Тайвань – не вполне независимое государство. Хотя многие страны мира поддерживают с ним экономические и политические отношения, де-юре оно скорее является частью Китая, чем суверенным государством. Ни одна влиятельная страна, кроме Ватикана (а всего их 22), до сих пор не признала независимость Тайваня. Он не представлен в ООН и других больших международных организациях, и с юридической точки зрения правильно именовать Тайвань Китайской Республикой – так он официально называется.

Китайскую Народную Республику эта тема все еще волнует – в Пекине настаивают на своем суверенитете над островом. Исторически сложилось так, что в 1949-м, в ходе гражданской войны  1927-1950 годов, на Тайвань убежали главные политические соперники коммунистов – националисты из Гоминьдана. Там они создали Китайскую Республику и правили островом почти все годы послереволюционного периода. Не без надежд, пожалуй, когда-нибудь вернуться в Китай. Но в противостоянии с КНР быстро стали очевидным андердогом. Причем былое противостояние с коммунистами не помешало Гоминьдану уже в XXI веке направить движение острова в сторону Китая.

Фиаско Гоминьдана

Результат этих выборов может сделать Демократическую прогрессивную партию (ДПП) доминирующей в тайваньской политике. За исключением 2000-2008 годов, когда Тайванем правил Чэнь Шуйбянь, президентами были исключительно представители Гоминьдана. Большинство в парламенте также удерживала эта политическая сила. Но осенью 2014 года националисты потерпели фиаско на местных выборах, победив лишь в шести из 22 административных районов. А сейчас Демократическая прогрессивная партия лидирует в опросах с большим отрывом, а ее глава Цай Инвэнь готовится стать президентом Тайваня, опережая ближайшего из преследователей на 30% (45,2% против 16,3% и 16,1% у конкурентов).

Гоминьдан сам вырыл себе могилу. За более чем уверенной победой на президентских выборах 2008 года, когда кандидат националистов Ма Инцзю победил с 58% голосов, последовала все еще легкая, но уже менее показательная виктория – Ма набрал 51%. Падение поддержки было связано с откровенно прокитайским курсом. Пекин к тому же продемонстрировал, что просто близких отношений с островом ему недостаточно: ставка на дружелюбие не сработала. Ма Инцзю подписал более двадцати инвестиционных и торговых соглашений с КНР – приглашение на казнь было принято. Очевидно, как раз из-за растущего недовольства политикой власти президент в конце 2014-го потерял пост председателя Гоминьдана. Правда, уже с 17 января будет восстановлен в этой должности.

Популярные статьи сейчас

Экс-любовник Аллы Пугачевой перестал есть, печальные подробности: "Не хватает сил"

Удар курса, бесплатные евробляхи и украинцы без денег – главное за ночь

Лето отменяется, погода с первых дней июня ударит по украинцам: появился точный прогноз

"Как будто из дурдома вышел": Кошевой из "Квартал 95" огорошил откровением о семейной жизни

Показать еще

Неудавшийся ренессанс Гоминьдана

Возможно, партия видит последние события в отношениях Тайваня с Китаем в позитивном свете. В начале ноября в Сингапуре состоялась историческая встреча между президентами КНР и Тайваня – впервые за 66 лет. В ходе встречи Ма Инцзю предложил китайцам достигнуть так называемого «консенсуса 1992 года». То есть признал известный принцип одного Китая. Немногим позже страны организовали обмен пленными. Пекин отпустил на остров двух полковников военной разведки, а Тайвань освободил одного шпиона.

Помимо уже традиционной борьбы за места в парламент – между Гоминьданом и Демократической прогрессивной партией, – за пост президента поборются Цай Инвэнь (ДПП), Эрик Чу (Гоминьдан) и Джеймс Сун (Первая народная партия). Гоминьдан и Первая народная партия относятся к так называемой Зеленой коалиции, которая выступает за воссоединение с Китаем – это долгосрочная цель. Синяя коалиция во главе с ДПП ратует за провозглашение независимой Республики Тайвань.

Поскольку Си Цзиньпин встретился с тайваньским лидером, это вызывает сомнения, так ли уж однозначна позиция Пекина относительно статуса Тайваня. Возможно, положение последних лет устраивало Пекин хотя бы в краткосрочной перспективе – до выборов. Поэтому и были соблюдены некие требования: Ма Инцзю был принят как глава государства, а не третьесортный подчиненный. В Пекине прекрасно понимают, что ничего хорошего им двойное поражение Гоминьдана на выборах не сулит.

Ставка КНР не сработала пока ни в одном аспекте. Во-первых, вопреки «достижениям» Ма Инцзю, кандидат Гоминьдана имеет ничтожные шансы на выборах. Во-вторых, китайская тактика устрашения «мятежной провинции» также не дала желаемого результата. Пекин проводил учения на Тайваньском проливе, активно публиковал видео учений на военной базе в провинции Внутренняя Монголия, где сооружения повторяют правительственные здания Тайбэя. Тайвань перед громадным соседом не пасовал. Даже при Ма Инцзю тайваньские солдаты практиковались в 2 км от китайского побережья – на архипелаге Цзиньмэнь. Агрессивную риторику в Пекине вызвала и заявленная покупка оружия Китайской Республикой у США. В середине декабря Вашингтон одобрил продажу оружия острову на $1,8 млрд: два ракетных фрегата, бронированные машины, противотанковые ракеты и ракеты «земля — воздух». Рейтинги Гоминьдана это укрепить не помогло.

Быть ли войне

США, подписав в 1979 году Акт об отношениях с Тайванем, обязались защищать и поставлять острову оборонное вооружение, если таковое будет необходимо. Последний контракт стороны заключили четыре года назад. Но в нынешних условиях Вашингтон вынужден пересматривать свою политику, в т. ч. по тайваньскому вопросу. При предыдущем президенте Чэне Шуйбяне американцы скорее сдерживали Тайвань от авантюр. Кто знает, будут ли делать это вновь в случае победы ДПП на парламентских выборах и ее кандидата – на президентских.

Лидер ДПП Цай Инвэнь показала себя скорее умеренным политиком, чем бесшабашным борцом за независимость. Несмотря на откровенно проамериканскую позицию, она признает, что при необходимости готова встретиться хоть с чертом – то есть говорить с Пекином. Тайвань вроде бы имеет покровителя в лице Вашингтона, но делать слишком смелые шаги в противостоянии с Китаем вряд ли будет. Большая часть населения острова к тому же сейчас выступает за сохранение статус-кво. Разумеется, победа на выборах будет значить зеленый свет именно для острожничанья в отношениях с Пекином. Но не будем забывать, что курс на независимость Тайваня является устоявшейся доктриной ДПП.

Сложно сказать, можно ли Тайваню всерьез рассчитывать на США как защитника своего суверенитета. Южная Азия и без Тайваня стала для Барака Обамы настоящей головной болью. Когда твой важный торговый партнер (второй по обороту после Канады) застраивает рифы в Южно-Китайском море – на важном торговом пути – военными объектами, да и вообще любыми средствами ставит под угрозу мировое доминирование США, хороших вариантов мало. Пока администрация американского президента на прямое противостояние не идет, но вроде бы и сдавать позиции не желает. Вероятно, даже в Вашингтоне не знают, достаточно ли будет попытки Пекина заполучить остров, чтобы развязать войну между двумя мировыми державами. Тем более что главные союзники американцев один за другим увиливают от совместных с США акций. Австралия по-прежнему ориентируется на Китай в экономике, подписывает масштабные контракты с Пекином и Великобритания. Непонятно, поддержит ли американцев Япония. Токио в этом году неоднократно обещал организовать совместное с США патрулирование Южно-Китайского моря, но в конце ноября в Японии неожиданно заявили, что ничего подобного не планировали.

Ситуация осложняется тем, что отношения с Китаем необходимы Тайваню. С одной стороны, с каждым годом все больше жителей острова идентифицируют себя именно как тайваньцы. Сейчас этот показатель превышает 60%, а в 1992 году составлял всего лишь 17,6%. С другой стороны, за последние семь лет торговый оборот Тайваня с КНР вырос вдвое. Особенно зависима от Китая туристическая отрасль острова – половину доходов обеспечивают гости из вражеского государства. Быстро повернуть маховик вспять не получится. То есть связи при новом правительстве в ближайшем будущем как минимум должны сохраниться.

Тем более что у Тайваня хватает проблем в экономике: безработица, низкие зарплаты и высокие цены. Если в первом квартале 2015-го ВВП страны вырос на 4%, то в третьем упал на 0,6%. Согласно экспертному опросу, организованному Bloomberg, к концу следующего года вероятность рецессии вырастет с 10% до 55%. Сближение с Китаем в предыдущие годы было легким путем улучшить положение. Другое дело, что народ правительству этого делать уже не позволит, а китайская экономика не в том состоянии, чтобы еще кого-то на себе вытягивать. Да и Китаю контроль над островом не нужен любой ценой. Тайвань – главный внешний инвестор в экономику КНР.