РФ вследствие международных санкций и падения цен на нефть, а также восстановление украинской армии и стабилизация линии фронта на Донбассе не привели к деэскалации. Наоборот, перечень провокаций дополнился демонстративными облетами американских военных кораблей. Причем, по словам представителей Пентагона, международное гуманитарное право позволяет однозначно трактовать такие пируэты как агрессию, а сами самолеты – сбивать. Но в Кремле прекрасно понимают, что Обама не Эрдоган. Чем и пользуются.

Базы ПРО в Европе: убить двух зайцев

Совет Россия-НАТО возобновляет работу: что это значит для Украины

Внешнюю политику США любят сравнивать с авианосцем: тяжело принимается решение о смене курса, очень долго разворачивается, но, если взял новый курс, остановить его почти невозможно. После многочисленных сомнений и колебаний в Белом доме и Государственном департаменте, очевидно, было принято решение перейти к политике сдерживания.

Когда в 2007 году администрация тогдашнего президента Джорджа Буша решила развернуть ограниченный комплекс противоракетной обороны в Польше, Москва восприняла это как агрессивное действие, направленное против нее лично. Цель сорвать создание базы ПРО стала одним из краеугольных камней российской внешней политики. В ход шло все: мольбы, взывания к совести, а также откровенный шантаж. Американцы недоумевали: каким образом система ограниченной защиты от иранских ракет, имеющая исключительно оборонительный характер, может быть направлена против РФ? Очевидно, логика московских политиков и генералов была иной. Им во что бы ни стало нельзя было допустить развертывание постоянных баз США в Восточной Европе с тем, чтобы регион оставался беззащитным перед напором российских вооруженных сил. Невзирая на призывы поляков все же разместить систему ПРО на территории их страны, в Вашингтоне пошли навстречу россиянам: разворачивание противоракетного щита в Восточной Европе было заморожено на неопределенный срок.

В прошлом же году американцы все-таки решились на развертывание системы противоракетной обороны. Причем сразу в двух странах, которые наиболее последовательны в своей критике агрессивных шагов Кремля: Польше и Румынии. Итог – 12 мая начала функционировать оснащенная противоракетами SM-3 база в румынском Девеселу, а буквально на следующий день, 13 мая, началось строительство аналогичной базы в польском поселке Редзиково. Формально обе базы призваны сдерживать ракетный потенциал Ирана. Но очевидно, что после снятия санкций и полноценной интеграции Тегерана в мировую экономику иранскую угрозу никто не воспринимает всерьез. И реальная задача американского присутствия в Польше и в Румынии – продемонстрировать кремлевским бонзам, что над обеими странами раскрылся американский «зонтик» и любая авантюра против Бухареста либо Варшавы грозит вовлечением в боевые действия заокеанских морпехов.

Популярные статьи сейчас

Дочь Пугачевой Орбакайте засветила красавца-мужа и рассказала об их знакомстве: «Сегодня 18 лет…»

Елена Кравец вывела на красную дорожку дочь-красотку: как сейчас выглядит Маша, которая с 15 лет живет отдельно

Репяхова призналась, где сейчас живет с Виктором Павликом, у которого квартирный спор с бывшей: "Не секрет..."

Анджелина Джоли с новым цветом волос изумила помолодевшим видом: "Какая сильная дама"

Маленькие дети разбились в ДТП на украинской трассе, их пришлось вырезать из авто: появились фото

Показать еще

По мнению руководителя военных программ Центра Разумкова Николая Сунгуровского, элементы противоракетного щита в Восточной Европе решают две задачи. Первоочередная – все же сдерживание агрессивных устремлений иранского режима, считает эксперт. «Соглашения по Ирану ограничивают ядерную программу Тегерана. Но никак не затрагивают ракетную. На данный момент Исламская Республика имеет ракеты радиусом действия до 2,5 тысячи километров. Но Иран ведет работу по созданию ракет радиусом действия до 6 тысяч. Такие ракеты вполне смогут «простреливать» всю Европу, и о защите от них нужно думать уже сейчас», — утверждает Сунгуровский. В то же время, по его словам, американская ПРО в Европе никоим образом не является сдерживающим фактором для россиян.

Балтийский регион: стена севера

Германия вместо США: почему Берлин может стать главным союзником Украины

Бассейн Балтийского моря всегда был особенно открыт для российских военных угроз. Он и стал основным театром провокаций кремлевской военщины: чуть ли не ежедневно истребители НАТО здесь поднимаются по тревоге для перехвата заблудившейся военной авиации РФ. Боевые суда под Андреевским флагом регулярно заходят в территориальные воды Латвии и Эстонии, а шведы и финны долго не могли выкурить «неопознанные» подлодки из районов Стокгольмского архипелага и Финского залива соответственно (в последнем случае пришлось даже применить глубинные бомбы). В Москве громогласно вопят о притеснениях русскоязычных в странах Балтии, недвусмысленно угрожают Швеции в случае присоединения к НАТО и ломают голову, как бы дестабилизировать Норвегию – главного конкурента РФ на газовом рынке Европы. В то же время большинство стран региона имеют печальный опыт борьбы с российской агрессией. Неудивительно, что государства Балтии и скандинавские страны занимают четкую, последовательную и принципиальную позицию по обузданию и сдерживанию российской агрессии в регионе и на востоке Украины, вызывающую особое раздражение в Кремле.

После встречи высокого уровня в Вашингтоне Соединенные Штаты и страны северной Европы — Дания, Финляндия, Исландия, Норвегия и Швеция – обнародовали совместное заявление, в котором подтвердили свою поддержку суверенитета и территориальной целостности Украины в пределах ее международно признанных границ.

В документе также подчеркивается, что санкции против России за ее действия на востоке Украины должны оставаться в силе до полного выполнения Кремлем минских соглашений. Примечательно, что в заявлении не содержится аналогичных требований к нашей стране. Похоже, представители скандинавских стран на каком-то этапе все же смогли убедить Белый дом, что спрашивать за выполнение «Минска» нужно в первую очередь с Кремля.

Нельзя обойти вниманием также обнародованный бывшими высокопоставленными функционерами НАТО доклад Closing NATO’s Baltic Gap. Авторы публикации – Уэсли Кларк, Эйгон Раммс и Ричард Ширрефф – обращают внимание на слабые места в европейской стратегии Альянса. По мнению военных, вооруженные силы ключевых стран НАТО в Европе – США, Великобритании и Германии – не вполне готовы к возможному конвенциональному противостоянию с ВС РФ, уступая российской армии в скорости принятия решений и развертывания. В связи с этим эксперты рекомендуют приступить к системным реформам внутри Альянса, восстановить систему командных центров на северном направлении и вообще перейти к жесткой стратегии сдерживания. Вызывают опасение и приведенные на этой неделе изданием Financial Times слова британских военных, что силы быстрого реагирования НАТО не смогут сдержать русских в Польше и странах Балтии. А упомянутый выше генерал Ширрефф опасается, что Путин и вовсе может решиться на ядерный конфликт со странами НАТО, и потребовал срочно увеличить группировку Альянса в Литве, Латвии и Эстонии.

«Сейчас мы видим, что НАТО проснулся, – уверен Сунгуровский, – и предпринимаемые им шаги достаточно последовательны и рациональны». По мнению эксперта, Североатлантический альянс постепенно наращивает силы в Европе. И по мере этого меняется риторика представителей блока: от очень осторожной до достаточно уверенной.

Кроме того, Николай Сунгуровский отмечает: угрозы, исходящие из Москвы, носят гибридный характер. И ответ НАТО на эти угрозы должен быть не менее комплексным. «Нужны и элементы ПРО, и силы сверхбыстрого реагирования, и антипропаганда, и обеспечение кибербезопасности, и работа с общественным сектором», – утверждает аналитик. Главное – найти баланс.

Казалось бы, цементируя собственные восточные и северные рубежи, цивилизованный мир вовсе забыл о нашей стране, которая несет на своих плечах основную тяжесть сопротивления агрессору. Но это не совсем так. 28 апреля в Конгрессе США был зарегистрирован законопроект № 5094 под названием «Акт стабильности и демократии в Украине», который сделает невозможным отмену антироссийских санкций указом президента США, кто бы им ни был. А вот правительство Соединенных Штатов будет обязано содействовать реформированию Украины и привлечению инвестиций в нашу страну.

Таким образом, обязательная поддержка Украины станет частью американского законодательства. Шансы законопроекта стать законом очень высоки (в Конгрессе наблюдается двухпартийный консенсус по этому вопросу), но есть определенный риск, что президент Барак Обама наложит на него вето.

Кроме того, известный симпатик нашей страны Джон Маккейн заявил, что в текущем году Киев сможет претендовать на военную помощь, включающую предоставление летального оружия, объемом до 500 миллионов долларов, если продемонстрирует волю к реформам и к борьбе с коррупцией. Наконец, новый командующий вооруженными силами НАТО в Европе генерал Кертис Скапаротти сообщил, что намерен изучить потребности ВСУ в оружии для возможного последующего предоставления.

В июле должен состояться очередной саммит НАТО. На сей раз – в Варшаве. Ожидается, что там и могут быть приняты судьбоносные решения по реформированию военной структуры Альянса. Определению уже озвученных приоритетов. И переходу к стратегии сдерживания, общие основы которой были набросаны еще Джорджем Кеннаном в 1946 году и базовые положения которой не потеряли актуальности до сих пор. Тогда «доктрина сдерживания» привела к гонке вооружений и краху гораздо более мощного Советского Союза. Сегодня эта же стратегия будет означать противостояние блока стран с совокупным населением около 700 миллионов человек и военным бюджетом 1,023 триллиона долларов и страны с населением 140 миллионов человек и военным бюджетом 66,4 млрд, ВВП которой в два раза меньше ВВП штата Калифорния. Результат этого противостояния будет очевидным. Если, разумеется, Запад проявит хотя бы толику единства и благоразумия. И если в результате президентских выборов в США политика Вашингтона не претерпит радикальных изменений.

Максим Викулов