Во-первых – это видимая усталость от украинского кризиса со стороны ЕС, которая выражается, в частности, в усилиях немецкой и французской дипломатии провести выборы на Донбассе как можно скорее, несмотря на все правовые и политические сложности, чтобы можно было отчитаться о решении проблемы. Для реализации этой задачи на Украину осуществляется возрастающее давление. Россия это знает и воспринимает как укрепление собственных позиций. Кроме того, она постоянно подогревает подобные настроения, по мере возможностей способствуя новым кризисам внутри ЕС (от нашествия мигрантов до разжигания ксенофобии).

Об особом статусе для Донбасса и Крыма

Во-вторых, это явные попытки со стороны США найти какой-то приемлемый компромисс с РФ, выражаемые в регулярных встречах российского и американского руководства. Старания Белого дома пока не принесли особых результатов, однако сам факт их наличия свидетельствует о том, что «хромая утка» Обама не против поставить еще один «крестик» в графе своего миротворческого реноме. И Россия явно желает это использовать.

В-третьих, «российский оптимизм» подкрепляется политическим кризисом в Украине, постоянными коррупционными скандалами, разочарованием в украинском обществе и усилением пророссийских политических сил вроде «Оппозиционного блока». Конечно, все равно это не меняет принципиально положение дел в украинском обществе, но все же было бы странно, если бы эти тенденции не попыталась использовать Россия.

Что касается вариантов, как Россия может попытаться использовать ситуацию, то их не так уж и много. Изначально Москва называла несколько желательных для себя моделей развития Украины. Это «боснийский сценарий», предусматривающий превращение Украины в конфедерацию фактически не связанных между собой образований, которые формально будут считаться единой страной, но на самом деле просто через контролируемую Кремлем часть будет осуществляться влияние на все государство. На самом деле именно так в России и понимают суть так называемых минских соглашений. Второй сценарий – «австрийский», то есть формальное закрепление «нейтралитета» Украины, при признании в ней значительных российских интересов и влияния, как результат некоего международного «компромисса» и фиксации его итогов в украинской Конституции. Наконец, есть и более привычный и понятный сценарий – «грузинский». Другими словам, приход к власти более лояльных к России политиков после проведения вполне демократических процедур. Правда, как показал пример Грузии, такой вариант также не не гарантирует отказа от дальнейшей евроинтеграции, да и вряд ли кого-то из украинских политиков Россия считает стопроцентно надежным. Скорее, есть некие временные «попутчики».

Поэтому, очевидно, Россия может делать ставку только на комплексное решение. Договориться с США, зафиксировать результат на уровне украинской Конституции, закрепить механизмы постоянного влияния и давления через легализацию в той или иной форме террористических образований на Донбассе, и, опираясь на это все, добиться прямого влияния на формирование украинского правительства. Тут, конечно, не помешает проведение новых выборов с учетом занятых российскими войсками районов Донбасса при сохранении там фактического присутствия. Это позволило бы «насчитать» за некий условный пророссийский проект несколько миллионов виртуальных голосов и гарантировать ему серьезное влияние в украинском парламенте.

Популярные статьи сейчас

"Бери чемоданы, билеты тебе купим": Усика гонят прочь из Украины, боксер резко ответил

Жигунов бросил жену ради новой "копии" Заворотнюк: скандальные детали и фото разлучницы

Подвыпивший Киркоров полез обниматься с известной красоткой: яркие кадры с разгульной вечеринки

Маркл и Гарри довели до бешенства Уильяма, скандал не утихает: "Решили по-тихому вернуться..."

Показать еще

Кстати, еще в прошлом году по этому поводу высказывался один из официальных политологов Кремля – Марков, который призывал сформировать в Украине «нейтральное, техническое правительство». Очевидно, именно так в Белокаменной надеются подсластить пилюлю и обеспечить более-менее безболезненное возвращение влияния в Украине.

Однако главное, что показывают российские заявления и действия, –  в России все еще не понимают специфику происходящих в Украине процессов, рассматривая их исключительно как действия неких абстрактных американских «прогрессоров». Москва все еще уверена, что все произошедшее в нашей стране – это результат действия «печенек Нуланд» и как только ЦРУ впрыснет надежный антидот, Киев снова будет лояльной и послушной провинцией. Нужно только показать свою серьезность, еще разок надавить, пугнуть – и все проблемы решатся.

Непонимание Украины – это идеологический базис нынешней России, ибо попытаться понять сопредельное государство – это означает признать его некую самостоятельность, чего в Кремле допустить не могут. А поэтому, очевидно, нас ждут дальнейшие сценарии, похожие по масштабу на «русскую весну», но настолько же слабо относящиеся к реальности, а также дальнейшее давление на украинское руководство, которое само, в принципе, не против помириться, но просто боится принимать настолько капитуляционные условия, выдвигаемые Россией. Ведь последний лидер Украины, который откровенно капитулировал перед Кремлем, сейчас вынужден скрываться от собственного народа то ли в Ростове, то ли в Москве.