Его обвиняют в хищении в 2012 году в сговоре с другими лицами средств из Государственного бюджета Украины на сумму около 7,5 млн грн.

Экстрадиция состоялась в ночь на 1 ноября. Возвращение на родные просторы одного из деятелей времен президента-беглеца Януковича сразу вызвало активную дискуссию в обществе. Ведь в течение трех лет существования ряда антикоррупционных ведомств, неутомимой реформации прокуратуры и других силовых институтов, ключевые коррупционеры страны спокойно отсиживались за ее пределами.

Подозреваемого доставили в главное следственное управление ГПУ. Фотографию возвращения у себя на Facebook выложил ее глава Юрий Луценко.

В тот же день Печерский районный суд Киева решил арестовать Каськива на два месяца с возможностью внесения залога. Точную сумму не озвучили. Однако, по неофициальной информации, речь идет о 160 тыс. грн.

Популярные статьи сейчас

Подросшая дочь Пугачевой и Галкина произвела фурор в Сети одним кадром: «Копия мамочка, такая же…»

"Закрыла собой ребенка": 27-летняя учительница стала жертвой трагедии в Казани, последние фото девушки

Осадчая раскрыла секреты "Світського життя": что ее связывает с Кузьмой и обиды Билык

В семье Аллы Пугачевой впервые высказались после ужаса с детьми: "Страшная трагедия..."

Наташа Королева рассказала о семейной трагедии, показав последнее фото: "Он погиб..."

Показать еще
Прикосновенность близко: готовы ли народные избранники?

Пресс-секретарь ГПУ Лариса Сарган пояснила, что коррупционера отпустили в зале суда. Теперь у него есть пять дней для внесения залога: в случае неисполнения обязательства, он будет повторно задержан и арестован.

Напомним, бывшего чиновника задержали в сентябре прошлого года в Панаме. В ГПУ заявили, что он находился в базе розыска Интерпола и был остановлен на границе с Коста-Рикой после того, как ему отказали во въезде в эту страну.

Как выяснилось, Каськив еще ранее подал ходатайство о политическом убежище в Панаме. Однако местная власть решила ему отказать.

Поэтому на сегодняшний день он – первый экстрадированный украинский чиновник, которого обвиняют в экономических преступлениях. Однако точно не единственный претендент на экстрадицию из списка известных «бегунов».

Среди известных лиц, которые после Майдана поселись в далеких краях, стоит назвать того же Януковича. Он нашел настоящий дом в России. Там же о судьбе государства и новой власти размышляют Азаров, Олейник, Клименко, Курченко, Арбузов, Маркова и др.

А вот Клюев и Фирташ, наоборот, нашли уют на европейских просторах. Задержатся ли они там надолго – вопрос, который интересует многих.

Ведь одним из требований Майдана было как раз наказание виновных в преступлениях против своего народа. И не только тех, которые отвечают за человеческие жертвы, но и тех, кто годами грабил Украину, выводя миллиарды на свои зарубежные счета.

Станет ли дело Каськива началом великого возвращения топ-коррупционеров, или все же превратится в очередной громкий пшик, Politeka выяснила у экспертов.

Николай Голомша
Николай Голомша, бывший первый заместитель Генерального прокура Украины:

— Сенсации в экстрадиции Каськива нет. Это простой рабочий момент. Большой плюс, что Генпрокуратура смогла собрать необходимые аргументы, которые дали основание для введения такой процедуры. Подходящие материалы для этого были давно, еще в 2014 году.

Однако предпосылок к тому, что будет соответствующий судебный приговор, нет. Многое будет зависеть от того, какую позицию выберет сам Каськив. В частности, будет ли сотрудничать со следствием.

Стоит заметить, что после смены Генпрокурора в 2014 году был потерян год времени на расследование подобных резонансных дел. Не было никакой активности. Ведь происходила простая перетасовка кадров. Соответственно – потеряли контроль над всеми делами. Потом кризис еще больше углубился – с очередной сменой Генпрокурора.


Сейчас догонять очень тяжело. Поэтому хорошо, если вопрос с Каськивым доведут до конца. Поскольку отступать некуда. Но первыми должны быть дела по расследованию создания Януковичем преступной организации. Речь идет о финансировании терроризма, сепаратизма. Сразу можно было блокировать целые корпорации, останавливать их деятельность. Но все это почему-то было упущено.


В суд нужно было направить все дела. В частности, те, которые касаются Ефремова. Там же вообще клондайк. Такие схемы хищения денег лежат на поверхности. Никто их не раскручивал. Вся эта преступная организация должна быть уже в суде, мы должны были слышать громкие процессы. Каськив – это даже не рука, а половина руки той организации, которая должна была бы отвечать по закону.

Сейчас есть необходимость наказать всех виновных, но есть ли возможность после того, как из органов поувольняли всех специалистов? Расследовать дела никому. Для того, чтобы вырастить нормального следователя среднего звена, нужно минимум лет пять, а следователя высшего класса – от семи до десяти.


Что же касается возврата других коррупционеров, то здесь прослеживается определенная избирательность. Одним дают возможность убежать, спрятаться. Других же преследуют. Те, кто имеют деньги, вне зоны доступа следственных органов.


Нам нужно сегодня говорить не о персоналиях, а о учреждениях – Генпрокуратуре, СБУ, других, которые должны отстаивать государственные интересы, а не отдельных личностей. К сожалению, назначения политиков на должности в правоохранительные органы, кроме коррупции и вымогательства, ничего хорошего стране не дало.

Петр Олещук
Петр Олещук, политический эксперт:

— Если бы Каськив действительно рассчитывал на то, что его ждет какое-то решение суда, то, пожалуй, сильнее бы сопротивлялся встрече с украинскими правоохранительными органами.

Не оправдывая его никоим образом, объективно нужно понимать, что он все же был винтиком системы, подставным лицом, которое отвечало за определенные схемы вымывания денег из бюджета. Те схемы, за которые, в частности, отвечала семья Клюевых. То есть у меня имеются определенные сомнения, что его без тех же братьев Клюевых можно привлечь к конкретной уголовной ответственности.

Очевидно, процесс будет длительным. Вряд ли очень продуктивным. Это не та фигура, которая принимала решение, он был исполнителем.


Процесс будут затягивать максимально. Если бывшие партнеры господина Каськива помогут ему поддержкой, то может обойтись легким испугом.


Что же касается других кандидатов на экстрадицию — относительно того же Фирташа отрабатывает американское правосудие. Там решают, привлекут ли его к какой-то ответственности.

В Украине вряд ли будет прогресс. Сам характер олигархического политикума, общества исключает такие возможности. Потому что все замкнуто на этих людях. Объективно, не верю, что без фундаментального изменения политической системы и общественного строя нас ждет что-то другое. Под изменениями имею в виду еще одну революцию, потому что для эволюционных изменений в ближайшей перспективе предпосылок нет.


Случай Каськива – вообще уникальный. Он продемонстрировал новую политтехнологию в действии. Она заключается в том, что власть ждет, пока подозреваемый сам экстрадируется. С Каськивым это сработало. Если бы он сам не захотел, то никакой экстрадиции не было бы. Очевидно, он посчитал, что в Украине решать этот вопрос ему дешевле, чем в Панаме.


Павел Лисянский
Павел Лисянский, правозащитник:

— В общем, если Каськива экстрадировали в Украину, то это плюс Генпрокуратуре. Любая экстрадиция чиновника такого ранга, который фигурирует в экономических преступлениях — позитивный сигнал работы правоохранительных органов.

Экстрадиция – это прежде всего переговоры с другими государствами. И это всегда напряженный процесс. Хоть курировал его Луценко, но занимались переговорами другие люди. И они показали свой профессионализм.

Все говорят, что быстрого решения суда не будет. И это правда. А что вы хотели? Такая демократия. Это работа адвокатов, обвинения. Будет соревновательный процесс. Увидим, чем все это завершится. Однозначно, не стоит ждать быстрого решения. Да и политическая команда, которая имела отношение к Каськиву, будет делать определенные шаги, предоставляя этому делу политическую окраску. Будут привлекать все силы.


Общаясь с судьями, я слышу, что они боятся принимать участие в подобных делах. Ведь обычно политические тяжеловесы, получая наказание, потом приходили ко власти. Происходила своеобразная ротация. В итоге «обиженные» отдают долги судьям. Например, судья, который судил Юлию Тимошенко, уже не работает. Все об этом говорят. Это был индикатор для многих. Будут теперь скрупулезно оценивать дело Каськива.


Относительно других политических фигурантов-преступников, находящихся под следствием, но по которым нет решений, то тут не только суды нужно обвинять. Часто доказательная база настолько слабая, непрофессионально подготовленная правоохранителями, что дело разваливается в суде. Да и постоянная ротация в ГПУ ситуацию точно не улучшает.

Романия Горбач