Шляпная революция Ататюрка

В советское время Монголия часто приводилась, как пример скачка из феодализма в социализм. Закончилось это тем же самым, что и весь советский эксперимент. Монголия довольно успешно строит капитализм, пытаясь лавировать между Россией и Китаем.

Cоветские пропагандисты не слишком любили вспоминать о другом масштабном эксперименте, который проходил на южном берегу Черного моря. Под руководством Мустафы Кемаля Ататюрка Турция попыталась совершить прыжок из средневекового османизма в капитализм ХХ века.

Основой кемализма были секуляризация и светскость. Все реформы, начиная от ликвидации неграмотности до насаждения заимствованных моделей развития экономики, — далеко не полный перечень сделанного в 1920-1940-х годах. Разрыв с прошлым ознаменовался переносом столицы в центр страны в деревушку Анкару и запретом традиционных фесок — так называемая шляпная революция.

На юридическом факультете Анкарского университета однажды вышла юмористическая газета. На вопрос «Кто такой турецкий гражданин?», —  студенты дали ответ: «Турецкий гражданин — это человек, который женится по швейцарскому гражданскому праву, осуждается по итальянскому уголовному кодексу, судится по германскому процессуальному кодексу, этим человеком управляют на основе французского административного права и хоронят его по канонам ислама».

Так в шутливой форме описаны реформы Кемаля Ататюрка, который заимствовал все самое прогрессивное из тогдашнего мирового опыта.

Популярные статьи сейчас

Как сегодня выглядит могила мужа Софии Ротару, который скончался у нее на руках: "Вечная память"

Пассажиры из Одессы не могут доехать в Киев: "10 вагонов сошли с рельс"

Ольга Харлан поразила Дикусара личным подарком и не прогадала: "Я видела, как он загорелся"

Как сегодня выглядит могила мужа Софии Ротару, который скончался у нее на руках: "Вечная память"

Новый сезон "Мастер Шеф", бунт в Сети набирает обороты: "Невозможно смотреть!"

Показать еще
Нельзя закручивать гайки бесконечно: известные люди о событиях в Турции

Деятельность Ататюрка стала образцом для подражания многих поколений государственных деятелей: от Джавахарлала Неру и Махатмы Ганди в Индии — до Нельсона Манделы в Южной Африке. Реализованная им модель развития многие десятилетия казалась успешной. Ей пытались наследовать в Египте во времена Насера, Анвара Садата и Хосни Мубарака, а также в Тунисе, Иране, в какой-то мере Малайзии и Индонезии.

Казалось, что труды Ататюрка не пропали даром. Турция при его преемниках стала самой промышленно развитой страной Ближнего Востока. Однако, технологическое отставание от Запада не уменьшилось, а даже в чем-то увеличилось. Как результат — массовый отъезд в Германию и другие европейские страны турецких гастарбайтеров. Уже в 1970-х годах стало ясно, что погоня за Западом не удалась. На повестке дня стал вопрос о смене парадигмы развития.

Робкое сердце еще никогда не покоряло красавицу

Гарантом светского развития Турции со времен Ататюрка являлась армия. Так сложилось, что генералы и высшие офицеры всегда настороженно относились как к демократическим экспериментам, так и к возрастающей исламистской опасности. В последней они видели угрозу светскому характеру государства, завещанного Ататюрком. Поэтому трижды военные совершали государственные перевороты — если, по их мнению, такая опасность существовала.

Фото www.akchabar.kg
Фото www.akchabar.kg

Добавим к этому и субъективный фактор. Исторически офицерский корпус при Ататюрке и после него не имел кастового характера. Наоборот, для очень многих из бедных слоев военная служба была социальным лифтом. Военные всегда имели достаточно большой авторитет в обществе, служба в армии была престижной.

Именно Ататюрк заложил традицию подготовки офицерского состава в лучших военных учебных заведениях Европы, а со второй половины 1940-х — в США. Там они не только приобретали профессиональные знания и навыки, но и пропитывались духом секуляризма, светскости и республиканизма. Не случайно турецкий генералитет был гарантом особых отношений с Израилем. И это касалось не только армии, но и спецслужб.

Когда Эрдоган начал противостояние с Тель-Авивом, это стало первым сигналом серьезного ухудшения его отношений с армейской верхушкой. Опытный политик Эрдоган вполне учел историю военных переворотов и начал наступление на генералитет и высшее офицерство, в которых он вполне обоснованно видел главного своего противника.

Так, по делу организации Ergenekon было арестовано более 100 высших офицеров, многие получили большие сроки.  Их обвинили в попытке государственного переворота. Организации приписывают ультраправую идеологию. Она названа в честь мифического места в горах Алтая, которое, согласно тюркским легендам, считается родиной всех тюрков.

После начала сирийского конфликта Эрдоган предпринял ряд попыток смягчить противостояние с армией. Находившиеся в заключении офицеры были освобождены, некоторые даже восстановлены в должностях. Однако примирения не произошло. Было очевидно, что так или иначе напряженные отношения турецкого политического и военного руководства должны вылиться в своего рода открытое противостояние. Так и случилось.

Почему в Израиле невозможен теракт как в Ницце

Если взглянуть на хронологию событий в Стамбуле и Анкаре, то налицо несомненная деградация навыков руководителей переворота. Были нарушены все каноны этого действа. Важно не только захватить мосты, почту и телеграф, но также — что самое важное — изолировать действующую власть. Можно как угодно относиться к Ленину и Троцкому, но такие аксиомы они усвоили на отлично и блестяще осуществили. Точно так же действовали турецкие военные в предыдущих успешных переворотах, а неуспешных у них до недавнего времени не было.

На этот раз все напоминало трагедию с элементами фарса. Были захвачены мосты в Стамбуле, какие-то телестанции и даже попытались штуромовать здание парламента. Все правильно, только этим все и ограничилось. Танки на улицах — условие, возможно, необходимое, но недостаточное.

Действовали по канонам ХХ века. Не учли — что сейчас не телеграф важен, если он вообще есть, а социальные сети, мобильная связь и интернет. Если их не отключить, то инициатива будет потеряна — а это прямой путь к поражению.

Очевидно, что путчистам не хватало сил. Однако и теми, что есть, они воспользовались из рук вон плохо. Отсутствовала элементарная координация между действовавшими в Стамбуле и Анкаре. Чем и воспользовался Эрдоган.

Второй важнейший фактор. На этот раз среди военных не было единства. Большая часть из них не имела понятия о заговоре и выступила против путча. Налицо также некоторые противоречия между высшими офицерами родов войск, обычное ревнивое отношение сухопутных войск и авиации.

Несколько другая версия приведена в газете Cumhuriyet (Республика). Вроде бы Эрдоган планировал на 16 июля массовую зачистку армии. Пришлось военным действовать на упреждение, чем и объясняется плохая подготовка переворота. Действия властей косвенно подтверждают подобную версию.

Третий вариант чаще всего приводят зарубежные эксперты. Говорят, что Эрдоган устроил профанацию переворота, чтобы получить возможность осуществить окончательную чистку армии и совсем исключить ее из политической жизни. С точки зрения мотивов все выглядит вполне логично. Тем не менее, риск выигрыша и проигрыша был примерно одинаков. Даже второе было более вероятно.

Однако, faint heart never won fair lady — робкое сердце никогда не покоряло красавицу. Эрдоган неоднократно демонстрировал, что он не робкого десятка и может пойти на риск, часто не всегда оправданный.

Турция переходит в диктатуру

Также заговорщики не опирались на политическую оппозицию. Более того, все оппоненты Эрдогана выступили против военного переворота. В 2013 году светская оппозиция вышла в Стамбуле на площадь Taksim Meydani. Обратим внимание на совпадение — оно не случайно — с нашим  словом  Майдан.

На сей раз никто из граждан не поддержал военных, которые вроде бы защищали такие же ценности и имели подобные цели, как и протестующие три года назад. В то же время сторонники Эрдогана без особых напоминаний вышли с протестами против мятежников. Их, даже, не остановили выстрелы и жертвы. Успешный военный переворот невозможен без тесной связи армии и гражданских политиков. Это условие необходимое. Без его выполнения нечего затевать подобные мероприятия.

Прежней Турции уже не будет

Все отмечают, что прежней Турции уже не будет. В этом сомнений нет.

Во-первых. Эрдоган воспользуется представившимся случаем и доведет до логического конца чистку армии. На этой основе он полностью лишит ее политических потенций и превратит в свою опору. Теперь в армии нет реальной силы, чтобы противостоять ему.

Во-вторых. Усилятся авторитарные тенденции во внутриполитической жизни Турции. Можно считать неизбежным, что предстоят изменения в конституции и превращение Турции из парламентской в президентскую республику.

В-третьих. Параллельно авторитарным будут усиливаться исламистские тенденции с некоторым привкусом неоосманизма. Подобным Эрдоган увлекался в начале своего прихода к государственной власти. Позже он несколько охладел к этим идеям, но в последнее время старые мотивы вновь зазвучали.

Конечно, Османскую империю никто восстанавливать не собирается, но идеология тюркского мира может получить некоторую поддержку. По крайней мере, в России этому точно не обрадуются.

В-четвертых. Курдский вопрос вновь приобретет былую остроту. И здесь Эрдоган столкнется с большими внешними проблемами — как в Вашингтоне, так и в Москве. Причем Кремль должен считаться и с мнением Тегерана. В Иране уже отмечается появление курдских экстремистов.

Поддержка Москвой сирийских, а через них и иракских курдов, вряд ли понравится иранскому руководству. С другой стороны, отказаться от поддержки сирийских курдов Кремль не может, так как это немедленно катастрофически отразится на положении Башара Асада и его армии.

Так что в этом вопросе Эрдогану и другим придется проявить чудеса изворотливости. Как получится, сказать трудно. Пока  никому не удавалось пройти через курдскую проблему без потерь.

В-пятых. Хотя практически все западные страны выразили поддержку Эрдогану, движение Турции в сторону Евросоюза если не остановится, то станет очень медленным. Похоже, что европейская интеграция сходит с повестки дня для турецкой элиты. Догонять Запад нет смысла, только тратить время и ресурсы. Стоит искать другой путь развития. Кемализм себя исчерпал. И провалившийся военный переворот является подтверждением этого факта.

»Ноль проблем с соседями»: почему Эрдоган помирился с Путиным

Сейчас трудно предполагать, в каком направлении будут развиваться отношения Турции и Украины. Есть ряд объективных причин ожидать их дальнейшего углубления. С другой стороны, Турция будет переживать период бифуркации и некоторой консолидации власти.

Для Анкары в данный момент важнейшими регионами являются Сирия и Южный Кавказ. Карабахский конфликт имеет все признаки повышения градуса противостояния и возможного начала военных действий. В силу понятных причин Баку для Анкары играет важнейшую роль. И туда будут направлены большая часть усилий и ресурсов.

Аналогично Сирия. Пока в каком-то виде там конфликт не будет урегулирован, Турция ничем другим особо заниматься не будет.

С учетом этих факторов следует рассматривать и позицию Турции по Крыму. Осуждение и моральная поддержка, но в известных пределах. И ничего больше. С Москвой в ближайшее время будут поддерживаться ровные отношения без излишней близости. И раздражать Кремль по любому поводу Анкара не будет.

Туреччина Інфографіка

Юрий Райхель