Стратегия Турции на Ближнем Востоке

В 2010-м Барак Обама называет Турцию «большая мусульманская демократия», «модель для стран в регионе». Может, льстит. Но это совпадает с тем, как видит себя Турция. Демократия, несмотря на «клевету» и «двойные стандарты» Запада — раз. Дочь ислама, вопреки безбожным военным, душителям любви к хиджабам и фескам. Два. А разве не в синтезе этих двух идей альфа и омега Арабской весны? Да, отвечает Эрдоган.

Турецкий лидер «продает» арабам идею суннитского братства. Пусть турки этнически чужды арабам, но последний халифат был Османский: султан, он же халиф, пас стадо суннитов из Топкапы (дворец в Стамбуле. — М. П.) до 1924-го. Теперь Турция снова возьмет на себя это бремя. Эрдоган помогает «Братьям-мусульманам» в Египте, играет ва-банк в Сирии. Когда-то турецкий премьер дружил с Асадом, у них, кстати, был, да и есть, общий враг – непокорные курды. Но в 2012-м Эрдоган бросает друга в беде, ставит на восставших суннитов. «Мы пойдем на Дамаск, — обещает боевой премьер, — чтобы свободно молиться с нашими братьями в мечети Омейядов (Омейяды — династия в Дамасском халифате в VII-VIII вв. — М. П.)».

Но в Египте «Братья-мусульмане» получают и теряют власть, а в Сирии никакая сила не может выгнать Асада из Дамаска. Эрдоган вместо побед пожинает беды, можно сказать – бурю.

Еще недавно курдов все бьют. В 1988-м Саддам даже испытывает на них зарин: сначала пускает нервнопаралитический газ в курдской деревне, а уже потом на фронте, против иранцев. Но «Шок и трепет» в 2003-м и Арабская весна 2011-го дают курдам шанс в Ираке и Сирии. Две части разделенного народа свободны, пора курдам в Турции поднять знамя борьбы. Вот ужас Эрдогана. Нужно срочно переломить ситуацию, но кто это сделает? Асад и Хуссейн уже не помогут. Тогда Эрдоган ставит на «Исламское государство».

ИГИЛ в мечтах Эрдогана делает два дела: добивает «друга» Башара и усмиряет курдов. Поэтому Турция как минимум не мешает боевикам халифата ходить туда-сюда через границу: новобранцы едут в ИГИЛ через Турцию, в Турции родственники выкупают пленников у исламистов и т. д. Но «дружба» с ИГИЛ добром кончиться не может, в Турции уже происходят теракты (об этом ниже). К тому же Анкара расходится с Вашингтоном.

Популярные статьи сейчас

Пополнение в семье Ротару, её сын впервые показал малышку: "Добро пожаловать..."

Дикусар будет выступать не только с Харлан на паркете "Танців з зірками": раскрыто имя новой участницы

Зима в Украине будет более традиционной, какой погоды ждать: "Не с 30-градусным морозом, но..."

Трагедия у Екатерины Кухар, ушел из жизни знаменитый украинский артист: «Навсегда останется в сердце»

Последние минуты жизни нардепа Полякова попали на видео: что раскрыли кадры

Показать еще

Пакт Сайкса–Пико закрепляет новый статус-кво, дела Ближнего Востока решают без Стамбула. После 1945-го блеск Лондона и Парижа померк, над арабами восходят новые звезды – Москва и Вашингтон, теперь Москва как будто клонится к упадку. Но Турция до последнего в свою игру не играет, идет в чужом фарватере. Эрдоган это меняет.

Вашингтон хочет уничтожить ИГИЛ. Хорошо, говорит Эрдоган, но по моим правилам. Конец джихадистов не станет началом Курдистана, курды такие же террористы, как ИГИЛ.

«США должны выбирать, — говорит глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу, — нас как партнера или террористическую организацию (т. е. «Демократический союз», движение курдов в Сирии. — М. П.)».

Дядя Сэм на распутье

Выбор не входит в планы США. Курды в Сирии – ударная сила против ИГИЛ, а Турция – член НАТО, союзник в регионе. Пресс-секретарь Госдепа Джон Кирби хочет дружить на два дома, «и нашим, и вашим». «Демократический союз» не террористы, но Турция «лучший друг». «Даже лучшие друзья не во всем согласны друг с другом», — говорит он. Да, это так — «не во всем». Но без солидарности дружбы нет. В основе НАТО принцип «один за всех, все за одного». Вторгся российский Су-24 в Турцию, Анкара требует и получает поддержку НАТО. Курды же не просто нарушают воздушное пространство, а хотят часть территории оттяпать. А кому помогают США? Курдам.

А для курдов враг Эрдоган и все власти в регионе – в Анкаре, Багдаде, Дамаске. Их вопрос «С кем вы, господа с Запада?» вертится на языке. Британия дает иракским курдам 40 тяжелых пулеметов, но … «У пешмерги (народного ополчения. — М. П.) нет патронов, — говорит представитель курдского правительства в Лондоне Карван Джамал Тахир. — А Британия не начнет поставок без согласия Багдада, а там курдов не любят и согласия не дают. Без патронов пулеметы бесполезны». В этом эпизоде уже есть проблема выбора: или «законные» власти, или курды.

Кого выбрать?

Выбирай по совести

Для США, если верить декларациям, главное демократия, права человека. На последней сессии Генассамблеи ООН Обама больше всего сокрушался, что девочки в ИГИЛ не ходят в школу.

Отсюда критерий выбора: США поддержат курдский «Демсоюз» или Эрдогана в зависимости от того, кто больший демократ. Так по совести.

Око за око: почему война — это способ жизни в Ираке

Курды разные, у них есть два государства в зародыше — в Ираке и Сирии. В Ираке все непросто, курды не брезгуют этническими чистками, сносят арабские деревни. Но курды в Сирии совсем другая история.

«Хотите общество без принуждения, отмените конечную инстанцию принуждения, насилия, т. е. государство, — говорит Абдулла Оджалан, лидер Курдской рабочей партии (КРП), а ныне узник в турецкой тюрьме. — Именно государство, или зиккурат (культовое сооружение по типу пирамиды в Месопотамии, символ иерархии, вертикальных связей. — М.П.), — причина нынешней катастрофы в Сирии и Ираке». Корни идей Оджалана уходят к Бакунину, к свободной (= анархической) конфедерации общин. А ветви, следствия этих идей, тянутся в сегодняшний день. Это не только ответ на кризис в Сирии и Ираке, но и поиск модели горизонтальных связей, центральной темы левого дискурса на Западе. Короче, в северо-восточном углу Сирии строят прямую демократию.

Что неожиданно: у курдов прямая демократия получается. Журналист Financial Times совершает рискованное путешествие в сирийский Курдистан и с удивлением наблюдает, как жители деревень сходятся на совет, а в президиуме в местном исполкоме сидят арабы и женщины. Советы делают все, чтобы уйти от застарелой ненависти, мирят курдские и арабские семьи, учатся жить вместе, уважать друг друга. Эти советы ломают стереотипы, когда один этнос вычищает другой, а мужчина насилует женщину.

Турция далека от демократии. Не секрет, что Эрдоган подавляет свободу СМИ, а дело могут завести за критический пост в Facebook. Но есть еще что-то. В Турции уже было четыре теракта, в городах Диярбакыр, Суруч, Анкара, Стамбул. Первые два города — турецкий Курдистан, а в Анкаре теракт произошел на митинге левых и курдских активистов. Одним словом, курды думают, что ИГИЛ работает по наводке властей. Это грязная история, а для того чтобы высказать суждение, явно не хватает данных. Настораживает то, что отец смертника из Анкары рассказывает журналисту Foreign Policy: «Мой сын ездил в Сирию, вернулся другим человеком, я боялся, что он станет смертником, поэтому пошел в полицию, но они ничего не сделали».

Наконец, в январе Анкара проводит военную операцию в курдских районах, в т. ч. в городе Диярбакыре. Туда вводят танки, на улицах идут бои с активистами КРП. Жители попадают в ловушку, везде стреляют. Мужчина рассказывает The Wall Street Journal: к нам в комнату влетел снаряд и отсек голову моей матери. Конечно, вина за гибель мирного населения лежит на обеих сторонах. Но от государства обычно ждут более заботливого отношения к своим гражданам. К тому же в Диярбакыре из 24 тысяч жителей лишь 100 были боевиками КРП.

Итак, Анкара vs. «Демсоюз». По совести выбор очевиден, курды (подчеркну: Сирии) — это единственная сила в регионе, которая не проводит этнических чисток, ищет выход из замкнутого круга ненависти.

Выбирай по выгоде

У курдов нет государства, нет армии, есть пешмерга, народная милиция, где сейчас воюют все, старый и малый, мужчины и женщины. У Турции есть военная мощь, ее армия вторая по численности в НАТО, к тому же отлично оснащенная. Но против кого направлена турецкая мощь?

Ключ к ответу дают бои за город Кобани. Это курдский город вблизи сирийско-турецкой границы. В сентябре 2014-го его осаждают джихадисты, идут тяжелые бои. Многие, в том числе в самой Турции, ждут, что Эрдоган вмешается, ведь трагедию города видно с холмов со стороны турецкой границы. Но Анкара хранит нейтралитет. Тогда в курдских районах Турции проходят митинги, демонстранты убеждены: Эрдоган за ИГИЛ, против курдов. Осаду с города помогают снять ВВС США. Как видим, приоритеты у Анкары и Вашингтона разные.

Напротив, у курдов с Вашингтоном один приоритет – борьба с ИГИЛ. Что удивительно: курды эффективны в войне. Может, потому что воюют за свое будущее.

Итак, по выгоде выбор Турции не очевиден. Эрдоган скорее воюет с курдами, чем с ИГИЛ.

Тенденции

Пожалуй, главное то, что времена пакта Сайкса–Пико уходят. Много уже сказано о России, которая видит себя, свои амбиции, но не партнеров в регионе. То же верно для США: ни Турция, ни курды не будут пешками в игре Вашингтона. Союз возможен при общности интересов. А значит, Белому дому нужно понять, чего хочет он на Ближнем Востоке и чего хотят партнеры.

Пока Вашингтон сидит на двух стульях: идет на союз с курдами, но молчит, признает ли курдское государство. Опять-таки пока курдам важнее получить оружие, чем обменяться посольствами, поэтому они тоже молчат. Но выбор неизбежен.

В тенденции, пожалуй, будущее за сирийскими курдами. В них есть что-то от Израиля: мечта о свой земле и нетипичная для Ближнего Востока модель социальных связей. Будет интересно посмотреть, как курды наладят мирную жизнь. Напротив, Турция вступает в полосу потрясений. Эрдоган расшатывает без того хлипкую турецкую демократию, нарушает без того шаткий этнический мир. К слову, еще недавно всерьез говорили о политическом компромиссе между Анкарой и КРП, теперь после танков в Диярбакыре это утопия. Видение из прошлого – суннитский мир с халифом в Стамбуле — уже сыграло с Эрдоганом злую шутку.