В этот раз, внимательные сограждане и скучающие соотечественники, говорить будем о последствиях «нормандского формата». Ну, и о газовых перспективах, раз уж они в одном пакете.

Прежде всего, значимость парижских переговоров изрядно преувеличена — ну, встретились, ну, заявили позиции, ну, не договорились. Для нового президента это наподобие первого сексуального опыта — яркая новизна ощущений присутствует, и самооценка повышается, но мир от этого не не начинает жить по-новому, а в будущем подобные мероприятия станут почти обыденными.

Ажиотацию вокруг «нормандии» обеспечил Петр Порошенко и его заряженные адепты. Из прошлого общения с близким окружением ПАПа знаю, что он прекрасно понимает всю опасность для Украины того, о чем он оговорился в Минске. Но Порошенко пытается убедить всех, что это был единственный выход из критической ситуации. Которою он же и создал, если не спланировал (но вот в этом ПАП не признается никогда).

Своей антикапитулянтской активностью Порошенко с последователями пытается перекрыть собственный капитулянтский «минск». А заодно переписывает свой бизнес на сына. А это означает: Петр Алексеевич уже допускает, что ему придется пуститься в бега, но еще не верит, что его собственность могут конфисковать по суду.

Да и Бог с ними, с фобиями бывшего президента! Важнее, что он уж так достал президента нынешнего, что тот задумывается насчет расследования деятельности ПАПа в разрезе национальной измены. Решения о таком расследовании пока нет, но задумывается. Хотя признаки госизмены — налицо.

Популярные статьи сейчас

Красотка-ангел Victoria’s Secret сверкнула грудью в полумраке: «заводит»

Звезда "Великолепного века" ошарашила видом в обычной жизни: "Зачем же столько пластики?"

Стрельба в ЦИК, полиция и скорая съехались в центр Киева: кадры с места загадочного ЧП

Масштабный сбой в ПриватБанке, появилось срочное заявление: "деньги не вернуть"

Показать еще

нормандская четверка

Именно поэтому ПАПА так долго прятал от нас текст «минских соглашений», а предусмотренный ими «закон об особом статусе» протаскивал через Раду под соусом децентрализации. Кстати, сравните, с открытостью «нормандского формата» — совместная пресс-конференция, отдельная президента Зеленского, сразу обнародованное коммюнике.

Кстати, это ж каким заворотом мозгов надо страдать, чтобы увидеть в этом смешном документе угрозу для национальной безопасности! Во-первых, коммюнике — это совместное заявление, никого ни к чему не обязывающее. Во-вторых, про тот же «особый статус Донбасса» там формулируется в виде «Стороны выражают заинтересованность в достижении договоренностей...».

Вот я, например, давно выражаю серьезнейшую заинтересованность в получении Нобелевской премии по литературе. Но заинтересованности почему-то оказывается мало…

Пока все, что, касается «особого статуса», ограничилось продлением на год уже действующего закона времен президентства Порошенко, «за» проголосовали 320 человек (конституционное большинство, между прочим — тьфу-тьфу-тьфу, чтобы не накаркать!). Хотя депутаты из «Слуги народа» уже заговорили и про внесение «особого статуса» в Конституцию Украины. Чего допускать никак нельзя.

За пролонгацию закона не голосовала фракция «Батькивщина», и это логично: во время президентской кампании Юлия Тимошенко предлагала перейти на некий «будапештский формат», в котором будут приняты документы, обязательные для всех сторон и обеспечивающие безопасность и территориальную целостность Украины.

А вот то, то пролонгацию не поддержал «Голос» — это следствие очевидной правовой безграмотности Святослава Вакарчука, который еще в телеэфире утверждал, что от «минска» надо просто отказаться, потому что он невыгоден Украине. Конечно, невыгоден! И что теперь? Хотел бы я посмотреть на реакцию Вакарчука, если б кто-то на подобном основании попытался отменить его запланированный концерт. О, это была бы феерия, фейерверк возмущения и требований компенсации!

Ну да, ну да, это ж концерт ОЭ — серьезное дело, не то что какое-то прекращение войны…

Если сформулировать кратко, то в Париже состоялись удивительные переговоры, главным итогом которых является то, что они таки состоялись. А также то, что итогами недовольны все участники.

Эммануэль Макрон перед встречей явно примерял белые крылья миротворца, но не срослось. И срастется нескоро.

Ангела Меркель хотела заключения контракта между Украиной и Россией о транзите газа и снятия преград для запуска «Северного потока 2». Шансы есть, но тоже откладывается.

Владимира Путина убедили (Владислав Сурков, полагаю), что молодой украинский президент будет перед ним, как кролик перед удавом. И радостно согласится и на «особый статус», и на амнистию боевиков, да на что угодно. Оказалось, что президент Зеленский огородил себя «красными линиями», как лазерной сигнализацией, с ним не сторгуешься.

А Владимир Зеленский недоволен тем, что его помощник Андрей Ермак обещал, будто с недоимперией согласована коррекция «минска», а вышло, что Путин намерен цепляться за «минск», как Шариков за шестнадцать аршин квартиры профессора Преображенского.

Обвинение Порошенко в госизмене — надежный способ дезавуирования «минских договоренностей», да, Андрей Богдан? Будем посмотреть. Но после триумфального голосования за годовую пролонгацию «особого статуса» глава президентского офиса стал реально вторым по влиятельности человеком в стране.

Поэтому растет вероятность сценария, что по весне Арсен Аваков станет премьер-министром, ведь из всех силовиков реальные результаты обеспечивает только он. И нами будет править триумвират из Игоря Коломойского, Арсена Авакова и Андрея Богдана при номинальном президентстве Владимира Зеленского.

Не вижу, что принципиально может измениться в «нормандском формате» за четыре месяца до следующей встречи. Особенно, после рассуждений Путина о том, что если вернуть Украине контроль над границей, то на Донбассе приключится резня, как в Сребнице.

Наверное такая же жуткая, как и в Славянске после его освобождения от русскомирной банды больного Гиркина: начнут прибивать мальчиков в трусиках у каждого подъезда, пока доски объявлений не закончатся. А в небе будут барражировать километрового размера украинские истребители и сбивать все подряд...

А вот переговоры по газу, в отличие от мира, будут развиваться стремительно и продуктивно. Потому что заинтересованы со всех сторон. Включая украинскую.

Если думать о независимости от РФ, энергетической, в том числе, надо заключать газовый контракт на пару лет максимум, чтобы за это время решить вопрос с альтернативными поставками — хоть из Норвегии, хоть с Ближнего Востока, хоть из США через прибалтийский терминал. А потом диктовать Газпрому свои условия. Так как мы — большой и важный для него рынок.

Но это счастье не с нашими нынешними премьером, министром энергетики и руководством Нефтегаза.

Потому что для того, чтобы ставить на место Россию с Путиным и Газпромом, надо иметь волю, мозги и желание. А чем занята наша новая власть?

К примеру, у нас цена практически на все товары первой необходимости выше, чем в Польше. А на некоторые, картофель, например — выше, чем в Германии. И картофель к нам массово завозят… правильно, из России!

И кого из новых лиц заботят подобные мелочи? А вот размер своей зарплаты — очень заботит.

В общем, царь-то у нас неплохой, судя по «красным линиям». А бояре — так себе, они на ледовых катках и всяких джокерах сосредоточены. Но главный фокус в том, что президент Зеленский несет полную ответственность за каждого своего назначенца.

Александр Кочетков, аналитик  и политтехнолог, специально для Политеки