Первый очевидный плюс – время: кампания стартует где-то за полтора года до выборов. В первые месяцы многое решает известность, прошлым летом победу в праймериз прочат Хиллари Клинтон — первой леди и госсекретарю — и Джебу Бушу — сыну и брату президентов. Но время вносит коррективы: зажигаются новые звезды, одни на миг, другие надолго. Среди открытий — Берни Сандерс и Дональд Трамп. А вот Бен Карсон уже успел и набрать, и потерять очки: теперь экс-фаворита дразнят соней, проспал победу.

Другой плюс — новые технологии. Кандидаты активно используют YouTube, Facebook, Twitter. Лидируют новички. У Трампа число подписчиков в Twitter — 5,5 миллиона человек. Берни Сандерс размещает на YouTube ролики с рэпером по прозвищу убийца Майк, и просмотров уже больше миллиона. Все это – и экономия денег, и личный контакт с избирателем. Левая The Guardian, которая не любит Трампа, признает: миллиардер не ленится, сам пишет посты, поэтому любим в соцсетях. Наконец, новый подход включает в процесс тех, кто умер бы со скуки у экранов телевизоров во время дебатов. Афроамериканская молодежь говорит: мы никогда не взглянули бы на Берни, не окажись он на YouTube с убийцей Майком.

У успеха новичков есть обратная сторона – протестный настрой почти во всех группах общества: молодежь требует бесплатного колледжа, синие воротнички – рабочих мест, роста зарплаты, а ассоциации владельцев оружия или объединения ЛГБТ – защиты их прав. Всем не спокойно. Опрос CBS News замеряет тревогу: 53% — недовольны Вашингтоном, 31% — злятся, и – внимание! – лишь 35% думают, что новый президент добьется позитивных перемен.

Тревога, боевой настрой, даже революция – все это есть на дебатах в канун Айовы. В середине января ослы и слоны, пока каждый в своей компании, выясняют, кто виноват и что делать. По-другому: кто спасет Америку.

Клика с Уолл-стрит

В каждой демократии есть ложь: выборы как будто конкурс идей, а на деле — кошельков, все кандидаты как будто народные трибуны, а на деле — кокотки на содержании банкиров. Раньше людям твердили: да, демократия плоха, но прочие формы правления — хуже. Но стоит ли весь век держаться за плохое, боясь худшего? — наконец спросили люди. — Давайте сделаем демократию лучше. На пороге политическая революция.

Популярные статьи сейчас

Растрепанный Киркоров огорошил жарким снимком с Поляковой: "Невеста что ли"

Укрпочта сжигает посылки из-за коронавируса, фейк "порвал" украинцев: "А пеплом будут посыпать..."

Фото 30-летней красотки со странным женихом взорвало сеть: "Спит в постели с..."

Звезда "Сватов" в коротком топе поразила пикантным фото с девушкой: "Горячая штучка"

Показать еще

«То, что в Конгрессе демократы и республиканцы ненавидят друг друга, — говорит Сандерс, — миф, они все на содержании у денежных мешков, поэтому равно не делают ничего для американцев». Конечно, Берни — не обычный кандидат: демократический социалист, почти коммунист. К тому же норовит бросить камень в Клинтон: как экс-секретарь будет обуздывать своеволие банков, если берет у них деньги?! «Вы, госсекретарь, взяли у Goldman Sachs $600 тысяч», — кричит Берни. Но дело не только в нем. Борьба с Уолл-стрит в тренде. С какой радостью Хиллари повторяла бы филиппики Сандерса, не будь, как говорится, рыльце в пушку. Да, разве она и не пытается повторять: «Ни один банк не должен быть слишком большим для того, чтобы обанкротиться», — твердит Клинтон чужой текст на дебатах. Это к вопросу о дроблении банков, а то Goldman Sachs настолько большой, что правительство вынуждено было его спасать любой ценой.

Не отстают республиканцы, в их стаде тоже есть паршивая овца — Тед Круз. Сенатор взял в долг, кстати, у Goldman Sachs $1 млн на кампанию в Сенат, а раскрыть этот факт забыл. Так, во всяком случае, пишет The New York Times. Сам сенатор лишь сетует — мол, газета меня не любит.

Маркс говорил: «Люди никогда не ставят перед собой задач, которые не в состоянии решить». Иначе, раз борьба за новую демократию — демократию простых людей — начата, то структурные перемены в политике возможны. Думаю, это действительно так. За 10-15 лет в технологиях произошли изменения, которые делают старые партийные машины, с партийной газетой, книжкой партвзносов, смешным анахронизмом. Теперь бороться за избирателя гораздо дешевле, нужно только знать что сказать. На старых плакатах достаточно белозубой улыбки, а в ежедневных постах в соцсетях уже должна быть какая-то мысль, пусть простая, но мысль.

Вернемся к соцсетям: у Трампа 5,5 млн подписчиков в Twitter, 4,5 млн — в Facebook, 1,3 млн — в YouTube. Представьте, Трамп выпускал бы газеты с таким тиражом: состояние вылетело бы в трубу, а газеты… В них назавтра мусор заворачивают. А благодаря соцсетям Трамп экономит. Добавим к этому электронные платежи. Посмотрели вы в YouTube на Берни: о, крутой кандидат, с убийцей Майком тусит. Вступите в партию, будете очередь в банке стоять, чтобы кандидату помощь послать? Нет, а с карточки $25 (средний размер взноса в фонд Сандерса. — Ред.) переведете, не жалко. Теперь у Сандерса $33 млн. И он с чистой совестью говорит: «Я не беру деньги у банков, меня поддерживают рабочие, средний класс».

Эта кампания первая ласточка изменений: технологии только начинают менять политику. Очевидно одно: традиционные методы финансирования, организации больше не гарантируют успех. Так, Клинтон заручается поддержкой ассоциаций афроамериканцев и ЛГБТ, считай, административным ресурсом. Но кто знает: может дружба Сандерса с чернокожим рэпером больше будет по вкусу неформальной молодежи.

Блудница нью-йоркская

Республиканцы видят политическую революцию по-другому: их враг окопался прежде всего в либеральных салонах Манхэттена (потом уже на Уолл-стрит). Тут уже не 99% рабочих рук и голов против банкиров, а простые парни с ферм против столичных денди. «Посмотрите на Нью-Йорк, — призывает добрый христианин Круз, — вместилище греха: аборты, гей-браки». И бросает камень в Трампа: он с Манхэттена, какие консерваторы на Манхэттене? Бедняга Трамп убеждает: Нью-Йорк — сердце Америки, вспомните, как все мы вместе скорбели в день 11 сентября. Но, строго говоря, Круз прав: рыжий горлопан (кстати, на этих дебатах Трамп скромен, как никогда) слишком выбивается из серой массы, в отличие от самого Круза.

Революция для слонов — радикальный патриотизм. Нет, о том, чтобы воевать где ни попадя, речь не идет: сенатор Линдси Грэм с лозунгом «сапоги на землю» (т. е. введем наземные войска. — Ред.) уже смотрит дебаты из зала. Но риторика крайне жесткая. Порою в ней есть что-то от охоты на ведьм 1950-х. Сенатор Рубио идет дальше старика Маккарти, инициатора той охоты, и находит измену в Белом доме: «У нас президент, который не верит в Америку который подрывает нашу конституцию, нашу армию, наше положение в мире». Послушать республиканцев, США уже при смерти. Нужна скорая помощь.

«Я даю слово, — открывает дебаты Круз, — если буду президентом, никто из американцев не будет вынужден стоять на коленях и любой, кто принудит к этому наших воинов, почувствует сполна силу и ярость США». Эти слова в адрес Ирана, задержавшего моряков США. Но они также задают тон дебатов, после каждый скажет что-то подобное. Но Круз был первым, и получилось у него зажигательно.

Ослы vs. слоны

Две партии не согласны ни в чем: где одни говорят «да», другие отвечают «нет». Все острые вопросы: медстрахование, налоги, право на оружие. К примеру, Сандерс хочет поднять налоги, прежде всего для богатых (прогрессивное налогообложение), а взамен усилить ответственность государства — включая всеобщее медстрахование, бесплатные колледжи, университеты. Для слонов это неприемлемо: налоги нужно снижать. «Вы издеваетесь? — возмущен губернатор Кейсич, — налоги растут, а баланса бюджета нет».

Разница в принципах: у слонов «защити себя сам». Поэтому в их лагере все за право на оружие. «Будь в Париже разрешено оружие, 130 человек не погибли бы, пуля прежде нашла бы террористов», — убежден Трамп. То же касается медицины, налогов.

Эта разница была всегда. Но сейчас предстоит выбрать не просто тактику, а стратегию, образ Америки: либо справедливая, либо сильная. Тон дебатов у ослов задает Сандерс с критикой всей политической системы, у республиканцев — Круз с рассуждениями о ярости и мощи. Это те альтернативы, которые будут на всеобщих выборах.

Предварительные итоги

Предсказать результат праймериз нелегко, можно обозначить диспозицию. У ослов и слонов есть две яркие звезды — Сандерс и Трамп. Оба имеют горячих сторонников и не менее горячих противников. Пожалуй, середины нет: либо обеими руками за Берни (Дональда), либо против. Прагматики критикуют звезд: мол, их планы неосуществимы. Так, в The Wall Street Journal подсчитали, что план Сандерса доведет госрасходы до 26,6% ВВП (28% ВВП во время Второй мировой). Впрочем, оба этих показателя меньше, чем во Франции, экономика которой все никак не может начать расти.

«Клинтон, — пишет The Washington Post, — легче держать удар со стороны республиканцев, чем Сандерса». Это не удивительно: для слонов Хиллари революционер, борец за права, с таких позиций легко идти в атаку. Но в отношении Сандерса, она консерватор и вынуждена обороняться. В то же время консерватизм может сыграть ей на руку на всеобщих выборах: не всем республиканцам по душе добрый христианин Круз или лихой Трамп.