Заместитель главы Комитета Верховной Рады и член «Самопомочи» называет себя «патриотической оппозицией» по отношению к депутатам из правящей коалиции. За два года работы в парламенте Семенченко стал одним из главных критиков Петра Порошенко, лишился звания майора, был регулярным объектом критики в провластных СМИ, но все равно не жалеет о своих обвинениях в адрес армейского командования и лично президента.

Ольга Айвазовская: Воевать вместо Украины никто не будет

6 декабря 1991 года Верховная Рада приняла закон о создании Вооруженных сил Украины. К 25-летнему юбилею украинская армия подошла с серьезным опытом боевых действий с Россией. Бывший комбат батальона «Донбасс» Семен Семенченко рассказал Politeka как живет армия без денег «семьи Януковича», кто из украинских силовиков блокирует борьбу с коррупцией на оборонном заказе и где взять деньги на реформирование армии.

 «Десятина» депутатов или миллиарды «семьи Януковича»

— На подходе к Комитетам ВР проходишь мимо целого автопарка люксовых автомобилей. В День украинской армии вспоминается инициатива «десятины» с депутатов-миллионеров на нужды армии. Предлагают таким образом амнистировать происхождение этих капиталов. Как думаете, поделятся?

— Инициатива, насколько я понимаю, касалась исключительно людей, которые не могут подтвердить законность происхождения своих доходов. Например, чиновники, которые никогда не занимались бизнесом.

Нужно четко разделить бизнесменов и богатых людей. Я категорически против легализации награбленного, пусть даже при условии отдачи «десятины». Необходимо возбуждать дела по статье «за незаконное обогащение» по отношению ко всем политикам, которые не могут объяснить происхождение своих миллионов. Тогда можно будет забрать  не «десятину», а полностью конфисковать эти капиталы.

Популярные статьи сейчас

Самолет Минздрава с врачами рухнул и взорвался в аэропорту: кадры и детали огненной катастрофы

Лобода, Мейхер, Котова и другие экс-солистки ВИА-Гры засветили свои прелести: топ горячих фото

Боец UFC нокаутировал незнакомца на улице, видео: упал и не смог встать

Смерть потрясла семью Софии Ротару, скорбит вся страна: «Сегодня утром…»

Показать еще

— Глава Комитета ВР по обороне Сергей Пашинский полгода бил тревогу, что если не будет принят закон о конфискации средств «семьи Януковича», армия останется раздетой и голодной уже осенью. На дворе – декабрь, а подобных апокалипсических новостей из армии мы не слышим. Как получилось выйти из ситуации?

— Во-первых, у прокуратуры есть все необходимые полномочия и законодательная база, чтобы осудить Януковича и забрать его деньги из украинских банков в бюджет. Как мы видим, вместо этого допрос Януковича превращается в шоу. Этот закон о спецконфискации – больше пиар.

Коалиция состоит из 226 депутатов, что им мешает принять этот закон? Они могут это сделать без всяких других практик.

Во-вторых, денег армии не хватает, потому что БПП и «Народный фронт» расставили на ключевые должности в «Укроборонпроме», СНБО, Минэкономразвития, СБУ своих людей и пилят деньги.

Не было никакой дыры в армейском бюджете. Это все сказки. К сожалению, будучи депутатом и заместителем главы Комитета по обороне, я не могу осуществить парламентский контроль за использованием бюджетных средств на нужды армии. Более того, на одном из недавних заседаний совместно с Комитетом по противодействию коррупции, мы выяснили, что эта коррупционная мафия в оборонке нас просто не подпускает к документам.

— Не дают отчеты и контракты или просто не отвечают на депутатские запросы?

— В течение двух лет моей депутатской каденции ни одно заявление или обращение по поводу хищений в армии, жилья для военнослужащих, закупки по завышенным ценам топлива, одежды или питания не было доведено прокуратурой до суда.

На запросы с требованием ознакомится с оборонными контрактами Минбороны отвечает двумя способами: «это гостайна и контракты мы покажем только по решению суда» и «приезжайте, мы вам покажем». Когда я приезжаю, мне устно говорят, что могут показать контракты только по решению суда.

Мы задаем вопросы «Укроборонпрому», не получаем ответов, а депутаты от коалиции пытаются нас перекричать словами про «подкуп» и «агентов Кремля».

В результате везде на всех должностях расставили «нужных людей», которые друг друга «контролируют»: военная прокуратура, Минэкономразвития, СНБО, «Укроборонпром», Минобороны. Везде «свои» люди, все засекречено и даже если депутатам разрешают ознакомиться с каким-нибудь контрактом, об этом нельзя распространять информацию. То есть если даже я знаю о факте воровства – это государственная тайна!

И обратиться не к кому потому, что все в доле. Даже если они возбуждают какие-то дела, то исключительно для «внутреннего использования»: или для того, чтоб держать человека «на крючке», или чтоб вынудить «делиться».

Сейчас мы договорились создать депутатскую группу из представителей Комитета по обороне и Комитета по противодействию коррупции. Мы их добьем, не сомневайтесь, и эти сомнительные контракты станут достояние общественности.

— Так как этот механизм контроля выглядит в тех же странах НАТО?

— Самое главное – там очень мало засекреченной информации. Есть специальный сайт, где вы можете посмотреть все контракты по закупке оружия. Если даже есть отдельные засекреченные статьи для спецслужб – это не секрет для всех. Эти статьи проверяют члены профильного комитета Сената (США – ред.). Питание, одежда, финансовое обеспечение и закупка оружия для армии – это львиная доля расходов, и это открытая информация.

Ян Пекло: Польша и страны Балтии — верные союзники Украины

На Западе у членов парламента существуют реальные полномочия по контролю за военными. Парламентские комитеты каждой страны имеют право проводить расследования и вызывать к себе должностных лиц для дачи показаний. Мы же военных можем только «пригласить», а проводить расследования вообще не имеем права. Это притом, что законопроект о временных следственных парламентских комиссиях пылится черт знает сколько.

Поэтому выход для Украины из нынешней ситуации состоит из нескольких шагов: изменение закона о гостайне, предоставление депутатам дополнительных полномочий по проведению расследований и тотальная чистка правоохранительных органов от людей, которые превратили их в «кормушки». Пока хотя бы один из этих пунктов не будет реализован, в армии продолжится вранье и воровство под рассказы по телевизору о «руке Кремля».

800Семенченко

Солдаты и «заробитчане»

— Насколько вообще украинская армия сейчас обеспечена всем необходимым: военная техника, питание, одежда, материальное довольствие?

— Боеприпасами армия обеспечена плохо. За два с лишним года «Укроборонпром» так и не начал строительство завода по производству патронов и мы закупаем их за рубежом. Например, патроны калибра 7,62 для снайперских винтовок мы покупаем в Болгарии. Они тяжелее расчетной нормы и быстрее портят винтовку. Много боеприпасов было уничтожено во время взрыва склада в Сватово и проблему сейчас решают лимитированием количества боеприпасов, которые можно использовать.

В 2014-2015 годах мы ругались с руководством армии из-за временных сооружений на передовой. Такое впечатление, что они не верят в реальность массированного наступления россиян, из-за чего допускают в некоторых частях большой недобор военнослужащих. Это не удивительно, если вспомнить об их тесных связях с Путиным.

Вспомните Первую мировую войну, когда фронты стабилизировались и вдоль сотен километров траншей построили целые города под землей. У нас же многие сооружения заброшены и напоминают проект «Стена». За два года можно было так зарыться в бетон и землю, чтобы о потерях во время обстрелов вообще забыть.

В плане обеспечения бойцов питанием есть позитивные изменения, но большая часть компаний-поставщиков продуктов те же самые, что были во времена Януковича.

Я могу рассказывать о каждом из направлений часами, но до тех пор, пока это не будет подкреплено уголовными делами и сроками, все заклинания про «патриотизм» будут перебиваться конкретной суммой в кармане.

— Как можно охарактеризовать моральный дух военнослужащих, особенно на передовой?

— У ЗСУ и добровольцев абсолютно разная мотивация. Солдаты-срочники просят «не поднимать шум», кое-где у них есть личные договоренности с той стороной о «тишине». Сейчас же в армии появилось большое количество «заробитчан», которые пошли в ЗСУ как на работу. Я не говорю, что они плохие или трусливые, но того боевого настроения, которое было у армии в 2014 году, конечно, нет.

— Как можно вывести солдат из этого состояния?

— Первое и главное – личным примером. Почему мы освободили Лисичанск, Попасную, выполнили боевую задачу в Иловайске, где нас предало армейское руководство? Потому что мы шли впереди, воодушевляли людей на освобождение Родины, набирали в ближайшие помощники не тихеньких «аватаров», а настоящих бойцов.

Почему грузины простили российское «принуждение к миру»

Государство должно научиться больше награждать военнослужащих. Сейчас же в украинской армии работает практика награждения непричастных и наказания невиновных. Очень многие люди получают ордена и медали за «взятие» городов, из которых сепаратисты уходили сами!

И самое важное – государство должно защищать военнослужащих, а не возбуждать против них уголовные дела.

Какая будет мотивация у людей после истории с батальоном «Торнадо», против которого ведут закрытое судебное заседание после того, как публично вылили на них ушаты грязи? Что после таких историй будет думать потенциальный или действующий военнослужащий: «Где эта тысяча гривен в день и миллион за уничтоженный танк? Зачем идти служить, если за приказы руководства будут судить тебя, а эти добровольцы – вообще моральные уроды, почитайте вон что пишут про Айдар и Семенченко?»

Сто тысяч добровольцев

— Вы упомянули пугающую оценку касательно недокомплекта военных частей на передовой. Как же рассказы армейского руководства о «трех линиях глубокой обороны» и «русские не пройдут»?

— Это вранье. Там, где раньше в Широкино на участке стояла рота, теперь стоит взвод. Это последствия того, что нынешняя власть не рассматривает всерьез угрозу войны с Россией.

Недавняя пиар-акция с ракетными стрельбами в районе Крыма, «вопреки истерике россиян», происходила в то самое время, когда солдатам в нескольких километрах от этих стрельб запрещают даже отвечать на вражеский огонь. То кричим: «У нас Минские соглашения, не раскачивайте ситуацию, а то Путин нападет». То меряемся ракетами. Бред.

— Отстоять нынешнюю линию фронта в случае нападения сможем?

— Я не имею права ответить как-то иначе, чем: «Конечно, я верю, что сможем». Героизм наших бойцов и экстренные действия командования смогут остановить любое наступление, и страна может спать спокойно.

Волонтер «Черного тюльпана» о пропавших без вести под Иловайском и равнодушии государства

Война выгодна сейчас обеим сторонам. Наши военные поражения не были предопределены и стали следствием предательства командования. Захват российскими силами власти на Донбассе происходил не только при попустительстве, а и прямой помощи многими из тех, кто находятся сейчас при власти и в спецслужбах.

Силы страны не исчисляются только военными бюджетами и количеством населения. Вспомните историю Израиля; посмотрите на Афганистан, который, будучи достаточно отсталой страной, не дал себя захватить ни русским, ни американцам. Посмотрите на тот же Вьетнам! Обо всех этих примерах прекрасно знают и русские.

Если мы вычистим армию и силовые структуры от коррупционеров и предателей, а я считаю, что при помощи США у нас такая возможность есть, мы поднимемся экономически и станем примером для всего мира. Созданием одной резервной армии можно навсегда отбить у кого угодно желание нападать на Украину!

— Можете рассказать подробнее, как это может выглядеть? Учения раз в год и ружье дома, как в Швейцарии, или израильская модель, с регулярными учениями и принадлежности к конкретной военной части?

— Самый простой пример – это Польша, где такую армию только что создали. Все желающие граждане Украины по определенному графику по субботам-воскресеньям смогут проходить обучение, получать за это небольшую оплату и иметь дома оружие. В случае необходимости они становятся территориальными подразделениями обороны, которые или «держат» свою область, или могут использоваться как войска второй-третьей линии, аж до передовой.

Мы предлагаем дать людям, прошедшим обучение, возможность выкупить оружие и держать его дома. Это сделают с удовольствием. Вся украинская армия – это 260 тысяч человек, из которых 30 тыс. находится в зоне АТО. По самым приблизительным подсчетам, в добровольческую армию могут придти до 100 тысяч желающих.

И не надо плакаться на отсутствие денег на такую армию. Прекращение воровства на одной таможне даст еще один бюджет страны.

Илья Лукаш