— Теперь нам понятно, что авария не случайна. Водителя и 10 пассажиров микроавтобуса хотели уничтожить. Среди пассажиров были добровольцы «Торнадо», активный участник последних громких судов в Оболонском суде и одни из главных свидетелей со стороны защиты «Торнадо». А также верные друзья, которые не прошли с батальоном АТО, но переживали вместе с ними тяжелые времена. Девушка просто дружила с ребятами, ехала помянуть Марика и возвращалась в Киев на поминки по Пумбе.

VoNnl-34Z0c (1)
Зліва направо: бійці, які загинули влітку, — Марік, Андрій і Пумба. Фото надане бійцями «Торнадо»

— Считаете, что кому-то выгодно убирать добровольцев?

— Микроавтобус «Мерседес Вито» возвращался из Мариуполя в Киев. Но следить за нами начали еще по дороге туда. За 30 километров перед Мариуполем задержали на блокпосте. Четыре часа стояли непонятно почему. У нас забрали паспорта. Видно, что фиксировали, кто из батальона едет в бусе.

Проверяли наши телефоны, не фотографировали ли мы случайно технику, которую видели на трассе. Пофотографировали нас для чего-то. Тянули время. Думаю, решали нашу судьбу. Тогда и прикрепили слежку за нами.

Когда пропустили, мы поехали на могилу к Марику. Возвращались обратно в Киев на 40 дней бойцу на позывной Пумба. Авария произошла в Черкасской области. Девушка Катя Сютек со Львова погибла, 10 человек были госпитализированы. Говорят, мы слишком быстро ехали. Но у нас были проблемы с колесом, поэтому гнать никак не могли. Мы искали шиномонтаж. Грузовик, в который мы въехали, нас уже ждал. Он некоторое время маневрировал перед нами.

Недетские игры: кто охотится на руководителей «Правого сектора»

Свидетели ДТП говорили, что водитель грузовика был пьян. Но его не задержали. Он просто исчез. К нам в больницу приходили сотрудники полиции. Проверяли, были ли мы пьяны. Наш водитель был трезв. У него хороший стаж вождения, чем всегда славился в зоне АТО в батальоне.

Популярные статьи сейчас

София Ротару прилетит на концерт ко Дню Независимости Украины из российского Сочи: "Я буду..."

Украинская чемпионка Бех-Романчук обратилась к украинцам после фиаско на Олимпиаде: "Разочарование, боль и..."

"Холостячке" Злате Огневич устроили жесткий разбор, назвав главные недостатки: "Даже добавить нечего"

София Ротару прилетит на концерт ко Дню Независимости Украины из российского Сочи: "Я буду..."

Грозовые дожди и аномальная жара разорвут Украину на части: какие регионы пострадают первыми

Показать еще

Из собственных источников узнали, как аварию прокомментировал один из «беркутовцев», вернувший себе работу в правоохранительных органах: «Что, только двое погибли? Они такие живучие!» Видимо те, кто планировал аварию, рассчитывал на большие потери.

— Следили ли за вами до поездки?

— Как оказалось потом, следить за нами начали сразу после того, как задержали командира и собратьев. Авария была подстроена специально. Враг нанес удар, когда мы были потрясены горем и скорбью и ничего не заметили.

UF6Xq0XEhi4 (2)
Мікроавтобус, в якому їхали бійці. Фото надане «Торнадо»

— Почему на вас открыли охоту?

— Потому что мы знаем правду, знаем о контрабанде. Когда были в АТО, мы пытались задержать контрабанду на миллионы долларов.

А еще заместитель командира батальона Николай Цукур, позывной Охотник, идет основным свидетелем по делу Ефремова. У нас есть доказательства того, что Ефремом спонсировал «ЛНР». Цукур давал показания по Ефремову 8 часов. Затем материалы дела чудом куда-то исчезли. Только благодаря показаниям «торнадовца» Ефремова посадили на два месяца.

Информацию о контрабанде, которую мы предоставляли, просто уничтожали. Когда мы в Станице Луганской останавливали контрабанду, нам предлагали деньги, мы отказались. Не могли спокойно наблюдать за тем, как наша власть наладила бизнес с «ЛНР» и «ДНР».

К нам везут вагоны угля, на оккупированную территорию — элитный брус. Из этого там строят блиндажи для сепаратистов. У нас жалкое подобие блиндажей. Хотели все это оформить по закону. Вызвали полицию, чтобы зафиксировать контрабанду. Приезжают правоохранители и пожимают плечами. Ничего делать не собираются, потому что получили команду не лезть и никого не останавливать.

Когда мы начали останавливать вагоны с контрабандой, нашему комбату позвонили: «Либо отпускаешь поезда, либо будут проблемы». Людей, которые прошли войну, проблемами не испугаешь. За несколько дней ребятам вручили медали за оборону родного государства, а на следующий день задержали.

— Сколько сейчас сидит в СИЗО?

— За решеткой 11 «торнадовцев». Им приписали грязные дела, такие, как педофилия, чтобы привести в ужас украинцев, дезинформировать народ. Мы шокированы заявлениями Татьяны Чорновол. Ей кто-то вроде показал видео, где мы насилуем детей. Даже прокуроры и судьи такого видео не видели.

Сделали из нас организованную преступную группировку. Обвиняют, что мы кого-то били в подвалах, где на самом деле мы хранили продукты. Когда стояли на блокпосту в Станице Луганской и задерживали кого-то подозрительного, то просто как патрульная служба вызвали сотрудников СБУ и им передавали задержанных. У нас не райотдел, не КПЗ. Держать пленных физически негде было.

— Какие горячие точки прошло «Торнадо»?

— В Иловайске был батальон «Шахтерск», который после расформирования стал «Торнадо». Матиос (военный прокурор, — ред) говорит, что нас не было в Илловайске. Как такое нести, если масса видео подтверждает это? «Торнадовцы» прошли Пески, Марьинку, Лисичанск.

Например, «торнадовцы» в феврале прошлого года задержали деда, который подарил ребятам трехлитровую банку меда, а там оказалась взрывчатка. От этого теракта погиб один военнослужащий и трое были ранены. Но никто об этом не вспоминает. Передали в новостях, что задержали этого террориста Вооруженные Силы совместно с милицией.

Водка, колбаса и презервативы: что Украина завозит в «Новороссию»

Наш блокпост в Станице Луганской был последний перед постом «ЛНР». Мы останавливали фуры с контрабандой и не давали им проехать на ту сторону. Комбат наш говорил, что враг должен быть голодным, холодным и больным. А получается так, что мы его кормим, одеваем и лечим, а параллельно воюем.

Это не нравилось Геннадию Москалю, который тогда возглавлял область, и начальнику МВД Украины в Луганской области Анатолию Науменко. Они нас вывели из Станицы Луганской. Поступила команда, чтобы мы за 3 часа свернулись и покинули место дислокации.

Переехали на базу в Приволье. Там начали останавливать вагоны. Здесь были замешаны уже серьезные люди и деньги.

— Считаете, что вам мстят за принципиальную позицию?

— Однозначно. Люди на войне зарабатывают деньги, а мы им мешаем. Если верх вагона засыпан углем, то внизу могут перевозить даже оружие. Мы обнаружили вагон, в котором ехала охрана этих грузов. У них были при себе тротиловые шашки.

13524402_627110550798472_4320966939666312159_n (1)
Фото надане «Торнадо»

— Много боевых потерь понесло «Торнадо»?

— С Божьей помощью мы АТО прошли без потерь. Но после того, как задержали наших при загадочных обстоятельствах, начали травмироваться и гибнуть те, кто остался на свободе. Одного сделали самоубийцей. Говорят, убился из двустволки. Это очень длинное оружие. Убить себя из нее невозможно. Разве что научиться стрелять ногами.

Еще одного парня сильно избили. Лежал в больнице с пятью огнестрельными ранениями. Сослуживца с позывным Толстый убили при задержании в Лисичанске, где он поселился после участия в АТО, потому создал там семью. Якобы он сопротивлялся. У него не было при себе оружия. Он табельное сдал.

— 14 июля на Львовщине взорвалось авто с «торнадовцами». Двое ваших ребят погибли. Откуда в багажнике их автомобиля взялась взрывчатка?

— «Торнадовцы» Артем из Мариуполя и Евгений из Киева (позывные Марик и Пумба) ездили по многим городам Украины. У нас уже была создана общественная организация «Торнадо». Во Львов ребята отправились на переговоры с жителем Самбора Сергеем, который держал благотворительный фонд. Планировали открывать филиалы «Торнадо» по городам, помогать демобилизованным и их семьям.

Пумба и Марик были напарниками еще с войны и лучшими друзьями. Пумба должен был возглавить общественную организацию, Марик был его правой рукой. Встреча с Сергеем завершилась взрывом автомобиля. Водитель машины и Марик погибли на месте, Пумба еще сутки боролся за свою жизнь.

Интересный факт: ночью к Пумбе в больницу приходили двое неизвестных проведать его. Представились «боевыми побратимами». Нестыковка в том, что еще никто не знал о том, что произошло: ни близкие, ни семьи, ни «Торнадо». В Самборе у нас нет никого из знакомых. Скорее всего пришли удостовериться в состоянии Пумбы.

Нам сначала сказали, что тела ребят обгорели. Но потом передали, что был взрыв без возгорания. Тела не горели. Но лицо Марика было похоже на один большой синяк.

Произошло все ночью, в это же время тела и увезли в морг, в больницу, но как тогда репортаж по ТВ о взрыве машины, показывает тело Марика, снятое на месте взрыва при дневном свете? Неужели тело снова забрали из морга и привезли к машине, чтобы записать видео?

Четверо эсбеушников (двое мариупольских, двое львовских) пришли с актом на обыск дома, где прописан Марик. Искали взрывные устройства и самого парня, который уже сутки был безжизненным. Якобы он всех подорвал и скрылся с места преступления. Его паспорт нашли в нескольких метрах от авто.

»Украине нужна диктатура. Иногда это приводит к очень позитивным последствиям»

Пумба умер в больнице 15 июля. Была версия, что он после взрыва вышел на дорогу и останавливал машины, прося о помощи. С полученными ранениями он физически не смог бы этого сделать. Органы, ведущие расследование, обязаны информировать о ходе следствия потерпевшую сторону – родителей погибших. Но с момента гибели ребят – абсолютная тишина.

Зато следствие выдвинуло версию, что ребята и Сергей с водителем – террористы, которые сами себя взорвали по неосторожности. В точности можем сказать по Марик и Пумба – люди, которые прошли войну, достаточно аккуратные с оружием.

Некоторые из близких Марика из Киева поехали на похороны в его родной город, где заметили, что за похоронной процессией следили. Даже велась съемка. На кладбище было несколько машин СБУ.  На девять дней в Мариуполь приезжали эсбеушники и искали Марика живым. Зачем так издеваться над родителями? Есть свидетельство о смерти. Что им еще надо?

— Присутствовали ли вы при штурме базы «Торнадо» в Боярке 13 апреля?

— Нас было там восемь – трое женщины и пятеро мужчин. А заблокировали базу 700 вооруженных бойцов – Нацгвардия, КОРД, «Беркут», которого якобы не существует. Оказывается у нас КОРД делится на две группы: парадно-выходной и штурмовой. В последнем основная масса – бывший «Беркут». Им дали указание открывать огонь на поражение.

Батальону дали во временное проживание базу в Боярке, склады МВД. И в это же время «жилплощадь» с Торнадо разделял «Миротворец». Нас должны были соединить в один полк. Нас будто посадили под стеклянный купол и наблюдали, кто покажется, а кто будет бороться до конца. Многие товарищи тогда отсеялись, потому что боялись за свои семьи.

13 апреля называем судным днем. Командир батальона, у которого был к тому времени документ о том, что к нему никаких претензий и обвинений нет, находился за территорией базы еще с двумя бойцами. Задержание происходило на заправке. Избили всех, даже работникам заправки досталось.

Спустившись вниз и сняв КП, уже готовясь к штурму, состав батальона забаррикадировался в конце здания, где была основная дислокация «Торнадо» на складах. Среди нас была девушка, гражданская жена одного из бойцов. Об этом знали, но штурмовиков это не остановило. Официального предупреждения о штурме не было. Хотя должно было быть, как и выдвинутые условия для тех, кто находится внутри.

Мы вызвали на переговоры нардепов и подключили журналистов, прибывших на место. В комнатах бойцов проходили зверские обыски: во время которых пропало 80% процентов личных вещей добровольцев – документы, в том числе удостоверения участников боевых действий, медали, техника, одежда. Многие вещи были испорчены.

После выздоровления вернусь на передовую — руководитель ДУК ПС

Никого за ворота не пустили, кроме нардепов для переговоров: первый заместитель председателя Национальной полиции Вадим Троян, нардепы Игорь Мосейчук и Андрей Белецкий. Переговоры завершились: за гарантию безопасности и свободы 8-ми человек батальона, «торнадовцы» покидают базу. Глубокой ночью добровольцев вывезли нардепы в Главк и отпустили. По просьбе о получении личных вещей, Троян дал добро двум людям из восьми вернуться на базу, чтобы забрать все необходимое.

На следующий день в 6 утра вернулись на базу. Услышали отказ командира полка «Миротворец» даже в возможности зайти в комнату, в которых жили. Утром на базе уже произошел, мягко говоря, «дерибан» всего имущества «Торнадо».

Утром 14 апреля, после ночи штурма, избитого командира уже судили в Киевском суде и добавили к остальным «торнадовцам» в Лукьяновском СИЗО. Штурм, который чуть не лишил жизни 8 человек, так и остался безнаказанным и забытым.

UOWK1qxgNO4 (1)
Фото надане «Торнадо»

— Сдвинулось ли с места расследование дела против «торнадовцев»?

— Задержанные наши ребята в зал суда попадают избитыми. Одного бойца с позывным Слон ночью сокамерники кололи вилкой, тыкали непонятными острыми предметами руки и ноги. Охрана на крики о помощи не отреагировала. Только на следующий день его зашили, сделали прививку от столбняка.

Женщины из Луганской области, которые написали заявление на «торнадовцев», обвинив в краже, прямо в зале суда признались, что их мужья служат в ополчении. Как можно доверять их показаниям?  У нас по делу потерпевшими проходят жители зоны АТО и сепаратисты. Есть еще пострадавший наркоман и человек, против которого ранее было открыто дело о педофилии.

Один «торнадовец» фигурирует в деле по тем событиям, в которых не мог участвовать. Потому что в это время был дома на лечении, а не в АТО. Он инвалид детства. Половины органов нет, каждые полгода ему надо гемодиализ делать.

»Если РФ ввяжется в полномасштабную войну с Украиной и разменяет 150 тысяч своих военных — ей конец»

Военный прокурор делал громкие заявления и обвинения по делу «Торнадо». Обещал, что за 10 дней дело будет готово для передачи в суд, есть куча доказательств, в том числе видео. А есть только слова «типа свидетелей и потерпевших». А теперь представьте, как главному прокурору сказать, что ничего такого не было, забрать свои слова назад.

Контактировать с заключенными не можем. Общаемся лишь через адвокатов. Видимся только в судах – за 10-15 метров друг от друга. Даже когда выводят из автозака, то между входом в зал суда и машиной натягивают москитную сетку, чтобы мы их не видели.

Нет состава преступления, нет доказательной базы. Дело надо закрывать, а ребят отпускать.

— Есть ли сейчас угроза вашей жизни? Замечаете, что за вами следят?

— Постоянно. Больше года нас постоянно прослушивают. Если мы о чем-то серьезном говорим, то оставляем телефоны в другой комнате. Телефоны имеют свойство даже в выключенном режиме прослушиваться.

А сколько добровольцев еще сидит в тюрьмах. К ним не пускают ни братьев, ни родных, к ним не доходят передачи. Их судят судьи и прокуроры из Луганска. О них не говорят в новостях. Им не у кого искать защиты. Погибшие «торнадовцы» — это светлые ребята, у которых можно было чему-то научиться. Марику было 19 лет, Андрею – 20, Пумбе — 22. Им бы еще жить, семьи создавать, детей рожать. Не позволим, чтобы о них посмертно говорили, как о каких-то террористах и бандитах.

Народ разочаровался, сдался, опустил руки, пустил все на самотек. Осень точно будем иметь беспокойную. Власть боится, что народ начнет объединяться вокруг добровольческих батальонов, потому что терпение может лопнуть. «Торнадо» поддерживают «Донбасс» и «Айдар».

«Торнадо» также выражает соболезнования родителям и родным Екатерины Сютек из Львова, которая погибла в ДТП 23 августа. Разделяем с ее семьей боль потери. Катя была искренней и светлой, честной и доброй девушкой, преданным другом. Она была ангелом среди земных людей.

Яна Романюк