Нынешний созыв Верховной Рады сначала поддался почти революционному обновлению. Более 50% нардепов впервые попали под купол на Грушевского, часть из них пришли туда чуть ли не напрямую из палаточного городка на Майдане Незалежности.

Непотопляемые: Как за три года изменились лица Евромайдана (фото)

Однако на значительные сдвиги и реформы в стране три года спустя указывают далеко не все депутаты. Большинство говорят о трудностях и разочарованиях, которыми отмечается третья годовщина Евромайдана.

То, чего не вернуть

Активист Майдана и журналист Егор Соболев пришел тогда на митинг в центр столицы по зову своего коллеги Мустафа Найема. Теперь он возглавляет Комитет по противодействию коррупции, который принимал активное участие в создании НАБУ, Специализированной антикоррупционной прокуратуры, Антикоррупционного суда и еще ряда органов, которых три назад в стране просто не было.
«Я счастлив, что три года назад в этот день мы сделали то, что сделали. Но мы даже и на 10% не представляли, какие у нас будут испытания, разочарования, топтание на месте, кровь и, наконец, победа, которая еще впереди, – оценивает Соболев результаты трех лет с начала Майдана. – Большинство еще в 2013 году понимали, что выгнать Януковича – это только начало большой дороги к тому, чтобы люди сами стали властью. Кстати, именно в первый день студенческого митинга мы неоднократно скандировали: «Власть – это мы!» Но это была только мечта, которая сейчас воплощается в жизнь».
А вот легендарный казак Михаил Гаврилюк, прославившийся именно во время Майдана и ставший народным депутатом ВР 8-го созыва, вспоминает, что приехал на митинг на следующий день после избиения студентов. Третью годовщину революции он встречает болезненными воспоминаниями из-за отсутствия результатов расследования расстрелов Небесной сотни.


«Если бы у нас с самого начала была прокуратура, заинтересованная в том, чтобы привлечь к ответственности виновных в расстреле людей на Майдане, это было бы реально. После трех лет все, кто были к этому причастны, сбежали с помощью именно прокуратуры. Сейчас я уже почти не верю в то, что виновных удастся наказать», – говорит Гаврилюк.


Тогдашние представители власти пока избежали ответственности. Вице-премьер правительства Николая Азарова нардеп Александр Вилкул не скрывает своих оценок третьей годовщины Евромайдана.
«На Майдане были разные люди, и сегодня многие понимают, насколько сильно их тогда обманули, – говорит Вилкул. – Я выступаю исключительно за мирное демократическое развитие страны. Мы не хотим бунта ради бунта и переворота ради переворота. Чтобы одна партия войны сменила другую партию войны. А вот именно «благодаря» им изменений в стране за три года несколько: война, сплошное обнищание людей и полный коллапс экономики».

Популярные статьи сейчас

Украинская Кардашьян сняла штаны и выгнула спинку ради пикантных кадров: "Это безумие!"

Бывшая жена Потапа оголила спортивное тело на пляже: "Фигура шикарная!"

Собчак выставила аппетитные формы напоказ в необычной позе: «У Волочковой лучше»

Свадьба Киркорова и Успенской, появилось новое признание: "Я так люблю его"

Показать еще
Третий Майдан: быть или не быть?

Свое раздражение наличием среди коллег по парламенту представителей «преступной власти» не скрывает ранее борец с незаконной застройкой Киева и журналист, а теперь нардеп Игорь Луценко. Нынешний представитель «Батькивщины», которая за 2,5 года прошла путь от коалиционной до оппозиционной партии, также был на Евромайдане с первого его дня.
«Печально то, что мы потеряли одну вещь: время на расследование расстрелов на Майдане. У нас была возможность нормальным цивилизованным способом наказать тех, кто убивал и пытал людей, – говорит Луценко. – Все остальное еще можем вернуть, борьба продолжается и где-то есть успехи, а где-то – поражения. А вот шанс быстро идентифицировать и наказать тех, кто стрелял в людей, уже не вернуть».
По мнению депутата, теперь Украине придется вылавливать преступников режима Януковича так, как в свое время это делал Израиль, ища и вылавливая нацистских преступников в странах Латинской Америки.

Зима, которая нас изменила

Победа Евромайдана стала поводом для многочисленных дискуссий об историческом пути Украины и сотен произведений украинских художников. Три года спустя почти все нардепы признают: зима 2013-2014 годов навсегда изменила не только Украину.
«Главным достижением Майдана стало то, что люди поверили в себя. Мы запустили волну, которая сейчас меняет весь мир, – считает участник первого митинга 21 ноября 2013 года и депутат от БПП Алексей Мушак. – Всецело оценить такие вещи мы сможем через 10-20 лет. В любом случае, в Украине есть какой-то незримый фундамент, и здесь происходят какие-то вещи, которые для нас непонятны, но именно они держат ее как страну».
Нынешний руководитель фракции «Народный фронт» Максим Бурбак также был активным участником Майдана в статусе заместителя коменданта, а ныне спикера Верховной Рады Андрея Парубия. Болезненные для него воспоминания – о друзьях и побратимах по Евромайдану, которые до сегодняшнего дня не дожили.
«Главным стало изменение нации, – говорит Бурбак. – Исчезло разделение на русский и украинский языки, на Восток и Запад, мы впервые почувствовали себя единой страной. К сожалению, это стоило нам многих человеческих судеб, но люди стали свободными. Еще одной революции страна не выдержит, поэтому мы должны сделать все, чтобы этого не произошло».


А вот Олег Ляшко появился на Майдане уже в самом его разгаре и раздавал митингующим легендарные вилы, с которыми они «должны снести антинародную власть». Радикал признает – Майдан начал формирование украинской нации.
«Украина за три года стала совсем другой. Никаких реформ я не вижу. А вот люди изменились, появилась украинская нация, – настаивает Ляшко. – Не просто народонаселение, потомки советских людей, а настоящая украинская нация, которая выкристаллизовывается на фронте, на Майданах, в борьбе ».
Егор Соболев предпочитает не подходить к оценке результатов Революции достоинства с исключительно сиюминутными эмоциями. Он советует перечитать «Историю англоязычных народов» Уинстона Черчилля, показавшего путь формирования англоязычного мира, как господствующего, и не терять надежды на светлое будущее Украины.
«На Евромайдане и во время войны я убедился, что люди значительно сильнее, чем мы себе представляем. Мы жалкое государство, но с выдающимся народом. Если нам удастся научиться еще и управлять этим государством должным образом, мы станем государством выдающимся. Будут немалые потери, большие ошибки и разочарования, но это проходили все успешные народы. Поэтому для нас главное – не сворачивать с того пути, по которому мы сейчас идем».
Бывший медиа-менеджер, нардеп Евгений Рыбчинский также дебютировал в Верховной Раде этого созыва. Он возглавляет в парламенте группу «Воля народа» и называет Евромайдан «пробуждением генов свободных людей» после длительной иностранной оккупации украинских территорий.


«Главный исторический результат Майдана – декоммунизация, – говорит Рыбчинский. – У наших детей не должно быть даже воспоминаний о Советском Союзе, потому что коммунизм – не только сама по себе ошибочная идея. Это – прямая противоположность христианским ценностям. Дети должны знать, что 7 млн украинцев, замученных коммунистами, – это цена за нашу свободу. Вот об этом они вспомнят через 10-20 лет, когда будут оценивать Майдан».


Будет ли Украина после «третьего» Майдана?

Активист Евромайдана о неизбежной войне и расстреле Небесной сотни

Если Оранжевая революция 2004-2005 годов привела к временному обновлению верхушки власти, пока ее не возглавили представители «Партии регионов» во главе с Виктором Януковичем, Евромайдан 2013-2014 годов стоил Украине расстрела Небесной сотни, аннексии Крыма, начала войны на Востоке и длительного экономического спада.
В оценках вероятности нового Майдана и его последствий депутаты существенно расходятся. Игорь Луценко видит вину за все несчастья последних трех лет только в агрессивных действиях России.
«Дорогая цена Евромайдана – только в существовании и позиции России. Там воспользовались нашей слабостью. Даже если в будущем Россия будет пытаться что-то там делать, мы уже знаем, как с этим бороться. Главное достижение, что мы поверили в то, что можем бороться за свое видение будущего. Даже если для этого понадобится еще один Майдан», – убежден Луценко.
Большинство депутатов отмечают, что исторические циклы в Украине устроены так, что чаще раза в десять лет люди массово на протесты не выходят. И никакой угрозы для существования государства в случае очередных революций Алексей Мушак не видит.


«Чтобы произошла революция – необходим критический потенциал недовольства, и это связано с историческими циклами, говорит он. – Как показывает практика, такие всплески, как Майдан, происходят раз в 10-15 лет. Но, в любом случае, Украина будет вечно».


Рыбчинский напоминает, что у каждой страны есть своя мечта и для украинцев – это свобода. Именно поэтому Евромайдан борьбой за формальное членство в Евросоюзе не завершит историю украинских революций.
«Мы выдержали уничтожения со стороны польской шляхты, выдержали сотни лет российской оккупации, выдержали последствия Евромайдана, выдержим столько майданов, сколько необходимо, чтобы достичь нашей главной мечты – настоящей свободы, – считает Рыбчинский. – А свободы без благосостояния не существует, потому что бедный человек – всегда зависим. Поэтому вместо того, чтобы пустословить в парламенте, нам необходимо заниматься тем, чтобы сделать украинцев богаче».

Илья Лукаш