С бойцом Дмитрием знакомимся в Facebook. Из АТО Дмитрий вернулся два месяца назад. Несколько месяцев служил в одном из контрольно-пропускных пунктов. Планирует вернуться на контрактную службу.

«В АТО валят фуры. Вы не можете представить, сколько грузовиков идет туда каждый день. Больше всего на рассвете и ночью. Зарабатывают на этом те, кто должен препятствовать контрабанде: пограничники, сотрудники СБУ и налоговой, военнослужащие, мобильные группы противодействия контрабанде. Понятно — не все. А те, кто продался и вступил в долю с преступниками», — рассказывает Дмитрий.

По его словам, «потребность» в контрабанде из Украины в АТО есть, потому сепаратистам катастрофически не хватает лекарств и продуктов.

Арбитражный суд в Гааге: Россия заплатит за Крым

«Гуманитарные конвои из России идут, заполнены на треть. А жрать-то надо. Воевать с Украиной хорошо — когда вдоволь украинских пива, водки, колбасы. Поэтому «серая зона» фактически превратилась в зону свободной торговли. И проблема не в том, что линии разграничения дырявые. Контрабанду везут через наши блокпосты и КПП. Колбасу прячут под капот, наркотики и табачные изделия зашивают под обивку машины, прячут в ящиках с бананами, в барабанах стиральных машин либо среди стройматериалов. Идут грузы стоимостью от 1 до 5 миллионов гривен», — рассказывает Дмитрий.

Наркотики и пиво везут в гуманитарном грузе для пенсионеров

Дмитрий полтора года участвовал в АТО. Уверяет, что наши пропускные пункты просто тонут в коррупции. По словам демобилизованного бойца, трафик контрабанды проходит также через официальные КПП.

Популярные статьи сейчас

Дочь Пугачевой Орбакайте засветила красавца-мужа и рассказала об их знакомстве: «Сегодня 18 лет…»

Притула после «Україна має талант» высказал, что думает о Евгении Коте: «У него есть сторона…»

Мартыновская кардинально изменила о себе мнение фанатов «Мастер Шеф»: «В качестве судьи ей нет…»

Найдено тело 11-летнего Максима через пять месяцев поисков: держали в подвале

Внезапно ушел из жизни участник «Холостячки», мужчине было всего 34 года: подробности трагедии

Показать еще

«Сейчас в АТО действует шесть автомобильных контрольно-пропускных пунктов. Это «Станица Луганская», «Гнутово», «Новотроицкое», «Марьинка», «Зайцево», «Лисичанск». Службы, которые должны бороться с коррупцией, вместо того, чтобы воевать, научилась зарабатывать деньги. Им не выгодно, чтобы эта война закончилась. За вознаграждение пропускают фуры, вывозящие дизель, алкоголь, запчасти, продукты, медикаменты, наркотики, бытовую химию, мобильные телефоны, корм для животных, комплектующие для оборудования, одежду. Без сотрудничества с военными, контролирующими переезд, завезти такое количество товара нереально», — отмечает он.

Участник АТО был свидетелем того, как наркотики и пиво ехали в гуманитарном грузе для пенсионеров, которые не могут покинуть свои дома на оккупированных территориях.

«И такие грузы успешно добрались бы места назначения, если бы на блокпост не нагрянула мобильная группа из «Фантома» (специальное подразделение налоговой милиции, занимающийся борьбой с экономической преступностью и контрабандой вдоль линии соприкосновения в пределах Донецкой и Луганской областей, — ред). Во время таких рейдов попадаются обычно пешки. Либо нечестные, либо плохо делились, либо стали слабым звеном. Им на смену приходят новые продажные «военные» и схема снова в действии. Трудно представить, какими партиями в зону АТО транспортируют наркотики — марихуану, кокаин, героин, метамфетамин и экстази», — рассказывает он.

Это все едет не так боевикам, как в Россию, отмечает демобилизованный боец. Зона АТО для них — транзитная.

»Если Путин начнет наступление в Украине — российские войска просто разбегутся, бросив технику»

«Если еще в прошлом году каналы поставки менялись, то теперь сотрудничество налажено настолько, что объемы контрабанды увеличились в разы. Ликвидировать каналы наркотрафика непросто. Как только планируется спецоперация против поставщиков, происходит утечка информации. Контрабандистов заранее предупреждают. Часто фуры идут мимо пункта пропуска либо отстаиваются в лесу. У них есть «свои люди» в наших правоохранительных органах. В поставке меньших партий наркотиков задействованы и некоторые из военных на передовой и жители сел в «серой зоне», которую контролирует ни наша, ни их сторона. Часть товара переносят в руках, прячут в «зеленке», — продолжает Дмитрий.

В «серой зоне» работает много цехов по выпуску поддельной водки и сигарет.

«Из Украины туда везут сырье (спирт, пробки, бутылки, упаковки, табак, фильтры, пачки и акцизные марки), назад поставляют готовую продукцию. Ежегодно фискальная служба задерживает табачную контрабанду на десятки миллионов. Такой бизнес стал особенно выгоден, когда у нас подорожала водка. Паленка вдвое дешевле, на нее всегда найдется покупатель», — говорит Дмитрий.

Уверяет, что вовлеченным в коррупцию военным плевать на закон.

«За две тысячи долларов пропускают спринтеры с товаром. По пять тысяч — фуру. Есть КПП, на которых расценки выше. Разговаривал с человеком, который пропускал такие фуры. Он с этого имеет 200-300 долларов в день. Все остальное идет на верх и делится между контролирующими службами. Это целая схема. Речь идет не о малом бизнесе, который возит таким образом себе товар в магазины. Поверьте, им на это просто не хватило бы денег», — рассказывает Дмитрий.

Бороться с контрабандой — это риск для жизни.

«Были организованы оперативные мобильные группы с участием сотрудников СБУ, милиции и волонтеров. Не могут с этим смириться и патриоты, которых не интересуют деньги, которые приехали воевать за Украину, а не продаваться за доллары. Ребята начали бояться бороться с коррупционерами. Потому что это опасная паутина», — отмечает он.

Смерть Щетинина: как российские спецслужбы действуют в Украине

Людей, ставящих палки в колеса, убирают.

«2 сентября будет год, как убили волонтера и руководителя сводной мобильной группы по противодействию контрабанде в АТО Андрея Галущенко (позывной «Эндрю») и старшего лейтенанта налоговой милиции Дмитрия Жарука. Преследование ребят из батальона «Торнадо» тоже не случайно. Репрессии против них начались, когда стали останавливать эшелоны с углем и развернули борьбу с контрабандой», — считает военный.

По словам мобилизованного бойца, на КПП есть списки предпринимателей из серой зоны.

«Часто под них косили контрабандисты из «ДНР» либо Украины. В несколько раз превышали лимит разрешенных товаров и везли это террористам. Даже мобильные группы не могли к ним придраться. Везет пять тонн продуктов, за день может перегнать через зону разграничения 10-15 машин. А придраться не можем, потому что у него есть все разрешения: и справка переселенца, и зарегистрирован предпринимателем в серой зоне. Почему-то ни у кого не возникает вопросов, почему те предприниматели зарегистрированы по одному адресу», — отметил демобилизованный боец.

Интересуемся, что делают мобильные группы с товаром, который удается задержать.

«Товар конфискуют. Нарушитель уплачивает штраф от 170 до 1700 гривен. Если поймают второй раз — штраф свыше трех тысяч гривен. Раньше даже товар не конфисковали. Фуру заворачивали. Она делала попытку пересечь пункт пропуска на следующий день либо ночью, когда к работе заступала другая смена. И пропускают. Спрашиваю у ребят: «Почему?». Говорят: «Не твое дело. Его попросили», — продолжает рассказ боец.

Отмечает, что так работают «решалы» в условиях войны.

«И почему я удивляюсь? Теперь имеем собственное Приднестровье. Люди, замешанные в контрабанде, потом получат звания, льготы и компенсации. А должны были бы сидеть на нарах. Давно пора ввести жесткую ответственность за контрабанду. Конфисковать не только товар, но и транспортное средство. К ответственности нужно привлекать соучастников», — убежден Дмитрий.

От Сбербанка до Лукойла: экспансия российского бизнеса в Украине

Рассказывает, как пытаются «купить» военных, стоящих на пропускных пунктах.

«Стою на КПП. Подъезжает фура с донецкими номерами. Водитель даже вылезти из кабины не считает нужным. Открывает окно и швыряет мне в лицо пачку долларов. Будто кость собаке, чтобы не лаяла. Я его силой вытягиваю из машины, заламывая руки за спину. Подключаются другие военные. Через полчаса водителю удается с ними договориться. Товар не забрали. На следующий день тоже встречаю этого водителя. Уже едет из Донецка. Смеется мне в глаза. Кстати, боятся там только ребят из «Правого сектора». Причем и водители, и те, кто стоят на пунктах пропуска. Как «правосекы» приезжают, то наши шманают все машины, независимо от того, с кем и о чем договаривались», — отмечает Дмитрий.

В прошлом году задержали двух офицеров Донецкого пограничного отряда во время получения взятки в 200 тысяч гривен. Деньги получили от лиц, которые незаконно везли грузы в АТО.

«Никто не разбирался, между кем должны поделить эти деньги. Посадили исполнителей. Это капля в море. Цепочка людей, задействованных в контрабанде такая длинная, что перерубить ее невозможно. Самое интересное, что она ведет во властные коридоры. Зарабатывают на этом далеко не рядовые солдаты. Все говорить об этом боятся, потому что можно получить пулю в спину», — отмечает боец.

 «Норд» два года работал на оккупированной территории

Фуры с нашими товарами прибывают на оккупированные территории без проблем. Товар из Украины сепаратисты перепродают в 2-3 раза дороже. В Украину взамен едут холодильники и компрессоры, которые изготовили в «ДНР». Об этом рассказывает финансовый консультант Валерий Золотарев, который поддерживает акцию «Не покупай российское».

«На этой гибридной войне кто-то теряет сыновей, мужей, отцов, а кто-то зарабатывает миллионы и чихать хотел на совесть и измену Родине. Ежедневно линию разграничения пересекают около 50 вагонов с углем. А это значит, что украинская сторона платит боевикам ежедневно примерно 7,5 миллиона гривен. На оккупированных территориях регистрируют субъекты предпринимательской деятельности, взимают налоги в бюджет «ДНР-ЛНР», изготавливают собственные акцизные марки. Абсолютно все субъекты, функционирующие на оккупированных территориях, финансируют сепаратистов, а следовательно, их войну с Украиной», — говорит Валерий.

Не все бизнесмены бежали с оккупированных территорий.

Чтобы выжить в кризис, нужно играть не по правилам

«Регулярные обстрелы, перебои с водоснабжением и электричеством, блокирование дорог и железных дорог для многих стали испытанием. Часть предприятий постепенно сворачивает свою деятельность с «ДНР». Ссылаются на то, что трудно доставлять сырье в «ДНР» и ввозить готовую продукцию. На самом деле сепаратисты ставят все новые и новые требования, хотят больше денег. Есть проблемы с логистикой. Перевозчики отказываются ехать в АТО даже при втрое высшем вознаграждении. Водители, которые везут технику или дорогое оборудование, должны сопровождаться охраной», — рассказывает подробности он.

С 1 августа прекратил работу в Донецке производитель холодильной техники «Норд». Но хочется спросить у руководителей, как завод работал рядом с сепаратистами эти два года, какими путями холодильники и морозильные камеры везли из Донецка в Днепр, Киев, Ровно, отмечает Золотарев.

Дешевые только хлеб и мука — дончане ездят за продуктами в Мариуполь

Товари АТО
У киевлянки Инны Губалюк в Донецке осталась родители. Посещает их ежемесячно.

«На прилавках донецких супермаркетов много продуктов российского и белорусского производства, но они на треть дороже тех, что производят местные предприниматели. Родители редко покупают мясо. Почти исключили из рациона сыр, фрукты, рыбу», — рассказывает она.

Дончане сначала были шокированы стоимостью продуктов. Но теперь привыкают.

«Никто красную рыбу не покупает. Соседка работает в супермаркете. Говорит, что выбросили семь килограмм креветок. Поскольку срок годности истек еще в апреле», — добавляет она.

Колбасы и мясо завозят в полтора раза меньше, чем в прошлом году. Товар просто залеживается на витринах. Стало невыгодно ходить на рынок. В супермаркетах дешевле. Многие товары маркируют, что они изготовлены в Донецке. На них доступные цены.

Из Украины везут масло, колбасу, сыры, шампуни, мыло, шоколад, сигареты и презервативы. В некоторых продуктовых магазинах можно купить лекарства по цене ниже, чем в местных аптеках. Их тоже везут из Украины.

500-гривневая гуманитарка от «либерала» Чичваркина

В новостях рассказывают, что цены дешевле, чем в Украине.

«Реально дешевле разве что хлеб, пшеничная крупа и мука. Знакомые за мясом, колбасой, овощами и рыбой ездят в Мариуполь. Собираются по 5-10 человек, берут бус и затовариваются на месяц. Продукты в Донецке почти в полтора-два раза дороже, чем в Украине», — рассказывает Инна.

Вскоре читайте расследование Politeka о торговле оружием на линии разграничения. За сколько можно приобрести автомат Калашникова, взрывчатку или гранатомет с АТО и как они попадают в Украину.

По информации Государственной пограничной службы, в 2015 году на линии разграничения в зоне АТО органы охраны госграницы задержали товаров и грузов на 302,4 млн грн. Это 42% от общего количества изъятой контрабанды в стране.

Для сравнения, за морской участок границы переправляют 16% контрабанды. На админгранице с Крымом — 8%. На польской и русской границах — по 9%.

Яна Романюк