Politeka выясняла, от скольких банков НБУ избавится в этом году и какая судьба ждет национализированные учреждения в ближайшем будущем.

Конец ликвидации

В 2016 году Нацбанк ликвидировал в среднем по два банка в месяц. Сейчас в зоне риска находятся еще 40 банковских учреждений, 21 из которых – на особом контроле.

На скамейке запасных для Нацбанка: кто заменит Гонтареву

«Дни этих банков сочтены не потому, что злой НБУ так сильно хочет их убить, а потому, что они не выполняют норматив по достаточности капитала», – поясняет специалист отдела продаж долговых ценных бумаг Dragon Capital Сергей Фурса.

По своему размеру это небольшие учреждения, как правило, обслуживающие узкие интересы собственников. Их деятельность не направлена на массовую клиентуру. По размерам активов они занимают порядка 2% всей финансовой системы страны. Так что, в случае ликвидации всех сорока банков, это не окажет значимого влияния на систему. Их проблемный статус также не значит, что всех готовят «на вылет». Хотя если будет обнаружен банк, который занимается незаконными операциями, он будет отправлен на ликвидацию без раздумий. В эту категорию также входят банковские учреждения, которые занимаются мошенничеством. Но тут речь идет о точечных явлениях.

«Все банки, занимавшиеся мошенничеством или другими незаконными операциями, были выведены с рынка раньше. Сейчас если кто-то и всплывет, то это будут единичные случаи», – подтверждает глава правления Украинской межбанковской валютной биржи Анатолий Гулей.

Популярные статьи сейчас

Галкин показал необычное увлечение 72-летней Пугачевой и их дочери Лизы: "Гениально и просто"

Девочка и ее нетрезвая мать исчезли посреди водохранилища под Киевом: спасатели бросились на помощь

Дорофеева в мини-шортиках пленила естественным видом без фильтров: кадры

Вслед за потопами и 35-градусной жарой на Украину идет новая напасть: куда стихия ударит первой

Забавы на воде обернулись трагедией, девочки до последнего звали на помощь: "Не умела плавать"

Показать еще

В среде финансовых аналитиков считают, что в 2017 году рынок покинут еще порядка десяти банков.

«Если банковские лоббисты не найдут общего языка по поводу ограниченных банковских лицензий, без допуска малых банков к депозитам физических лиц, то, скорее всего, они покинут рынок. Никакого макроэффекта от их ухода ждать не приходится», – говорит глава комиссии по банковскому анализу Украинского общества финансовых аналитиков Виталий Шапран.

Учитывая статистику НБУ и прогнозы экспертов, можно прийти к промежуточным выводам, что банковское сообщество лишится еще 10-20 малых банковских учреждения и на этом опостылевший «банкопад» закончится.

В кассу на выплату

Ликвидация банков тесно переплетена с выплатой гарантированных сумм по депозитам вкладчиков, за что несет ответственность Фонд гарантирования вкладов физических лиц (ФГВФЛ).

Темная сторона бизнеса: куда предприниматели бегут от налогов

Основным источником погашения его обязательств являются доходы от погашения кредитов, выданных неплатежеспособными банками, а также продажа их активов.

«Здесь главной проблемой является то, что значительная часть залогов Фонда одновременно являются и залогом под кредиты рефинансирования НБУ. Это имущество, как владельцы, так и другие связанные лица, постоянно пытаются вывести из-под залога или его подменить с целью дальнейшей продажи», – говорит Анатолий Гулей.

В этот вторник стало известно, что из-под носа регулятора пытаются увести помещение гостиницы в Киеве, на углу Богдана Хмельницкого и Ивана Франко, площадью около 1300 кв. м. Директор департамента управления рисками НБУ Игорь Будник сообщил, что это помещение является залогом от Еврогазбанка под рефинанс Нацбанка. Залогодатель, ООО «Евро-Готель-Груп», находится в процессе банкротства, но ликвидатор уже отправил помещение на аукцион, который должен пройти 14 марта. Заявленная цена продажи в два раза ниже его реальной стоимости.

Такие случаи происходят с завидной регулярностью. В итоге реальная стоимость залогов Фонда сейчас составляет всего 9-18% от их балансовой стоимости.

«Постепенно Фонд продает имущество банков, выведенных с рынка. Но могу признать, что им создан довольно большой дефицит в сфере госфинансов и те, кто отвечают за продажи, не успевают его быстро покрыть», – говорит Шапран.

Это отягощает Фонд и не дает возможности увеличить свободную ликвидность. Как результат, на покрытие гарантируемых вкладов приходится брать кредиты из Государственного бюджета страны. Сейчас Фонд гарантирования задолжал государству около 70 млрд грн.

«В прошлом году Фонд получил от правительства 7,9 млрд грн облигациями внутреннего займа, – пояснил руководитель аналитического отдела Concorde Capital Александр Паращий. – Сентябрьским меморандумом с МВФ на 2017 год предусмотрено 42 млрд грн финансирования докапитализации госбанков и кредитования ФГВФЛ. Из этой суммы 16,3 млрд грн уже использованы на докапитализацию ПриватБанка, Укрэксимбанка и Ощадбанка. То есть остаются около 25 млрд грн для возможной помощи Фонду, чего на этот год более чем достаточно».

Эксперты говорят, что эта ситуация не повлияет на вкладчиков. ФГВФЛ запустил новый механизм выплат сразу через семь банков. До конца года таких банков уже может быть около 40. Новшество создает дополнительные удобства для клиентов: нет очередей и есть надежда на рост доверия к банковской системе. Более того, с 2018 года клиенты смогут получать деньги, назвав лишь реквизиты карты любого банка, где у них уже есть счет.

Приватизация национализированного

После того как государство поглотило ПриватБанк, более 50% банковского сектора оказалось в госсобственности.

Асфальт тронулся — сколько денег потратят на украинские дороги

«Сейчас мы обладаем, как государство, 55% банковской системы. Это очень высокая доля, и нам необходимо как можно скорее улучшить работу этих банков», – заявил министр финансов Александр Данилюк.

Такая огромная доля государства ничего хорошего системе не сулит. Это оказывает административное влияние на весь рынок – теперь центр решений по изменению процентных ставок переходит в госсектор.

«В Украине сейчас создалась уникальная ситуация, когда не просто более половины банковского сектора принадлежит государству, но и сами банки в госсобственности начали конкурировать между собой, – говорит Анатолий Гулей. – В результате Антимонопольный комитет начал интересоваться этими банками – согласно закону, если один собственник превысил долю на рынке в 35%, то он считается монополистом».

Госбанки не только мешают здоровой конкуренции на банковском рынке, но и создают дополнительные риски коррупции, а также несут угрозу бюджету страны. На докапитализацию только Ощадбанка и Укрэксимбанка государство потратило около 39 млрд грн за прошлые три года. Возможно, что эта сумма – не предел.

Стоит понимать, что при всем желании сейчас эти банки никто не купит. Причина, отпугивающая потенциальных инвесторов, кроется в коррупционных рисках. Государственные банки в любом случае связаны с так называемым «политическим капиталом» – речь идет о продаже связанным лицам в политике или крупным собственникам. Привлекать же нужно внешнего инвестора, который бы вывел эти банки на международный уровень.

Это не единственная проблема. Отсутствие стратегии развития, которая для каждого учреждения должна быть индивидуальной, не дает понимания, что с этими банками делать в обозримом будущем, в каком направлении их продвигать.

Большинство профильных аналитиков считают, что госбанки должны быть реформированы из единого центра управления, а потом приватизированы. В идеале, хорошо бы продать полные пакеты государственных банков, а не их доли. Но, скорее всего, пойдут именно по второму пути.

По всей видимости, приватизацию государственного банковского сектора где-то так и проведут: продавать будут средними пакетами приблизительно по 10%-20%, – говорит Сергей Фурса.

ЕБРР уже выразил желание принять участие в приватизации ПриватБанка, а также подготовить продажу 20% акционерного капитала Ощадбанка к 2018 году.

В то же время эксперт не считает, что все госбанки нужно продать подчистую. Например, Укрэксимбанк выполняет достаточно специфическую функцию – обслуживает внешнеэкономическую и торговую деятельность государства. Эта причина не позволяет вести речь о его продаже.

Очевидно, госбанки нужно приватизировать, но, похоже, что это не будет сделано в перспективе пяти лет. Александр Паращий резюмирует, что на этот период, необходимо модернизировать корпоративное управление банков. То есть сделать их относительно независимыми от правительства, а уже потом продавать.

Максим Нечипоренко