— Сразу хочу начать с серьезного вопроса: когда закончится война?

— С точки зрения военной агрессии, я думаю, что она достаточно быстро закончится, где-то в течение года, а война гибридная продлится еще много лет. Мы никуда не денем своего соседа — Россию. Надо понимать, что в том или ином виде, скорее всего, уже не военными средствами, но война будет.

— Но когда перестанет литься кровь на востоке Украины?

— Вы знаете, уже 300 лет льется кровь, а может, и больше. К сожалению, почему-то последние 300 лет мы воюем с Россией, если не считать мировых войн, потому что они считают, что без нас существовать не могут. А мы считаем, что мы без них сможем существовать еще лучше, чем с ними.

Популярные статьи сейчас

Ани Лорак покрасовалась на отдыхе в корсете с чересчур глубоким вырезом: «Настоящая дива»

Украинских школьников переводят на дистанционку, заявление Минобразования: "Как минимум на..."

Дочь Анджелины Джоли в дырявых штанах сразила наповал рядом с исхудавшей мамой: кадры с прогулки

"Мастер Шеф. Битва сезонов", в Сети назвали главных любимчиков: "Пусть победит..."

Оборвалась жизнь звезды "Моя прекрасная няня", коллеги сообщили о трагедии: "Невосполнимая утрата"

Показать еще
Алексей Арестович о Путине и третьей мировой (видео)

— Чего нам ожидать на востоке Украины, что будет с Донбассом — война, мир, АТО будет продолжаться? Что это будет?

— Закончится это тем, что Российская Федерация выведет свои войска.

— Вы в это верите?

— Я не просто верю, я знаю, как будет. Они выведут свои войска, заберут часть своих инструкторов, и на этом горячая фаза войны на востоке закончится. Но начнется не самый легкий этап, когда придется заниматься реинтеграцией этих территорий и людей, которые там оставались под оккупацией. Возвращением людей, которые уехали из города, и с кем придется находить общий язык. С теми, кто последние три года находился под тотальным пропагандой. Многое делать. Восстанавливать инфраструктуру, предотвращать экологическую катастрофу.

— Вот, вы говорите, что Путин все свернет и уйдет. Это так легко звучит, но зачем это ему? Он же столько там ресурсов потерял?

— Когда российская Советская армия ушла из Восточной Европы, фактически, чуть ли не за один день. Быстро снялась и уехала, причем войска выводили просто в чистое поле. Потому что стоимость пребывания оккупационных войск в Восточной Европе стала неподъемной для Советского Союза.

Уже пошли сообщения, что на следующий год отдельные территории, отдельные районы Луганской и Донецкой областей, так называемых ОРДЛО, уже не будут финансироваться Российской Федерацией. То есть, сами-сами. А они где-то на 15% более или менее себя содержали.

Поэтому, я думаю, они уйдут. У россиян не остается другого выхода. Я бы обратил внимание на то, что последние несколько месяцев на первые полосы газет, на первый план выходит Крым. Разговор идет о возвращении Крыма — как это будет происходить, по какому алгоритму.

— Где такие разговоры идут, что Крым будет возвращаться?

— Об этом говорят на международных площадках. Даже у нас, еще три-четыре месяца назад Крым был на втором плане, а сейчас он уже выходит на первый. Такое впечатление, но это только впечатление, что по Донецкой и Луганской областям все решено, то есть принципиальное решение принято. Россия уйдет, мы зайдем, и дальше будет происходить то, о чем я рассказывал. А вот по Крыму сейчас ведутся основные дискуссии.

— Недавно Захарченко заявил о создании Малороссии. Насколько он действительно зависит от Путина?

— После этого он поехал к кураторам, где ему снова дали по шапке, и он вышел и сказал: «Нет, мы не будем этого делать». Хотя это не имеет особого значения. Построение так называемой Малороссии не был идеей Захарченко. У него мозгов бы не хватило. Это идея, его, так сказать, окружения и некоторых российских блогеров. Окружение Захарченко, понимает, что Россия скоро уйдет и им каким-то образом придется решать свою дальнейшую судьбу, которая на самом деле проста: или покататься на лифте, или уехать и где-то, условно, сидеть в Ростове и ждать, когда тебя выдадут Украине. Ребята, вы можете не беспокоиться, даже Хонеккера выдали Германии, а вас тем более, как только власть поменяется в Российской Федерации. Причем быстрее, чем вы об этом можете мечтать. Или третий вариант, именно для которого эта попытка создания Малороссии была: попытаться собственными силами закрепиться на этих территориях, которые они сегодня контролируют с помощью российской армии. То есть это Афганистан Наджабуллы, когда ушли советские войска.

Мария Варфоломеева о плене и вере в Бога (видео)

Я так понимаю, что именно эта идея проговаривалась без согласования с Кремлем.

Поэтому ее попытались убить. Фактически все поняли, что создание Малороссии — это выход России из Минского процесса, а это автоматически означает усиление санкций. Поэтому они все это остановили, а о чем рассказывает Захарченко уже не имеет никакого значения, он никто, он фасадная прокладка, чтобы создавалось впечатление, что там есть какой-то местный режим. Хотя всем там заправляет Россия.

— Но насколько можно сравнивать Афганистан и ситуацию, которая сегодня происходит на востоке Украины? Тогда речь не шла о распаде Советского Союза.

— Ровно через два года после того, как советские войска ушли из Афганистана, Советский Союз прекратил свое существование.

— Как Путин так легко, как вы говорите, уйдет с Донбасса, у него же выборы в 2018 году?

— Кто вам сказал, что Путин будет принимать участие в выборах? Я повторюсь, на сегодняшний день ситуация складывается таким образом, есть такое русское выражение «сила вещей», когда большое количество событий, вроде бы не связанных между собой, все равно приводят к какому результату.

Сегодня «сила вещей» ведет к тому, что Россия уйдет с востока Украины достаточно быстро, бросая вооружение. У меня такое впечатление, что войска, которые сегодня накоплены частично, нельзя сказать, что их там так много, расположены на границе между Россией и Украиной, которую мы не контролируем, они в основном для того, чтобы останавливать возможные прорывы с территории ОРДЛО в Россию тех, фактически обманутых, наемников, которые поняли, что завтра здесь появятся Вооруженные силы Украины.

— Есть у Вас план Б, если Путин не уйдет? Вдруг он развернет полномасштабную войну, вдруг будет агрессия осенью?

— Непредсказуемость российской власти — это один из самых неприятных сюрпризов России. Понять, что они хотят, довольно трудно. Даже если ты ставишь себя на их место и небольшое количество ума подсказывает, что они этого не должны делать, но у них своя логика, которая исходит из того, что они считают себя империей, они защищают свой замечательный «русский мир».

Можно ли исключать полномасштабное вторжение осенью? Исключать нельзя, но я уже говорил и еще повторюсь, за последние три года в Украине создано 16 новых бригад Вооруженных сил Украины, что на сегодняшний день полностью обеспечивают охрану нашей независимости.

— Являются ли угрозой для Украины учения российских военных на границе с Беларусью?

— Сначала кое-что из окружающего мира. В Балтийское море зашла эскадра НАТО, которая там будет находиться во время учений. В балтийских государствах развернуты дополнительные части армии Соединенных Штатов Америки, в том числе авиационная поддержка. В Польше, как мы знаем, расположены дополнительные вооруженные силы НАТО, в первую очередь, США. Во время проведения учений в Беларуси, в Украине будут проходить совместные с НАТО учения, в которых примут участие несколько тысяч военнослужащих Соединенных Штатов Америки или других стран НАТО.

По разным источникам, в российских учениях примет участие от трех до 15000 военнослужащих Российской Федерации . Может это количество войск что-то сделать? Теоретически, может, практически… Я напомню, 16 новых бригад — оснащенных, вооруженных, плюс 260 тысяч резервистов.

Александр Палий о победах и умении их видеть (видео)

— Вы считаете, что это действительно военные учения?

— Это попытка поиграть на нервах, особенно осенью. Понимая, что в следующем году они уйдут, нужно каким-то образом дестабилизировать ситуацию в Украине. Доказать, что Украина, как государство, не имеет права на существование. Поэтому, они попробуют обострение, именно обострение, а не широкомасштабное вторжение на востоке Украины, на линии разграничения. Вариант возможен. Насколько мне известно, и разведка, и Генеральный штаб, и военное командование в курсе этого и готово. Возможны варианты раскачки внутри страны? Да, это тоже возможно, у нас достаточно значительное количество оппозиционеров, хотя, знаете, нынешняя оппозиция — это такая оппозиция неудачников.

Все лидеры оппозиции или имели возможность занять какие-то должности и изменить страну, или неоднократно занимали эти высокие должности, и ничего не смогли сделать, чтобы изменить страну. Но они попытаются сейчас раскачать ситуацию. Россияне хотят создать напряжение, причем не только на нашей границе, но и вообще в «европейском театре». Хотя Европа не очень переживает. Насколько я понимаю, эти учения еще не начались, за Беларусью смотрят все, кто должен смотреть, и готовятся все, кто должен готовиться.

— Как вы думаете, белорусы и Лукашенко тоже к чему-то готовятся?

— Надо понимать, что аннексия или захват Беларуси, это уже даже не чрезвычайно суровые санкции, это полная изоляция от всего мира, фактический распад российской экономики и, по большому счету, сама Российская Федерация может исчезнуть с политической карты мира.

— То есть, вы считаете, что Путина все же додавили, и у него нет той силы, которая у него была до санкций?

— Санкции, по большому счету, только начались.

— Но Путин понимает их последствия?

— Думаю, что до конца и он не понимает. Любая попытка работать с РФ — это санкции против тех компаний, которые с ней сотрудничают. Запрет поставки оружия, технологий и так далее. 180 дней дал Конгресс США и президент, чтобы обнаружить, где окружение Путина прячет деньги, собственность. Причем через 180 дней этот доклад должен зайти в Конгресс, и тогда будут приниматься решения: что делать и с этими ребятами, и с их окружением. То есть, мы понимаем, что мир глобален, и все отслеживается. У них главные санкции еще впереди, поэтому-то — 180 дней.

— Законопроект по реинтеграции Донбасса может быть рассмотрен в Верховной Раде Украины уже осенью. А вы видели этот документ?

— Его никто не видел. Такого законопроекта еще нет. То, что видели, называлось концепция, и это один из вариантов. Я честно могу сказать, что там не будет слова «Донбасс».

Если там и будет, то отдельные районы Донецкой и Луганской областей, потому что Донбасс — это географическое название, и по большому счету, есть центральный, западный и восточный Донбасс. Если мы не собираемся реинтегрировать в состав Украины Ростовскую область, то Донбасса в законе не будет. Потому восточный Донбасс — это Ростовская область. Это так, шутка такая.

Если серьезно, я считаю, что этот законопроект, кроме всего прочего, будет решать два вопроса. Первый — сегодня цепочка управления вооруженными силами слишком длинная. У нас антитеррористическая операция, которую, согласно нашему законодательству, проводит штаб АТО во главе с первым заместителем председателя Службы безопасности Украины. Хотя уже достаточно давно на линии разграничения стоят Вооруженные силы Украины. Руководство, с помощью антитеррористического центра (АЦ), немного затягивает принятие решений, и не позволяет более эффективно управлять вооруженными войсками. Поэтому будет создан отдельный штаб, который будет руководить военной операцией. Второе — в законе будет подробно прописано, как мы будем жить на территориях, которые Украина сегодня не контролирует.

Степан Хмара об осенних протестах и земельной реформе

— А по проведению выборов, что отмечают наши европейские партнеры?

— Выборы будут проведены обязательно. Чрезвычайный срок — быстро, если мы обеспечим безопасность на этих территориях.

— Еще хотела поговорить о Крыме. На сегодняшний день в период летних отпусков, много ли людей отдыхает там?

— Статистика по 2013 году свидетельствует, что Крым посетили 6,5 миллионов туристов, из них 4 млн были из Украины и около 2,5 млн — это Россия и другие. В этом году они ожидают около 2 миллионов. Причем большая часть этих людей являются гражданами России, это так называемые бюджетники, которые едут по путевкам, которые продают предприятия и органы власти. Туда люди едут за дешевым отдыхом, потому что профсоюз оплачивает большую часть стоимости. К тому же определенное количество отдыхающих украинцев в Крыму есть. Хотя я не могу себе представить, что там можно делать и как отдыхать. Это, как у тебя украли квартиру и иногда тебя туда пускают отдохнуть, поспать, принять душ.

— Но есть такие граждане Украины, и государство никак не наказывает этих людей. Как вы думаете, может, нужно что-то изменить?

— Можно что-то ввести, но надо понимать тех людей, которые ездят в Крым. У нас есть граждане Украины, у которых там родственники. Есть крымские татары, для которых это родина. Да, мы должны каким-то образом наказывать, но не можем, потому что это наши граждане, и за административной границей Крыма там тоже наши граждане. Здесь достаточно такая неприятная штука, и некоторые этим пользуются, не знаю, как их назвать, которые едут туда на отдых. Но большая часть людей, это те, у кого там есть собственность, родственники и тому подобное.

— Вы — заместитель министра оккупированных территорий. Крым является оккупированной территорией. Неужели нет никакой статистики по показателям этого года? Сколько людей там отдохнуло, что там происходит, какая ситуация, украинцы, русские?

— Мы не можем сказать, сколько людей пересекли, так называемую, границу между Крымом и Украиной. Около 300 тысяч. А с какой целью люди едут, извините, мы не можем их допрашивать.

— Когда мы уже сможем вернуть Крым и какова стратегия его возвращения?

— Крым вернется в историческом смысле, но с ним будет немножечко тяжелее, чем с Донбассом. Почему труднее? Потому что русские попытались Крым прописать в своих законах и Конституции. Но с точки зрения всех международных законов, эта территория принадлежит Украине, и они все равно оттуда уйдут. Как быстро? Это будет зависеть от того, насколько быстро мы будем развиваться и от того, как быстро Россия будет терять свой внутренний потенциал.