Кто и как борется сегодня с коррупцией в стране, какова судьба активов, выведенных чиновниками времен Януковича, кто, а главное — когда их вернет в казну, в интервью Politeka рассказал член общественного совета Национального агентства Украины по вопросам выявления, розыска и управления активами, полученными от коррупционных и других преступлений, Глеб Каневский.

— В Украине есть НАПК, НАБУ, которые должны бороться с коррупцией. Создали Агентство по возврату активов. Чем оно отличается?

Глеб Каневский
— Этот орган в течение 2017 года находился в процессе создания. С января продолжался поиск помещения, происходило наполнение кадрового состава (пока только на треть заполнен).

Где-то посреди года начали формировать Общественный совет при нем. Состоялось освоение первых бюджетных денег. За первую половину 2017 года успели потратить 3 млн грн (по данным Казначейства, до конца 2017 года на работу ведомства должны потратить еще 40 млн грн).

Это орган исполнительной власти. Подчиняется Кабмину, поэтому полностью финансируется из бюджета. В проекте госбюджета на 2018 год на его деятельность заложено 253,2 млн грн.

В первую очередь Агентство будет реагировать на запрос правоохранительных органов. Например, Прокуратуры или Антикоррупционного бюро. Получив запрос, оно сможет непосредственно разыскивать активы высокопоставленных чиновников (дома, машины, акции, наличные) как в Украине, так и за ее пределами.

Популярные статьи сейчас

Горячая Полякова в сеточке засветила свое главное достоинство: «Кардашьян позавидует»

Вторая беременность Меган Маркл больше не тайна, принц Гарри все выдал: подробности

Снег и морозы до -10 ворвутся в Украину: синоптики ошарашили прогнозом на неделю

Астафьева выставила свое «богатство» напоказ и устроила грязные танцы: «Это уже слишком…»

Показать еще

— Речь идет только о поиске имущества чиновников?

— В основном. Но, конечно, будет отвечать на все обращения Прокуратуры по розыску тех или иных активов.


Вопрос заключается в том, у кого у нас сосредоточены активы, тем более за границей? Обычно у людей, занимающих высокие должности. Например, семья Януковича или деятели, которые убежали уже при новой власти — тот же Александр Онищенко, Сергей Клюев. Агентство будет разыскивать их активы, формировать соответствующий реестр.


На то время, пока будет продолжаться следствие по делу против отдельных лиц, суд может передать Агентству удержание их имущества, чтобы ничего с ним не случилось. Например, если это автомобиль, чтобы его вдруг не похитили из-под ареста. Акции или предприятия, чтобы их не перепродали по сниженным ценам и т. д.

Третья важная функция новосозданного органа – продажа и реализация имущества. Решением суда имущество у коррупционера могут конфисковать. В таком случае Агентство имеет право проводить аукционы и продавать. Тем самым, накапливать для бюджета деньги. Все это должно быть открыто, публично.

Кроме того, существует еще имущество, на котором можно постоянно зарабатывать деньги. Речь идет о недвижимости. То же Межигорье. Его можно сдавать в аренду, регулярно зарабатывая на этом деньги для государства. Это также должно происходить на конкурсной основе, чтобы все видели, кто получает от этого выгоду.

Оказаться за бортом: почему в Украине хотят избавиться от юристов

— Зачем создали Общественный совет, куда вы вошли?

— Чтобы Агентство не погрязло в коррупции (как это часто бывает в Украине), в законе предусмотрено создание Общественного совета. Туда уже вошли юристы, общественные активисты, которые имеют доступ к документации. Смогут изнутри контролировать, какие решения оно принимает, как их выполняет.

Второе – будем предоставлять свою экспертизу по проектам решений. Также входит в рабочую группу по отбору кадров.

— Выявление активов — достаточно новая для украинского правоохранительного поля функция. Как это на практике будет действовать?

— Здесь есть значительные риски. Этот поиск может не сработать, если органы власти не будут делиться с новым Агентством своими реестрами. Например, та же налоговая, Минюст. Это то, что происходит с НАПК. Этот орган по противодействию коррупции сейчас практически недейственный, потому что ряд институтов до сих пор не предоставили ему доступ к своим реестрам.

Также существует риск, что будет оказываться политическое давление на руководителя Агентства с требованием подыгрывать на аукционах. Как это на тендерах происходит – подыгрывают бизнесам, которые обслуживают определенную политическую партию. Так же может быть и с Агентством — способны давить, разыгрывать схемы, чтобы имущество продавалось конкретным предпринимателям без конкурсов.

Третий риск — на следующий год заложат недостаточное количество средств для работы ведомства. Помним скандал с НАБУ, когда для этого органа Минфин не мог найти достаточное количество средств.

В конце концов, есть риск в действиях судов. Ведь все имущество будет передаваться только по решению судов. Если такого решения не будет, то и органу не будет чем управлять.

— Где гарантии того, что этот институт будет эффективнее, а не будет существовать только для галочки?

— В 2015 году Порошенко создал межведомственную группу по возвращению активов. Группа была перспективной. Но вся ее деятельность закончилась тем, что в 2015 году разработали законы для создания Агентства по возврату активов. Больше не собирались. Фактически сейчас силовые органы не координируют свою деятельность в таком важном процессе, как возвращение активов.


Поэтому здесь все просто: если правительство Гройсмана будет заинтересовано в работе такого органа, то уже под конец 2017 года мы с вами увидим информацию о первых больших продажах имущества этим Агентством и, соответственно, суммы, отчисленные в бюджет. Если же правительство не будет заинтересовано, то вместо сумм от реализованного коррупционного имущества увидим скандалы, взаимные обвинения, не будет никакого результата. Только политические дрязги.


Прикосновенность близко: готовы ли народные избранники?

— О каких масштабах выведенных активов на сегодняшний день идет речь и за какой период?

— Могу назвать сумму, которую обнародовали в ГПУ. Это около 2 млрд долл. Это то имущество (яхты, машины, самолеты, бумажные документы и т. п), месторасположение которого официально установлено, которое находится под арестом. Определено, в каких банках лежат деньги, в каких странах. Период – с 2014 года по 2017 год.

— И какова судьба этих денег? Когда их вернут в казну?

— Они «зависли». Например, правительство Лихтенштейна заморозило у себя на счетах 20 млн долл. экс-министра доходов и сборов Александра Клименко. То есть, по сути, это деньги, которые принадлежат Украине, которые арестованы, но они лежат на счетах Лихтенштейна, именно он имеет выгоду.

— Это недоработка украинской стороны или позиция Запада?

— Это двусторонний процесс. Лихтенштейн — не хочет, Украина — не может. Очевидно, что правительство первой, как и Швейцарии, где деньги заморожены, не хочет их возвращать. Зарабатывают на процентах.

На банковских зарубежных счетах заблокировано 500 тыс. долл., 7 млн 600 тыс. евро, 13 млн 600 тыс. франков. Украина же по разным причинам затягивает процесс возврата этих денег – как из-за несовершенной судебной системы, так и из-за того, что у нас регулярно меняется глава ГПУ.

С другой стороны, можно вспомнить историю о тысячи железнодорожных полувагонов Клименко, которые также находились под арестом прокуратуры. Военная прокуратура через решение суда добилась, чтобы все они были переданы «Укрзализныце».


То есть судьба коррупционного имущества разная. Оно распылено и по Украине, и по Европе. Кто-то должен все это систематизировать и создать единый реестр, чтобы Украина понимала, что у нее украли и где это украденное находится. Для этого и нужно Агентство. Тогда через суды можно будет это понемногу возвращать.


— То есть все эти деньги реально уже в ближайшей перспективе вернуть?

— Даже больше: если все будет работать как надо, то можно найти и новые средства.

— Мы говорим о поиске денег за период правления Януковича, а как же быть с выведенными активами, например, времен Лазаренко?

— Будут искать только те активы, по которым будет запрос правоохранительных органов. Если обратятся с просьбой искать активы периода Лазаренко, то, конечно, Агентство будет это делать.

— В 2017 году в целевой бюджет фонда от конфискации активов, присвоенных коррупционными методами, поступило 10,5 млрд грн. Это много, мало?

10,5 млрд грн – это сумма, которую планировали вернуть. Но привлекли больше. Здесь нужно вспомнить дело в Краматорском суде, когда военная прокуратура конфисковала ценных бумаг на 1,5 млрд долл.

Плюс недавно военная прокуратура конфисковала еще 200 млн долл. (Генпрокурор Украины Юрий Луценко заявил, что 22 сентября вступило в силу решение Сосновского райсуда г. Черкассы о спецконфискации 200 млн долл. банковских активов из окружения бывшего президента Виктора Януковича, – ред.).

Телетайп: боится ли президент антикоррупционного майдана?

Оба эти решения закрыты соответствующим постановлением. Поэтому эксперты не могут их увидеть. Знают об их существовании только из брифинга Генпрокурора. Однако никому не известно, на основании чего их конфисковали. Имеются опасения, что Генпрокурор на всем этом просто пиарится, незаконно конфисковал средства и рано или поздно нам придется их возвращать. Но это лишь голословные заявления. Еще никто не видел решение суда – нет Краматорского, ни Черкасского.

— Возврат денег Януковича – самое громкое дело за последнее время. На что потратили эти средства?

Вернули в бюджет. А потом был скандал, что половина этих денег пошла на реформу децентрализации – будет тратиться на ремонт дорог и благоустройство в регионах. Хотя невозможно проконтролировать, насколько эффективно их используют. Ведь будут тратить их через тендеры, а там у нас большая коррупция.

Половина конфискованных денег Януковича пошла на дотации аграриев. Как выяснили журналисты, большую часть средств мог получить Косюк – владелец «Нашей рябы», ведь он первый, кто имеет право на дотации.

— О чем свидетельствует такое распределение?

— Распределением занимаются депутаты. Они же принимают закон о бюджете. А потом принимают решение об изменениях в бюджет. В частности, определяют, куда тратить деньги того же Януковича. Поэтому вопрос к ним.

— Все это напоминает разовую акцию. Где другие резонансные дела по возвращению миллиардов коррупционеров?

— Как объясняют в той же ГПУ, это все длительный процесс. Нужно выигрывать суды, они уже будут решать, куда и сколько возвращать. Но необходимо сначала завершить реформирование прокуратуры, СБУ, хотя бы начать создание Антикоррупционного суда. Завершить формирование Агентства. Соответственно – наладить координацию между всеми этими органами, чтобы они качественно и быстро работали.

— Сколько Агентство планирует ежегодно возвращать денег в бюджет?

— Нужно исходить из расчетов правительства. Там в среднем планируют возвращать в бюджет 8 млрд грн в год. В общем, Агентству по силам вносить в бюджет Украины 7-10 млрд грн ежегодно.

Романия Горбач