Ситуативные партнеры, в частности оппозиционная Сирийская свободная армия (ССА) и отряды курдской самообороны YPG, еще до недавнего времени воевавшие если не вместе, то как-то координировавшие свои действия, все чаще становятся откровенными врагами.

Изменяется и военно-политическая конфигурация на юге Сирии, в районе города Ат-Танф. Патронируемые американцами оппозиционеры ушли из него частично в пограничные районы Иордании, частично на восток вдоль берега реки Евфрат. Наибольшего напряжения достигли бои за провинцию Дейр-эз-Зор. Со стратегической точки зрения эта территория, с ее нефтяными полями и выходом на границу с Ираком, гораздо важнее, чем клочок пустыни вокруг Ат-Танфа.

Похоже, что американцы меняют как стратегию, так и тактику, а также частично своих союзников. После разгрома ИГ Вашингтон намерен серьезно заняться курдским вопросом. По крайней мере, в Сирии.

Когда в товарищах согласья нет

Политическая ось Москва-Анкара-Тегеран, о которой еще совсем недавно так любили рассуждать прокремлевские пропагандисты на федеральных каналах, несмотря на все московские усилия, не сложилась.


Цели у вершин этого треугольника оказались не просто различными, а прямо противоположными.

Популярные статьи сейчас

"Эвакуируйтесь": жителей одной из областей уговаривают уезжать, пока не поздно

"Это очень хорошая новость": выезд за границу могут разрешить еще одной категории украинцев

Победительница "Танців з зірками" Димопулос честно ответила, как относится к русским: "Не переношу тех, кто..."

"Мастер Шеф" Клопотенко честно признался, с кем живет дома: "Если вы думали..."

Звезда сериала "Беверли-Хиллз" впала в кому: родственники раскрыли тяжелый диагноз и попросили молитв

Показать еще

На ребре Москва-Анкара главным оказался курдский вопрос. Для Эрдогана возможная курдская автономия на севере Сирии, вдоль границы с Турцией, категорически неприемлема. По многим причинам.

Во-первых. Идеологически главные политические организации сирийских курдов весьма близки к запрещенной, признанной террористической в Турции Рабочей партии Курдистана (РПК). В Анкаре считают, что даже юридически автономные, а фактически независимые курдские территории Рожава будут весьма привлекательными для боевиков РПК, которые сделают их своей базой. Исходя из этого, турецкое руководство рассматривает курдские территории в Сирии как источник опасности, и все время пытается с ними бороться.

Во-вторых. Сильный в военном и политическом отношении курдский регион Рожава на севере отрезает Турцию от провинции Идлиб на северо-западе Сирии. Это тоже не устраивает Анкару, которая рассматривает эту сирийскую территорию как зону своих интересов.

В-третьих. Ход операции турецкой армии «Щит Евфрата» показал, что ее боеспособность оставляет желать лучшего. В ходе боев в Сирии турецкие войска понесли потери и вынуждены были свернуть операцию, которая не достигла изначально поставленных целей.

Хотя Анкара все время угрожает вторжением на курдские территории и даже предпринимает такие попытки, сделать это в полном объеме ей достаточно сложно. Не в последнюю очередь из-за позиции не только США, но и России.

Вашингтон однозначно сделал ставку на сирийских курдов и поэтому в определенном смысле потерял интерес к поддержке оппозиционеров на юге и востоке страны. Курды получают в большом количестве американское оружие, в том числе и противотанковые комплексы. Кстати, из-за них турецкая армия в столкновениях с курдами в операции «Щит Евфрата» понесла потери в бронетехнике.

Протесты Турции американская сторона проигнорировала, и сослалась на важность участия курдских отрядов в борьбе против ИГ в Ираке и Сирии. Именно они добились наибольших успехов в наступлении на столицу ИГ Ракку. При этом курды заявили, что в случае турецкого вторжения они прекратят операции против ИГ, и сосредоточатся на противостоянии туркам.

Интересно, что курдов в Сирии поддерживают не только США, но и Россия. Именно из Москвы оказывается значительное давление на турецкое руководство, ограничивающее его возможности военного решения курдского вопроса. На территории Рожавы находятся российские советники и, как говорят, военные полицейские.

Это не добавляет теплоты в российско-турецкие отношения, что отражается на всем ходе конфликта и возможностей его дипломатического разрешения.

Следующее ребро Москва-Тегеран. Здесь противоречий еще больше. Даже можно говорить то о скрытом, то открытом противостоянии. При этом влияние Тегерана в Дамаске гораздо сильнее, чем Москвы, не говоря уже об Анкаре.

Курдский вопрос не меньше заботит Тегеран, чем Анкару. При этом он распадается на две части — сирийскую и иракскую. Иран не поддерживает сирийских курдов, так как их автономия мешает восстановлению Сирии в ее довоенных границах. Тем не менее, усиление влияния России на них тоже не очень устраивает иранское руководство.

Есть еще один фактор. Противостояние с курдами ослабляет Турцию, уменьшает ее возможности в Ираке.

Нефть дорожает, рубль падает

Там курды готовятся к референдуму о независимости Иракского Курдистана, и их желание поддерживает неофициально Анкара, но категорически возражает Тегеран. Чем сильнее Турция втянется в противостояние с YPG, тем меньше будет поддерживать в движении к независимости Эрбиль — столицу Иракского Курдистана.

Все это завязывается в тугой политический узел, который фактически разваливает так не сформировавшуюся ось Москва-Анкара-Тегеран.

 Между Рожавой и Идлибом

В конце июля группа турецких военных перешла границу на северо-востоке Сирии в районе деревень Бобене и Сифтеке. Об этом сообщило курдское агентство Firat. Была сделана попытка продвинуться в направлении к западу от города Кобани. Как сообщил член Национального конгресса Курдистана Фархат Патиев, отряды YPG предупредили Турцию, что если ее войска не покинут захваченную территорию, то курдские силы будут вынуждены дать ответ. По этой или какой-то другой причине, но турецкие войска через несколько часов покинули территорию курдской административной единицы.

Весьма вероятно, что попытка турецкого вторжения связана с объявленными выборами в коминах — первичная административная единица в Рожаве. Если они будут проведены, в чем вообще-то нет никаких сомнений, то курдам будет не очень трудно закрепить статус полноценной автономии. Последующее международное признание таких выборов сделает просто невозможным военное вторжение турецких войск и полностью перечеркнет любые возможности помешать созданию курдского региона вдоль границы с Турцией.

Если турецкая армия ушла из района Кобани, то это не значит, что изменилась политика. Теперь на передний край противостояния с курдской YPG выходит протурецкая ССА. Как передал телеканал Al Jazeera, боевики из состава протурецких сил «Северный шторм (входят в ССА) попытались прорваться через курдские позиции при поддержке артиллерии на севере провинции Алеппо. В районе поселка Айн Дакна недалеко от вертолетной базы «Минг» и на горе Берсая северо-западнее города Аазаз курды подверглись массированным минометным и ракетно-артиллерийским ударам.

Раннее боевики ССА подавили огневые точки курдов в поселке Айн Дакна и взяли его штурмом. Силы YPG были вынуждены отступить с потерями в живой силе. После перегруппировки курды осуществили контрудар и выбили противника из Айн Дакна. Около 20 боевиков ССА было убито, десятки получили ранения, двое сдались в плен. Однако этот успех оказался неполным. Оборонительная линия курдов между Айн Дакна и Джибрином осталась захваченной противником.

Бои в районе Айн Дакна будут продолжаться. Налицо намерение  турецкого руководства сил ССА прорваться к авиабазе «Минг». Об этом же говорит концентрация сил ССА и турецкой военной техники в Джибрине и Аазазе. Турецкая артиллерия ведет обстрел курдских позиций практически постоянно.

Вместе с ССА в противостояние с YPG могут ввязаться турецкие силы специального назначения. В том числе и частная военная компания SADAT. Ее руководитель бригадный генерал Аднан Танрыверди занял после попытки государственного переворота летом 2016 году пост советника президента Эрдогана. Может быть задействована полувоенная молодежная «Османлы Оджаклары» (Османская организация), которая связана с SADAT.

Интересно, что сирийские курды, в отличие от иракских, не ставят вопрос о независимости. Они хотят самоуправления и устройство их территорий весьма своеобразное. Оно основано на теории курдского политика и теоретика Абдуллы Оджалана. В основе ее лежит подход прямой народной демократии. Государство в привычном понимании отвергается, и заменяется своего рода конфедерацией самоуправляемых общин. Кстати, в этом коренное отличие соответствующих образований сирийских и иракских курдов. Последние фактически уже построили полноценное государство в современном понимании. Не в последнюю очередь в этом истоки весьма непростых отношений сирийских и иракских курдов, в том числе и разной их внешнеполитической ориентации.

Пока же Рожава пользуется серьезной политической и военной поддержкой американцев, и это увеличивает конфликтный потенциал их отношений с Турцией.

Москва же пытается также установить хорошие отношения с сирийскими курдами, так как их территории находятся вблизи российских баз и определенным образом их прикрывают. Вот почему Москва старается и тут быть активной, и препятствует, насколько возможно, попыткам Анкары оккупировать часть сирийской территории.

Проблемы турецкого руководства в Сирии не ограничиваются курдской автономией и исходящей, по их представлениям, опасностью от нее.

Не очень благоприятно для Анкары складывается ситуация в провинции Идлиб.

Большая часть стратегически важной для Турции провинции находится под контролем исламистской организации «Хайят Тахрир аш-Шам». Есть и проблема неосманизма. По Национальному обету, принятому османским парламентом в 1920 году, эта территория определена как турецкая.

Однако противостоять как курдам, так и исламистам в Идлибе турки не имеют возможности в силу ограниченности ресурсов. Скорее всего, Турция сосредоточится на курдах, а с боевиками «Хайят Тахрир аш-Шам» проблему будет решать по мере возможности.

Юрий Райхель