Андрей Литвиненко, бывший работник ФСБ РФ, сотрудничавший с британской разведкой MI6, скончался в лондонской больнице от отравления полонием–210, радиоактивным веществом, следы которого сложно обнаружить в организме. Незадолго до гибели он встречался в Лондоне с двумя бывшими коллегами по работе в органах госбезопасности Андреем Луговым и Дмитрием Ковтуном.

После объявления результатов расследования премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон заявил, что Лондон не сомневался в причастности высших должностных лиц РФ к гибели Литвиненко с того самого момента, когда стало известно, что его смерть была вызвана радиоактивным полонием.

«Этот доклад подтверждает то, в чем мы всегда были уверены и в чем было уверено последнее лейбористское правительство: что это ужасающее убийство было осуществлено с ведома государства. Именно поэтому предыдущее правительство приняло решение выслать российских дипломатов, выдать мандаты на арест и отказаться от сотрудничества с российскими спецслужбами. И эти меры действуют до сих пор», — сказал британский премьер, пообещав ввести новые санкции против Российской Федерации.

Вчера же Европарламент одобрил создание международного трибунала по делу о гибели самолета рейса МН17 авиакомпании Malaysia Airlines, который был сбит в небе над Донецкой областью ракетой, запущенной с земли российским экипажем зенитно-ракетного комплекса «Бук».

Здесь следует напомнить, что именно гибель 298 человек, находившихся на борту пассажирского авиалайнера, стала своеобразной точкой отсчета, показавшей, что обратного пути у путинской России нет. Изображение Путина, попавшее на первые страницы мировых изданий в однозначном контексте, сопровождалось словом «пария» в отдельных заголовках. На следующее утро после публикации отчета лондонского суда, в котором говорится, что Литвиненко имел доказательства, позволяющие обвинять Путина в педофилии, на первых полосах респектабельных газет уже появилось памятное фото президента РФ, целующего в животик мальчика лет пяти.

Популярные статьи сейчас

ПриватБанк предупредил украинцев, что случится 1 марта: запаситесь наличкой

Украинская Кардашьян в невидимых трусиках расставила ноги и заставила мужчин вспотеть: «видно все»

Зима напоследок поиздевается над украинцами: "Удар ожидается в..."

Скандальная звезда Евровидения вышла на сцену полуголой: "это надо видеть"

Показать еще

На следующий день Интерпол выдал ордер на задержание Ковтуна и Лугового. Вряд ли стоит ожидать подобных действий в отношении главы ФСБ Николая Патрушева и президента РФ Владимира Путина, но обязательно последует новая серия ограничительных мер, в первую очередь со стороны Великобритании, которая наконец-то взялась за исполнение своих обязательств перед Украиной по Будапештскому меморандуму.

Разумеется, в России скандал с обвинениями Путина в причастности к организации убийства Литвиненко подается в СМИ и обсуждается в соцсетях как правомочная расправа с предателем. Именно этот момент ставится на первое место, за скобки выносятся подозрения в педофилии и причастности к деятельности тамбовской ОПГ, в частности, речь идет об обеспечении силовыми органами прикрытия операций по доставке и торговле наркотиками.

Слаженные действия Европарламента и Интерпола, органов правосудия и правительства Великобритании по пресечению активности Путина и его силовых ведомств совершаются на фоне переговоров с участием США, которые вступили в игру после того, как страны «нормандского формата» признали бесперспективность минских соглашений.

С начала военной операции по аннексии Крыма раздавались упреки в бездеятельности стран — гарантов территориальной целостности Украины. Потом стали звучать претензии в мягкости, недостаточной жесткости первых ограничительных мер, над которыми хохотала русская либеральная общественность, просившая не смешить «Искандеры», утверждая, что «Тополь» санкций не боится. Затем, когда последствия экономических санкций начали проявляться на росте безработицы в России и падении рубля, пришла очередь недовольства медлительностью и близорукостью США и ЕС.

Допустим, был коллективный сговор элит – не только между Берлином и Москвой, но и между Даунинг-стрит и Кремлем – ограничить аппетиты Путина тем, что он уже успел откусить и проглотить в Украине, но не пускать его дальше линии разграничения, оговоренной в Минске. Тогда нельзя исключать того, что в каждой из мировых столиц, кроме партии мира, есть партия войны. А почему именно она взяла верх и, судя по тому, с какой скоростью развиваются события, не намерена тратить время на многочисленные и бесперспективные переговоры – этот вопрос надо бы задавать Путину.

Хозяин Кремля всегда демонстрировал пренебрежительное отношение к законам внутри страны – тем и стал любезен он народу. Но циничное нарушение норм международного права сыграло против него. Путин вторгся на чужую территорию со своим полонием, со своим русским миром. Задача цивилизованного мира – огородить по периметру территорию полония и русского мира. В этом суть сговора стран Запада, в которых власть перешла в руки партии войны при сохранении всех внешних атрибутов партии мира.

22 января Кэмерон, выступая на экономическом форуме в Давосе, заявил, что Великобритания будет применять санкции против РФ «с ясными глазами и холодным сердцем». Что мешало раньше произносить такие речи Кэмерону (призывавшему, кстати, отключить российские банки от системы SWIFT) – отсутствие доклада судьи сэра Оуэна. Что стояло на пути Марины Литвиненко, вдовы бывшего сотрудника ФСБ, убитого бывшими коллегами по приказу из Кремля, которая только в январе 2015 года смогла добиться начала слушания по делу об убийстве мужа – наверное, партия мира.

И не война в Грузии 2008 года, не аннексия Крыма в 2014-м – события, происходившие в далеких странах, которые еще не сразу найдешь на карте, – вынудили партию мира уступить позиции. А вот гибель пассажиров Boeing 777 рейса МН 17 приблизила войну в Украине к самым границам западного мира.

Украина же, давшая повод для новой большой игры по переделу ресурсов и сфер влияния, может только наблюдать со стороны – неизвестно, что мы сможем приобрести в итоге, но точно знаем, что мы теряем. Но не всегда утраты – это плохо, если это прекращение зависимости от России во всем – от энергоресурсов до массовой культуры, то это очень хорошо.