Тройственный альянс против антироссийских санкций

Июльские заявления премьер-министра и министра внутренних дел Италии стали той точкой, в которой процесс эрозии антироссийских санкций перешёл в новую качественную фазу.

Уже в ноябре-декабре 2016 года начали происходить события, которые указывали начало такой эрозии. Эта была первая фаза, и она завершилась формированием нового итальянского правительства. Её особенностью были единичные мнения отдельных бизнесменов, политиков и чиновников из европейских стран относительно того, что санкции не оправдали себя, наносят всё больший вред экономике их стран и Европы в целом.  Например, это происходило в Австрии, Германии, Италии, Франции, Чехии, Греции и т. д. В той же Италии критиковали санкции на местном уровне и на уровне региональных органов власти.

Но это были лишь эпизоды второго плана европейской политической жизни. Даже формирование в Австрии нового правительства с участием Партии свободы не вызвало практических усилий по пересмотру антироссийских санкций.

Качественный сдвиг. Особенности итальянской позиции

Популярные статьи сейчас

Экс-муж Ани Лорак после примирения показал семейную идиллию, возится с дочерью и новым малышом: "Это моя..."

Кравец из "Квартал 95" радикально сменила образ, от Леночки не осталось и следа: "Уже не секрет..."

Любимец Кароль Дан Балан крупно опозорился, решив спеть без фонограммы: "Прыгает как козлик и воет"

Фигуристая жена продюсера "Квартал 95", расстегнув пуговки, поманила внушительным бюстом: "Я - как вода..."

Верка Сердючка "заткнула" за пояс известного певца, кадр "порвал" сеть: "Все тырят..."

Показать еще

Существовавшее положение вещей было разрушено новым правительством Итальянской республики.

По сути, это «трёхглавое правительство», поскольку у него три фактических руководителя:

  • премьер-министр Джузеппе Конте (технократический руководитель правительства, которого пригласили на эту должность две партии, сформировавшие коалицию);
  • вице-премьер-министр Луиджи ди Майо (лидер партии «Движение пяти звёзд»);
  • вице-премьер-министр, министр внутренних дел Маттео Сальвини (лидер партии «Лига севера»).

Позиция итальянского правительства является производной от этих троих человек, каждый из которых имеет свою позицию. В том числе, речь идёт о неких компромиссных итоговых позициях (сбалансированных позициях), которые позволяют сохранять нынешнее правительство и избегать досрочных выборов. Важно также понимать: лидеры двух партий крайне заинтересованы в том, чтобы данное правительство существовало как можно дольше.

Потому что пребывание у власти – это важный политический ресурс в борьбе за голоса избирателей в контексте выборов в Европарламент.

Таким образом, официальная позиция правительства Италии будет определяться следующими факторами:

  1. реализация программы партий, сформировавших правительство;
  2. компромисс трёх руководителей правительства;
  3. недопущение отставки правительства и досрочных выборов парламента Италии за несколько месяцев до выборов Европарламента;
  4. необходимость сохранения конструктивных отношений с органами ЕС и ведущими государствами ЕС;
  5. выдвижение требований с одновременной демонстрацией лояльности к ЕС и НАТО.

Это пять пунктов, между которыми балансирует нынешняя итальянская власть, и будет делать это в дальнейшем.

Примером такого балансирования является позиция относительно Крыма, войны на Донбассе, антироссийских санкций. Так, М.Сальвини сделал резкие заявления, что Крым – российский, а революция в Киеве была ненастоящей. Но это осталось его частным мнением. А официальную позицию правительства озвучил глава МИД, который подтвердил непризнание законности аннексии.

Также ярким примером является позиция итальянского правительства относительно антироссийских санкций: уже в процессе переговоров по формированию правительства представители «Лиги севера» и «Движения пяти звёзд» отмечали, что летом поддержат продление санкций, но потом будут вести дискуссии о дальнейшей их судьбе. Как сказали, так и сделали.

Интересно выглядит заявление премьера Д.Конте во время встречи с президентом США Дональдом Трампом. «Система санкций против РФ связана с выполнением Минских соглашений, невозможно думать об их снятии за один день. Но поскольку мы открыты, мы должны заботиться о том, чтобы эти санкции не повлияли на малые российские компании и средний класс, поскольку Италия имеет очень тесные деловые отношения на протяжении длительного времени… Если мы хотим решить проблемы, мы должны садиться за столом со всеми. Мы не можем не привлекать Россию».

Хотя это заявление не разъяснило всего (даже породило вопросы), но оно однозначно указывает на намерение Италии работать над изменением санкционного режима ЕС против РФ.

Если позиции всех «трёх голов» правительства по поводу Крыма не совпадают, то все они единодушны относительно необходимости изменения санкционого режима. Кроме того, данная тема важна как один из инструментов в отношениях между Римом и Брюсселем, а также – как важный элемент агитационной кампании перед выборами Европарламента.

Не «Антанта», но все же «Тройственный союз»

Пока никто в Евросоюзе не начинал дискуссию относительно антироссийских санкций, и это обеспечило их автоматическое продление.

В ноябре-декабре уже, вероятно, не будет такого мирного движения по устоявшейся колее. И вероятно, что обсуждения режима санкций будет добиваться не только Италия, но и правительство Австрии. И в Риме, и в Вене звучали заявления, что санкции не решают проблемы, что оказались неэффективными, но зато наносят ущерб экономике этих стран.

Последние заявления премьер-министра Венгрии Виктора Орбана дают основания для предположений, что и официальный Будапешт может стать частью возможного альянса за пересмотр санкций.  Так, выступая в университете в Румынии 28 июля, он отметил: «По моему мнению, ЕС проводит в отношении России, извиняюсь, примитивную политику, утверждая, что Россия представляет угрозу. … Однако большинство стран не испытывают этой угрозы, ни Словакия, ни Чехия, ни мы не видим причин видеть угрозу. Мы должны получать выгоду от развития двусторонних отношений с РФ вместо примитивной политики по ней. … Россия не чувствует себя в безопасности без буферных зон. Поэтому она будет их создавать. Это произошло с Украиной, но украинцы заявили четко, что не хотят быть частью буферной зоны, а хотят стать ближе к ЕС и НАТО, хотят построить современную Украину».

И ещё очень важная часть позиции Орбана в вопросах Украины и России: «Я не верю в реалистичность стремлений украинцев присоединиться к ЕС или НАТО. … Вполне понятно, что целью россиян является восстановление старой ситуации и сохранение российского влияния на Украину».

Очевидно, что позиция венгерского премьер-министра выглядит как совокупность трёх компонентов:

  • критика политики в отношении РФ, которая при этом не представляет угрозу большей части стран ЕС;
  • признание, что Москва нуждается в Украине как буферной зоне, будет стремится восстановить влияние в ней;
  • признание, что украинцы «не хотят быть частью буферной зоны, а хотят стать ближе к ЕС и НАТО».

Это выглядит как балансирование официального Будапешта между позицией Запада и позицией России. Это может означать, что венгерское правительство не будет требовать отмены антироссийских санкций, но может занять активную позицию по пересмотру принципов санкционного режима в целом.

Как и правительствам в Риме и Вене, правительству Венгрии эта тема может быть важной в контексте агитационной кампании в рамках выборов Европарламента. Италия и Австрия могут оказаться полезными для правительства Орбана в контексте противостояния с Брюсселем по вопросам миграции.

В этом смысле Рим, Вена, Будапешт обречены быть как минимум ситуативными союзниками.

И связи с этим стоит вспомнить слова похвалы, сказанные В. Орбаном в адрес итальянского правительства, когда оно закрыло порты страны для суден с мигрантами.

Вместе с тем, правительство Венгрии также обречено считаться с позицией своего союзника – польского руководства, которое видит в России угрозу (по крайней мере, официальная Варшава заявляет об этом повсеместно и постоянно). Польша является важным стратегическим союзником в вопросах противостояния с Брюсселем. При этом, уже неоднократно польские политики и официальные лица высказывали недовольство, что правительство В.Орбана поддерживает хорошие контакты с российским руководством и принимает у себя президента Владимира Путина.

Итоги саммита в Хельсинки: кто помог Путину и нанес по Трампу главный удар

Совокупность факторов указывает на то, что венгерское правительство в вопросах России больше похоже на итальянское и австрийское правительства, чем на польское. Скорее всего, польский «ограничитель» сможет лишь частично повлиять на позицию Венгрии, но не помешает ей стать фактическим участником «Тройственного союза» по пересмотру санкционного режима, действующего в отношении РФ.

Владимир Воля, эксперт-международник Украинского института анализа и менеджмента политики, специально для «Политеки», 31 июля 2018 года