— Москва и Анкара стремительно наладили отношения. Прямо по Оруэллу: «Океания всегда дружила с Евразией». Для Украины это плохо?

— Это зависит от украинской дипломатии. Наши дипломаты неплохо воспользовались периодом охлаждения отношений между Эрдоганом и Путиным. Украина полностью восстановила сотрудничество с Турцией, пошатнувшееся после Революции Достоинства. Стоит лишь взглянуть на количество взаимных поездок граждан Украины и Турции. То же и с военным сотрудничеством – я не думаю, что оно будет свернуто.

Нынешняя нормализация отношений Анкары с РФ – это реализация турецкой внешнеполитической концепции «ноль проблем с соседями».

— Но это была концепция экс-премьера Ахмеда Давутоглу, который сейчас в опале?

— Да, но она полностью воспринимается и Эрдоганом. Турки в подавляющем большинстве точно не хотят конфликтовать с Москвой. Побаиваясь более масштабного конфликта, они с явным облегчением встретили вести о нормализации отношений. При этом Турция абсолютно не поступается своими интересами. Напротив, это позволяет местным предпринимателям зарабатывать буквально везде – в сфере туризма, поставок сельхозпродукции, перевозок, строительства.

Василь Слипак народный герой Украины – The Washington Post

— Как вы думаете, к терактам в Стамбуле причастны российские спецслужбы?

— Такая точка зрения имеет право на жизнь. Тем более, что есть ряд моментов, указывающих на причастность организатора терактов в стамбульском аэропорту к РФ.  Да и Саакашвили говорил, что ранее, когда террорист был арестован в Грузии, его тоже обвиняли связях с ФСБ. Впрочем, мы не можем знать, так ли это.

— После смены власти в ИГИЛ, Халифат резко активизировался — контрнаступление на Пальмиру в Сирии, взрыв в Багдаде. Асадовские войска смогут удержать фронт?

Популярные статьи сейчас

Как сегодня выглядит могила мужа Софии Ротару, который скончался у нее на руках: "Вечная память"

Остановилось сердце народного артиста Украины, детали несчастья: "Маэстро, вечный покой"

"Колю хотят сделать преступником": отец 16-летнего подростка не считает его виновным в ДТП

"Меня отмажут и я буду жить за границей": первые слова мажора, устроившего ДТП в Харькове

Закроют рынки, кафе и не только: семь областей попали в "красную зону"

Показать еще

— Асадовцам оказывают поддержку россияне. Так что, я думаю, они удержат фронт. Кроме того, позиции исламистов начали бомбить турки.

— Не попытается ли Турция вторгнуться в северную Сирию?

— Не думаю, что Анкара готова окунуться в бурлящий сирийский котел – ведь там придется сражаться и с исламистами, и с курдами. Тем более, что экономика Турции сейчас не в лучшей форме. Да и режим президента Эрдогана не так устойчив, как кажется.

— Могут умеренные исламисты в Турции отойти от власти, уступив место светским националистам-кемалистам?

— Светские силы сейчас там переживают не лучшие времена. Они разобщены и дискредитированы. У них нет лидера, нет единой привлекательной идеологии.

— А армия не станет консолидирующей силой?

— Ну, Эрдоган все сделал для того, чтобы армия не смогла ею стать. Чистки высшего командного состава не прошли зря.

— Анкара готова использовать борьбу с ИГ как предлог, чтобы нейтрализовать курдские формирования в Сирии?

— Турецким властям никогда не нужен был официальный предлог для обстрела курдских анклавов в Сирии или Ираке – били без всякого предлога. Думаю, сейчас реальной целью является все же ДАИШ (арабское название ИГИЛ, – ред.).

— Высока ли вероятность создания независимого Курдистана от Средиземного моря до Мосула. Ведь курды сейчас  союзники США в борьбе с Халифатом и могут рассчитывать на поддержку Вашингтона?

— Все возможно. Хотя это и не вопрос обозримого будущего. Рано или поздно, после всех перетурбаций на Ближнем Востоке таки наступит мир.  И тогда глобальным и региональным игрокам придется признать факт существования курдского государства.

Если «голос Донбасса» нужно услышать, то голос Киева нельзя игнорировать

Огромным минусом курдов является отсутствие опыта строительства государства, разобщенность народа и конкуренция кланов. И все же сейчас шансы курдов обрести свое национальное государство – самые высокие с момента окончания Первой мировой войны.

— События последних лет привели к тому, что ряд государств — Ирак, Ливия, Йемен, Сирия — фактически перестали существовать. Сейчас — резкий рост террористической активности в Египте, Саудовской Аравии, Турции. Смогут террористы посеять хаос, за которым последует падение правительств этих стран?

— Политический класс там выстраивает собственную, далеко не всегда успешную тактику выживания. Долговременной стратегии, кажется, нет ни у кого. Сейчас исламисты предлагают отбросить вековую арабскую культурную традицию, устоявшуюся систему сдержек и противовесов, культуру ненасильственного решения вопросов. Словом, обнулить все, и вернуться к истокам. К фундаментализму.

К сожалению, этот призыв находит отклик среди широких слоев населения, которые считают нынешние порядки социально несправедливыми. По сути, речь идет о таком себе «восстании масс» против традиции и элит – процесс, сходный с большевистской революцией в России. Так же проходила исламская революция в Иране 1978-79 годов, когда попытки переосмыслить социальную справедливость через ислам отбросили высококультурный и стремительно модернизирующийся Иран в средневековье и варварство.

Сейчас регион находится в состоянии «креативного хаоса», из которого может вырасти новый порядок. А может и не вырасти ничего.

— С 1 января Иран начал продавать нефть в Европу и США. Это приведет снова к превращению страны в региональную сверхдержаву? Или там возможна либерализация режима?

— За три десятилетия Иран изменился настолько, что возврат к ситуации «до 1978 года» априори невозможен – нельзя дважды войти в одну и ту же реку. В принципе, смягчение режима произошло уже давно. Дома или в кругу друзей иранцы ведут себя, как хотят. На улице и в публичных местах – обязаны демонстрировать лояльность и следовать предписанным нормам поведения.

Думаю, ситуация не изменится, просто денег станет больше. И не у представителей частного бизнеса, а в руках правительства и Корпуса стражей исламской революции.

»Мы должны объединиться от Балтийского моря до Каспийского. Создать пояс противостояния Кремлю»

Будут ли предприниматься попытки дестабилизировать Саудовскую Аравию – вопрос открытый. Надеюсь, этого не произойдет. Хотя власти в Эр-Рияде и склонны усматривать в любых телодвижениях внутренней оппозиции «руку Тегерана».

— В последнее время мало слышно об Израиле. На чью сторону сегодня склоняется официальный Тель-Авив в вопросе российско-украинской войны?

— В 2015 году большинство израильских экспертов утверждали, что это «не их война». Событиями на востоке Украины в Израиле интересуются процентов 10 выходцев из постсоветского пространства, не более. При этом около 60% из них поддерживают Украину. Русскоязычное телевидение этой страны в основном на нашей стороне. Отдельные израильтяне принимали участие в украинской революции, а позже – воевали в АТО.

Официальные Тель-Авив – понемногу, очень осторожно – склоняется на сторону Украины. Это видно по смене риторики, в которой российской позиции уж точно нет.

— На Варшавском саммите НАТО 8-9 июля, очевидно, будут приняты судьбоносные решения по поводу разворота Альянса на восток? Или их заблокируют страны Старой Европы?

— С одной стороны, ожидания углубления сотрудничества Украины с НАТО сильны, как никогда. Такое стремление есть как с нашей стороны, так и со стороны руководства Альянса. Но все решения будут приниматься на уровне национальных государств. Мы уже наблюдали, как в 2008 году французы и немцы заблокировали евроатлантические перспективы Украины. Где гарантия, что этого не случиться снова?

— После полосы грядущих выборов в США, Германии, Франции Западом умерит поддержку Украины?

— На Западе есть определенная последовательность внешней политики. Так что изменения, безусловно, возможны. Но вряд ли это будет поворот на 180 градусов. В то же время мы должны готовиться к тому, что внешнеполитическая ситуация окажется менее благоприятной, чем сейчас.

— В Польше последнее время стремительно нарастает антиукраинская истерия. Кто ее подогревает? Что делать нам? 

Пока лишь война может нас сблизить с НАТО

— В первую очередь, в Польше критической точки достигло противостояние между польской правящей партией «Право и Справедливость» и оппонентами. Оппозиция в Польше гораздо более дружественна к Украине, чем официальная Варшава. Это видно хотя бы из открытого письма польских политиков и интеллектуалов к украинцам – среди подписантов нет ни одного представителя «ПиС».

Но мы ни в коем случае не должны встревать во внутрипольское противостояние. Наоборот, как раз украинцы, имея опыт миротворческой деятельности  на Донбассе, смогут помочь полякам в их диалоге.

Максим Викулов