Обо всех кошмарах пребывания в этом концлагере рассказали Валентина Бучок и Галина Гаевая

Секретная тюрьма «ДНР» располагалась на территории неприбыльного негосударственного фонда «Изоляция» в Донецке, передает «Униан».

Если ранее тут проходили всевозможные творческие и культурные мероприятия, то теперь это был настоящий концлагерь. Он заработал летом 2014 года, и там боевики выбивали из людей признания или банально заставляли свидетельствовать против себя.

Не смотря на то, что в Донецке категорически не признавали этого места, оно существует по сей день, и рассказы выживших – лучшее тому подтверждение.

Популярные статьи сейчас

Хромающего Путина провожала в туалет целая толпа, видео слили в сеть: «Еле передвигает ноги»

Звезда "Крепостной" Ксения Мишина выставила напоказ роскошное декольте: "А где белье?"

Крах переговоров Зеленского с Путиным, всплыли роковые детали: Украине не понравится...

Кейт Миддлтон поразила своим поведением с сыном: "это невозможно скрыть"

Показать еще

54-летняя жительница Донецка Валентина Бучок – одна из таких. На нее «МГБ ДНР» пытались «повесить» соучастие в убийства боевика Моторолы. Причиной для обвинения стало то, что она всего лишь проходила мимо дома, где жил боевик, а какому-то из террористов показалось, что она снимает на телефон. В застенках секретной тюрьмы она провела 11 месяцев.

Ее подруга по несчастью – 60-летняя медсестра из Докучаевского Галина Гаевая с проукраинской позицией, которую террористы обвинили в шпионаже. Несмотря на отсутсвие явных улик, ее таки бросили в тюрьму, где она провела 15 месяцев.  И Валентину, и Галину освободили во время большого обмена пленными в 2017 году.

По словам женщин, боевики пытали пленных электрошоком, избивали битами до утра, насиловали бывших «ополченок».

Одновременно в тюрьме находилось более ста пленных. Начальником стал бывший офицер, бывший сотрудник одной из мужских колоний в Донецкой области Денис Павлович, с позывным «Первый». По словам выживших, туда не брали «случайных» людей. Нужны были специалисты по пыткам.

Камера Бычко и Гаевой была прямо над пыточной.

«Я до сих пор помню скрежет разматываемого скотча, людей долго им связывали. И потом до утра - крики. Самой популярной пыткой был электрический ток. Они надевали на пальцы ног петли проводов, смачивали водой и пускали ток. Так пытали и меня. Боль – адская. Сжимало все мышцы судорогой. И ты лежишь полностью, с головы до ног, примотанная к металлическому столу, не можешь пошевелиться. Потом тебе дают капли, чтобы вернуть в сознание. Они приносят чай и говорят: «Смотри, как мы о тебе заботимся»», – вспоминает Галина Леонидовна.

Иногда пленных в чувство приводил врач из РФ по кличке «Патологоанатом», который также издевался над людьми.

Кроме электротока, популярным орудием палачей были биты: резиновые, алюминиевые, деревянные. Парней били очень сильно, отбивали пятки, а потом заставляли стоять, не шевелясь.

Более того, террористы активно читали воспоминания военнопленных Второй мировой, где было описание пыток в концлагерях». И это стало для них настольной книгой, говорит Валентина Николаевна.

Все камеры были с видеонаблюдением, надзиратели писали все со звуком. Пленникам не давали возможности нормально сходить в туалет, не выключали свет по ночам.

Но больше всего поразило отношение боевиков к бывшим ополченцам, которое было еще хуже, чем к обычным гражданам. Их не кормили, все время держали в подвале, а «ополченок» постоянно насиловали. По словам Валентины Бычко, даже начальник концлагеря не был застрахован от своих же: его не раз жестоко избивали за пьянку, бросали в карцер.

 В "ДНР" до сих пор не признают, что «Изоляция» – это концлагерь. Тем не менее, там людей не просто ломали, их убивали.

«Там есть ангары с большими ямами. Туда бросали тела, засыпали сверху мусором», - рассказывает Валентина Николаевна.

После тюрьмы обеих женщин перевели в СИЗО Донецка, где продолжилось моральное давление.

«Уголовницам сказали: «Скоро приведем к вам «укропа»». Показали им ролик обо мне. Дали установку «уработать», чтобы я сломалась. И… я общительный человек, а там два месяца не было, с кем поговорить. Сокамерницы разговаривали только о том, как меня лучше убить. То думали через пилораму пропустить, то кожу содрать и солью натереть», – говорит Бычко.

Больше всего бывших пленниц пугает то, что палачи могут уйти от наказания. Например, заседание по делу так называемого председателя «ЦИК ДНР» Романа Лягина, который стоял за созданием этого концлагеря, переносилось уже несколько раз. Он пошел на сотрудничество с СБУ, и ему могут смягчить приговор или и вовсе амнистировать.

Напомним, ушел из жизни молодой ветеран АТО, над которым издевались боевики.

Как сообщала Politeka, авто с военными разбилось в ДТП.

Также Politeka писала, что боевики озверели и плюнули на мир: бойцы ВСУ несут новые потери.