Торговые связи между первыми индийскими и китайскими княжествами сложились за тысячи лет до нашей эры. Позже две страны связали Великий шелковый путь и весьма оживленное торговое судоходство.  Общая граница между Индией и Китаем появилась лишь в XVIII веке, а в 1890 году между Китаем и британской колониальной администрацией Индии был подписан договор, проводящий (по крайней мере, на карте) границу между Британской Индией и Поднебесной.

Ближний Восток по-новому: от разгрома ИГ до независимости курдов

С тех пор Пекин и Нью-Дели не раз ставили под сомнение принадлежность и статус тех или иных территорий. В частности, КНР не признает за Индией большую часть территории штата Аруначал-Прадеш на востоке страны, потому что еще в 1913 году китайские представители не признали передачу этих территорий от Тибета к Британской империи. Не меньшие споры вызывают и ряд участков границы в штате Джамму и Кашмир – Дели считает, что Пекин по собственному усмотрению «оттяпал» там более сорока тысяч квадратных километров индийской земли.

XX век: из соседей – в соперники

В 1947 году Индия обрела независимость, а два года спустя коммунисты во главе с Мао Цзэдуном установили полный контроль над материковым Китаем. С того момента тлеющий территориальный конфликт между державами-гигантами не прекращался. На это накладывалась общая агрессивная политика маоистского Китая – в те годы Пекин активно вмешивался в дела всех без исключения соседей, создавая и поддерживая (порой силой оружия) коммунистические движения везде, где только можно.

Своей кульминации противоречия достигли осенью 1962 году, когда между огромными странами вспыхнула война, поражение в которой в Индии до сих пор вспоминают с горечью. Воспользовавшись Карибским кризисом, отвлекшим внимание Вашингтона и Москвы, Мао Цзэдун двинул военных в сторону индийских рубежей. Тогда Народно-освободительная армия Китая разгромила индийские войска в северо-восточных регионах Индии и потеснила в Джамму и Кашмире, закрепив контроль за плато Аксай-Чин. Потери индийской армии составили почти 1400 человек убитыми, еще 1700 — пропавшими без вести, 4 тыс. индийских военных попали в плен. Потери китайцев были значительно меньше: чуть более 700 убитых, 1700 — раненых. Впрочем, существует мнение, что настоящей причиной китайского вторжения было решение Дели предоставить убежище Далай-ламе – духовному лидеру Тибета и символу борьбы жителей горной страны за независимость. А вот территориальные споры были всего лишь предлогом.

плато Доклам

Популярные статьи сейчас

Старшая дочь экс-возлюбленного Королевой попала в беду: "Повисла на балконе и..."

Кошевой и Ткач из «Квартала 95» выпятили свою гордость на глазах у Могилевской: «Жесть»

Доллар решил побить новый рекорд: что будет с курсом валют после выходных, НБУ раскрыл цифры

Деми Роуз сняла купальник и показала пышные прелести во всей красе: кадры не для слабаков

Показать еще

С конца прошлого столетия и Китай, и Индия переживают бурный экономический рост. Обе страны очень удачно влились в реку глобализации, хотя каждая шла своим путем. Если Поднебесная, ведомая железной рукой Компартии, стала «сборочным цехом» американских и европейских компаний, то Индия развивалась куда более хаотично, и концентрировалась на металлургии, фармацевтике, сельском хозяйстве, IT-аутсорсинге и сфере услуг.

С 1990-х по начало 2000-х отношения двух стран-гигантов, казалось, переживали золотой век. Верхней точкой партнерства стала кооперация в рамках возникшего в 2001 году объединения БРИК, где крупнейшие развивающиеся экономики — Китай, Индия, Бразилия и непонятно с чего попавшая туда Россия не только координировали вопросы экономического сотрудничества, но и пытались «разруливать» геополитические вопросы.


Но в конце прошлого десятилетия ситуация кардинальным образом изменилась. Китай стремительно вышел на рынок IT и сферы услуг. Индия же стала привлекать все больше производственных площадок, чему во многом способствовала дешевизна (по сравнению с тем же Китаем) рабочей силы. Страны стали прямыми конкурентами в экономике.


Вдобавок, примерно в то же время Пекин взял курс на экономическую и геополитическую экспансию сначала в пределах региона, а потом и всей планеты. В погоне за источниками сырья и рынками сбыта, КНР оптом и в розницу скупает африканских и латиноамериканских диктаторов. Переоснащает самую большую на планете Народно-освободительную армию Китая и создает огромный флот. Стремясь установить полный контроль над акваторией Южно-Китайского моря – самой оживленной транспортной артерией планеты — насыпает и милитаризует искусственный архипелаг Спартли. Наконец, заявляет о начале реализации самого масштабного проекта XXI века под названием «Один пояс, один путь», призванного связать Азию, Африку и Европу сетью высокоскоростных магистральных транспортных коридоров. Само собой, подобные планы не могли понравиться Нью-Дели.

С 2011 года наблюдается большое сближение Индии и США, что, в свою очередь, серьезно беспокоит Пекин. Кроме того, Дели интенсивно наращивает экономическое и военное взаимодействие с Японией – еще одним геополитическим соперником КНР – и Австралией. Летом этого года в Бенгальском заливе состоялись американо-японо-индийские морские учения «Малабар» — самые масштабные в новейшей истории. Тогда же серьезно обострилась обстановка на ряде участков индийско-китайской границы.

Плато раздора

Более трех месяцев продолжается противостояние двух азиатских гигантов за плато Доклам, которое в Китае предпочитают называть Донланг. Расположенное на стыке границ трех государств — Индии, Китая и крошечного горного королевства Бутан — оно превратилось в настоящее яблоко раздора между Пекином и Нью-Дели.

«Запад-2017»: игра мускулами или подготовка к большой войне?

В начале июня китайские инженеры начали строительство дороги, которая должна соединить Доклам с китайским Тибетом, предварительно снеся, по утверждениям индийской стороны, два бункера в этом районе.

В ответ 18 июня индийские военные заняли часть плато, помешав строительству. В Дели утверждают, что плато Доклам принадлежит королевству Бутан, которое фактически находится под протекторатом Индии. В Пекине говорят о своем праве на территорию и ссылаются все на тот же договор 1890 года о государственной границе, который Нью-Дели не признает. В итоге, КНР требует вывода индийских военных для начала диалога по спорным вопросам, Индия же настаивает на обоюдном выводе солдат.

Тогда же, в июне, произошло столкновение между привыкшими рассматривать друг друга в прицел пограничниками двух стран. Спустя пару месяцев, аналогичная драка возникла еще на одном из спорных участков – на западном берегу пустынного озера Пантонг, протянувшемуся между индийской местностью Ладакх и китайским Тибетом. На сей раз в ход пошли палки и камни. Несколько человек были ранены.


Пресса и политикум обеих стран не на шутку всполошились – все заговорили о возможном повторении конфликта 1962 года. Ястребы с той и с другой стороны тут же озвучили воинственные месседжи.


«Ситуация в 1962 году была другой и Индия 2017 года – другая», — отметил в июне глава оборонного ведомства Индии Арун Джетли, подчеркнув готовность индийской армии противостоять любым угрозам в ответ на китайское требование о выводе военных с плато Доклам.

«Вы на территории Китая, и если вы не хотите войны, вы должны уйти с нашей территории», — парировал руководитель Центра международного сотрудничества Минобороны Китая полковник Чжоу Бо.

«Никто не должен ожидать, что мы проглотим то, что несет вред нашему суверенитету, безопасности и интересам развития. Мы также никогда не позволим ни одному человеку, организации или политической партии отнять у Китая хоть часть его территории когда бы то ни было, в какой бы то ни было форме», — заявил лидер Китая Си Цзиньпин.


Против попыток примирения и разумных компромиссов играет также внутриполитический контекст. Осенью в КНР открывается XIX съезд китайской Компартии, на котором Си Цзыньпин рассчитывает окончательно зачистить внутрипартийную оппозицию и поставить под полный контроль крупнейшую политическую силу планеты. Непростая ситуация и у главы индийского правительства Нарендры Моди. Правящая партия расколота, а ее популярность резко снизилась после ряда непопулярных реформ.


В такой ситуации лидерам азиатских супердержав, отчаянно нуждающимся во внешнеполитических победах, никак нельзя проявить «слабость» и «соглашательство».

Нарендра Моди, Си Цзиньпинь
Премьер-министр Индии Нарендра Моди и председатель КНР Си Цзиньпинь

В начале этого месяца стало известно о планах Пекина построить несколько военных баз в Пакистане – стране, с которой КНР роднит нелюбовь к Индии. А начальник Генштаба Индии генерал Бипин Рават заявил, что его ведомство разрабатывает план войны на два фронта: и с Пакистаном, и с Китаем.

Ресурсы сторон

Китай и Индия – самые населенные страны мира. В Поднебесной проживает 1,378 миллиарда человек. 1,324 миллиарда населяют Индийский субконтинент. По валовому внутреннему продукту КНР ($11,218 трлн) занимает второе место в мире, уступая лишь США. Индия с $2,256 трлн находится на седьмой строчке, пропустив вперед еще Японию, ФРГ, Великобританию и Францию. Военный бюджет Поднебесной составляет $215 млрд, Индии – $55 млрд.

Мьянма раздора: как далекие мусульмане поссорили Путина и Кадырова

В составе Народно-освободительной армии Китая 6457 танков, 6246 орудий, 1271 истребитель, 1385 бомбардировщиков и 912 вертолетов. Флот КНР насчитывает 1 авианосец, 68 подлодок и 35 эсминцев. Индийские вооруженные силы могут похвастаться 4426 танками, 7414 орудиями, 676 истребителями, 809 бомбардировщиком и 666 вертолетами. А военно-морские силы — 1 авианосцем, 15 субмаринами и 11 эсминцами. Регулярная армия Поднебесной насчитывает 2,3 миллиона бойцов. Вооруженные силы Индии – «всего» 1,2 миллиона.

При этом следует учесть, что мобилизационные ресурсы сторон практически неиссякаемы. И Китай, и Индия – члены ядерного клуба, обладающими всем спектром атомного оружия и разнообразными средствами его доставки. Количество ядерных боеголовок КНР оценивают в 270 штук. У Индии поменьше – 130. В рейтинге милитарной силы армий мира, ежегодно публикуемом изданием Global Fire Power, Китаю отводится 3-я строчка – после США и России. Индия идет следом за КНР.

Даже локальный конфликт между двумя сверхдержавами способен обернуться бесчисленными жертвами. Инвестиционная привлекательность двух локомотивов азиатской и мировой экономики будет умножена на ноль, а экономика всей планеты отброшена на десятилетия назад. К счастью, правящие элиты двух стран, хоть и склонны к резким заявлениям, пока что демонстрируют высокую степень ответственности за судьбы своих народов.

Максим Викулов