Согласно базовому сценарию, который был закреплен в меморандуме между МВФ и Украиной в 2015 году, это последнее повышение для населения. Однако волюнтаризм НКРЭКУ – Комиссии, регулирующей, в том числе, и тарифную политику – позволяет утверждать, что украинцев и дальше ждет увеличение сумм в платежках.

Почему растет тариф

С 2010 по 2014 год цена электроэнергии для населения оставалась почти неизменной, хотя расходы на ее генерацию и доставку потребителям росли. В этот период тариф поднимался только для промышленности и был в 1,7 раза выше, чем для населения. Таким образом, частично за счет предприятий, частично за счет госбюджета домохозяйства получали существенную дотацию.

Банкопад на финише: сколько банков НБУ планирует «убить» в этом году

Выровнять баланс цен попытались в 2015 году, когда было принято решение поднять тариф для населения в пять этапов со среднего уровня 35 копеек за кВт∙ч до 122 копеек с марта 2017 года. Этот шаг должен был ликвидировать перекрестное субсидирование – когда за население доплачивали промышленность и бюджет, что также сопровождалось еще и коррупционными злоупотреблениями. Это также было одним из основных требований МВФ в рамках программы расширенного кредитования.

Однако если в 2015 году и в первой половине 2016-го главным ресурсом для роста тарифов было население, то с весны 2016 года решением НКРЭКУ цена энергии для «промки» снова стала расти. Поводом для этого стали новые правила тарифообразования на электроэнергию.

В Украине с мая 2016 года расчет тарифа на электроэнергию привязан к индексу API 2 на уголь в портах Нидерландов и стоимости его доставки в Украину, известный как формула «Роттердам плюс».

Популярные статьи сейчас

Отдать россии кусок Украины: Зеленский поставил на место сторонников "уступок путину"

Боятся резонанса из-за больших потерь: в россии приказали убрать аллеи могил военных с кладбищ

С потерями отошел: в Генштабе сообщили, где враг получил по зубам, а где готовится новое наступление

Тела семьи с ребенком найдены в Одессе: в полиции рассказали подробности

Массовая мобилизация в Украине: министр Резников предупредил, сколько людей заберут в армию

Показать еще

Ее введение должно было принести дополнительные средства на обновление инфраструктуры оператора магистральных сетей НЭК «Укрэнерего» и обеспечить диверсификацию поставок угля, чтобы упредить дефицит на складах ТЭС в случае их перебоев с неподконтрольных территорий востока Украины.

Расчет по-новому

Формула была нерабочей с самого начала и чиновники это прекрасно понимали. При этом была допущена существенная ошибка. Министерство энергетики и угольной промышленности, определяющее цену угля, не подвязало ее к «Роттердам плюс».

Проблема этой формулы заключается в том, что тариф на электроэнергию, произведенную в Украине, привязан к стоимости угля на товарных биржах Нидерландов. Это одна цена. Но сам уголь преимущественно добывается в Украине по значительно меньшей цене.

«Мы получили разницу между ценой в «Роттердам плюс», составляющей 3000 грн и 1730 грн, что определило министерство», – пояснил министр энергетики и угольной промышленности Игорь Насалик. Сознательно или не сознательно – не нам судить.


Население за электроэнергию платит более 40 млрд грн в год, промышленные предприятия и учреждения платят свыше 110 млрд грн в год. Большая часть этих средств пошла на оплату себестоимости генерации электроэнергии. Но остается открытым вопрос, кому именно идут эти деньги. Тем более, тарифы растут как для населения, так и для бизнеса?


За время действия «Роттердам плюс» генерирующие предприятия получили дополнительных 10 млрд грн на разнице между тарифом на энергию и стоимостью добытого угля. Дополнительные средства, которые получила тепловая генерация в Украине, нужно было вложить в поставки угля из-за рубежа или модернизацию станций. Но этого не произошло, а зависимость от угля с ОРДЛО – не преодолена. Блокадные игрища политиков показывают, что малейшая дестабилизация может в любой момент привести к дисбалансу в энергосистеме страны.

«Роттердам плюс» также заложил основание для дальнейшего роста тарифа.

«Девальвация и рост стоимости угля на рынках ЕС привела к тому, что «роттердамский +» уголь дорожает, а это вынуждает регулятор повышать тариф для конечных потребителей, прежде всего промышленности, – говорит сопредседатель Фонда энергетических стратегий Дмитрий Марунич. – А повышать его уже некуда, поскольку эта промышленность, сами видите, в каком состоянии».

Негативные следствия тарифной политики

Оптовая рыночная цена электроэнергии на спотовом рынке в Украине уже на 30-40% выше, чем усредненные тарифы в некоторых европейских странах (Норвегия, Швеция, Дания). Выше даже, чем в Канаде и США.

От «Роттердам плюс» до веерных отключений – как блокада превращается в кризис

По логике, повышения тарифа следует ожидать уже украинцам. В феврале НКРЭКУ заявляла, что стоимость электроэнергии для населения на 57,7% ниже экономически обоснованного уровня, который составляет 2,31 грн за 1 кВт⋅ч по состоянию на январь 2017 года.

«То есть сейчас население платит только 42,29% рыночного уровня тарифа», – заявили в комиссии.

Не нужно объяснять, что такие заявления делаются не просто так. Необходимость устранения перекрестного субсидирования заставляет НКРЭКУ рассматривать возможность дальнейших мер по приведению тарифов к экономически обоснованному уровню. Очередное повышение тарифа, вне всякого сомнения, будет воспринято в штыки, учитывая, что с начала 2015 года он и так вырос в 3,5 раза.

Рост тарифа для промышленности также чреват рядом негативов. Это ухудшает положение украинского производителя на мировых рынках. К примеру, тарифы для промышленных потребителей в Украине на 10-40% выше, чем в России и на 20-70% – чем в Казахстане.

«Эти страны являются одними из основных конкурентов Украины на экспортных рынках металлургии, где электроэнергия составляет 10-40% себестоимости продукции», – поясняет риски член правления проекта «Цена государства» и экс-член Национальной комиссии государственного регулирования в сферах энергетики и коммунальных услуг Андрей Герус.

Рост тарифа неизбежно отобразится на росте цен потребительских товаров, и за это будет вынужден заплатить каждый украинец.

В конечном итоге потребитель все равно покрывает все издержки. Это выражается в более высоких ценах на товары. Или теряет работу из-за банкротства отечественных предприятий, оказывающихся неконкурентоспособными на внешних рынках из-за высокого тарифа на энергию, – говорит Андрей Герус.

К примеру, цены на муку выросли на 14%-21% в 2016 году. Около трети в этом росте составляет доля электроэнергии – 29,5%.

После введения в действие формулы «Роттердам плюс» перекрестное субсидирование не только не было снято, но промышленность начала платить еще больше таких дотаций – на 13% или 3,7 млрд грн ежемесячно. Это позволяет заявлять, что тарифный энергетический бизнес в Украине в значительной степени построен на обмане.

Полный контроль над рынком, монополизация и лояльность чиновников – вот рецепт успеха на нашем энергетическом рынке. В итоге, средств на развитие собственной угледобычи нет, тариф на электроэнергию повышать некуда.

Максим Нечипоренко