Почему одни страны успешны, а другие – в аутсайдерах, какие советские рудименты мешают Украине развиваться и от чего зависит крах олигархата, в интервью Politeka рассказал экс-министр экономики Владимир Лановой.

— Почему украинцы так мало зарабатывают?

Владимир Лановой
— Все очень просто. Люди зарабатывают тогда, когда они работают на успешных предприятиях. То есть на таких, которые имеют рынки сбыта, являются конкурентоспособными. В экономике так не бывает, что раз построил завод — и он всегда будет приносить высокие прибыли. Экономика – это поле конкуренции, борьбы, успехов, поражений, сверхприбылей и убытков.

Наша беда в том, что после СССР мы получили большое количество мощных предприятий, однако наша интеллигенция, так называемая элита, не понимала, что ничего вечного нет. Что все эти предприятия нужно срочно модернизировать, иначе они рухнут.

— Не понимали в силу исторических обстоятельств или не хотели видеть очевидную действительность?

— Не понимали. Я знаю мышление Кравчука, Кучмы. Они считали, что нужно коммунистам вместе с КГБистами договориться, распределить все богатства, накапливать и делить прибыль. Такой коррупционный передел привел к собственности людей, которые ничего не смыслят в этих производствах. Не знают, что такое конкуренция и инновация на рынках. В результате имеем немодернизированную, морально деградировавшую промышленность.

— Прошло четверть века. Неужели не произошла смена поколений? Где те люди — с другим, современным, типом мышления?

Александр Кирш о виртуальном бюджете, логике МВФ и курсе доллара

Не забывайте, права собственности – неприкасаемые. Те, кто захватил в прошлом комбинаты, месторождения, сейчас не уступят. Они все делали так, чтобы юридически их нельзя было лишить прав. Они не совсем дураки. Как воровать — очень хорошо понимают. Сегодня к ним сложно подступиться.

Популярные статьи сейчас

Здоровье Пугачевой безнадежно подорвано, Галкин удивил откровениями: "До сих пор не заживает..."

Опухшая Полякова поразила видом без косметики, Королеву ночи не узнать: "Без уколов такой..."

Тину Кароль засняли в неожиданном наряде на кухне, певица разошлась: "Оценила гречку и..."

Кароль в бесстыжем наряде отругали за сомнительный эксперимент, чувствуется влияние Балана: "Черти что!"

Убит известный олигарх, врачи борются за жизнь его супруги: "Остались двое детей...", подробности трагедии

Показать еще

Структурные изменения в экономике, появление новых рабочих мест с высокими зарплатами – все это дело малых и средних предприятий. Всем известно, что те же Германия и Япония развивались благодаря малому и среднему, а не крупному бизнесу. Последний, кстати, не получил никаких дотаций от «Плана Маршалла» или федеральных бюджетов. У них поднялся малый бизнес. Мы тоже должны так решать проблему. Модернизировать малые предприятия там, где они еще что-то могут производить. Давать выход новаторским решениям в различных отраслях. Это касается, в частности, сельского хозяйства, промышленности.

— Американский историк Тимоти Снайдер сказал, что Европа – это проза, Украина – поэзия. Сколько еще будем жить на одной поэзии, говоря в контексте политической и гражданской зрелости?

— Конечно, носители советской философии не смогли все понять. Есть набор четких правил: помогать малому и среднему бизнесу, защищать где нужно, увеличивать возможности. Польша так поступила, Германия в 50-х годах также. Крупный бизнес пусть сам выкручивается, здесь не должно быть никаких расходов со стороны государства. У нас долгое время предприятия имели рынок сбыта, даже в Америку продавали металл, в Европу, в Азию. Но олигархи не настроены что-то менять — закрывая старые предприятия, захватывают новые. Такая философия продолжается. Одновременно они понимают, что им нужно политически закрепиться. Поэтому они всегда поддерживали президентов.

В результате выросла не только олигархическая система, но и коррупционная. Появились люди с большими доходами, которые знали, кому и как заплатить, как провести своего человека на высокую должность. Плюс состоялся захват телеэфира. Цель – чтобы их уважали президенты, да и сами могли формировать свои проекты. Как в случае с Ахметовым.

Олигархи делают все, чтобы уничтожить средний класс.

— Почему, неужели боятся конкуренции?

— Это не просто конкуренция. Они – классовые конкуренты. Малый и средний бизнес не воспринимает монополий. Хочет сам зарабатывать, производить товары. На революциях он показал свое лицо, отношение к власти, к олигархам. Поэтому их сейчас выталкивают с рынка, не дают земельных участков, грузят лицензиями, налогами. Делают все, чтобы те сами сложили руки и уехали в другую страну. Как в таких условиях развивать экономику, когда самых умных, самых креативных представителей выталкивают за границу?

Если страна настолько монополизирована, то реально ли это изменить?

— В течение определенных этапов нашей истории олигархи действительно жировали. Покупали миллиардные объекты в Лондоне, Монте-Карло и тому подобное. Но, как и в экономике, все со временем заканчивается. Начиная с 2012-2013 годов все эти бизнес-империи, ДТЭК Ахметова и другие, начали банкротиться. Они не могли вернуть 100-300 миллионные кредиты зарубежным кредиторам. Их предприятия продолжают уменьшать объемы производства. Но правительство что сделало? К власти обратились олигархи и сказали: поднимайте цены, тарифы, иначе у нас дефолт, не сможем вернуть кредиты. Как выжить предприятию? Только поднимая цены на уголь, металл, электроэнергию. Что вместе с властью и сделали.


Если власть будет твердой, рыночной, демократической, свободной от взяточнических потоков, то все эти олигархические холдинги сдуются. Я считаю, они уже подошли к своей последней перекладине. Конечно, это приведет к социальным проблемам. Но у нас и так уже такой социальный статус, что хуже невозможно представить.


— Получается, что улучшение жизни украинцев зависит от того, как быстро трансформируется политический класс.

— Политический класс не является независимым. Он всегда зависит от экономического. В советские времена партия была сильной, потому что захватила всю собственность, все финансы. Однако основой свободной и демократической системы является малый и средний бизнес во всех отраслях. Миллионы людей являются акционерами различных предприятий. У них совсем другие общественные запросы. И политики как раз и выполняют заказ. Если же им платят олигархи, то они, соответственно, выполняют их заказы. А средний класс сам понимает, кого из политиков поддержать, а кого нет.

— Сравнивая с той же Швейцарией, Швецией, Германией, на сколько лет Украина в своем развитии отстала?

— Давайте танцевать от печки. Советская экономика не могла строить современные заводы. Война ей помогла: половину немецких заводов в Россию вывезли. Могли какое-то время конкурировать. Потом пошло отставание.

Украина осталась на уровне послевоенной Германии, Объединенного Королевства. То есть лет на 50-60 мы отстаем.

Швеция и Швейцария — вообще уникальные. Они и раньше опережали в своем развитии другие страны. Поэтому между нами очень большой разрыв.

Дом построить – это не так уж просто. Должны быть инженеры, образование соответствующее, правильное распределение капитала. Это большая перестройка, но нужно с чего-то начинать.

— Сегодня есть хоть какие-то сигналы, которые показывали бы, что мы сокращаем отставание от западного мира?

Болевые точки: Украина, Майдан, лидер

— К сожалению, здесь пессимистические выводы. Коррупционеры, которые сидят в правительственных структурах, правоохранительных органах, мыслят старыми категориями. Их задача – прийти, арестовать счета, заставить бизнес платить взятки. Они мыслят категориями индустриальной эпохи. Не знают, что такое новейшая цифровая экономика. Не знают, что такое онлайн-системы, поэтому и приходят в IT-компании, забирают компьютеры, требуют миллионы. Как в таких условиях можно развивать экономику? Налицо внутренний конфликт сознаний.

— $5 млрд инвестиций в реальный сектор экономики ежегодно в течение десяти лет обещают в Кабмине в рамках так называемого «Плана Маршалла» для Украины («Нового европейского инвестиционного плана для Украины и других стран Восточного партнерства»). Какова вероятность, что мы получим эти средства?

— Информации об этом очень мало. Но даже из озвученного можно сделать вывод, что эти деньги – кредитные. В отличие от прошлого века, сейчас существуют международные банки, которые будут проводить вот эти проекты. Деньги должны идти на конкретные проекты. И эти проекты нужно защищать. Банкиры так просто деньги не дают. Не будет так: вот вам миллиард, а вы как хотите, так и распределяйте. С украинской стороны придется создать инструментарий реализации проектов – каким образом деньги будут поступать в новейшие производства. Класть в карман не удастся, хотя все сейчас потирают руки.

Это очень серьезная и ответственная программа. Если у нас будут факты коррупции, то деньги будут остановлены. Поэтому бизнесу, общественности нужно готовиться. Пассивность здесь неприемлема.

— Существует ли консолидированная позиция в Европе относительно экономической поддержки Украины?

— Такой консолидации нет. Вспомните голландскую инициативу. Там настояли, чтобы в Соглашении об Ассоциации с ЕС было дополнение, что ЕС не будет финансировать Украину, как это было в случае с другими кандидатами. Речь идет о тех же Польше, Эстонии, Литве, Чехии и пр. Там за европейские деньги строили всю новую инфраструктуру, коммуникации. А нам заявили – не будет никакого финансирования.

Есть отдельные инициативы ближайших партнеров, которые понимают, как опасно иметь дело с Россией. Речь идет о странах Балтийского региона, Вышеградской группы, потому что все на границе.

— Такая финпомощь способна обеспечить рост экономики Украины?

— Это суперплан. Он нам очень нужен. Хотя бы на восстановление таких старых систем, как железная дорога, мосты, создание жилья для людей. Иначе станем азиатской страной, в худшем понимании этого слова.

Романия Горбач