Без продвижения

С самого начала было ясно, что не только прорыва, но даже значительного продвижения по Донбассу не будет. Причин этого несколько.

Во-первых. Москва не смогла и, как теперь понятно, не сможет реализовать обмен Украины на Сирию. Первоначальный план потерпел полное фиаско, и теперь сложилась ситуация, когда невозможно уйти как из Сирии, так и с Донбасса. Авантюра на востоке Украины, аннексия Крыма выбросила Россию из клуба великих держав и определила ее дипломатическую изоляцию. Втягивание в сирийский конфликт не только не решила этой проблемы Москвы, но стало вторым тупиком в российской внешней политике и международных отношениях.

Во-вторых. Несколько сместились акценты в геополитической ценности соответствующих регионов. В Москве в какой-то момент решили, что вкладывая больше сил и ресурсов на Ближнем Востоке, они смогут принудить Запад принять вариант своего рода Ялты 2.0. Более того, пока виртуальная угроза российского вмешательства в Ливии еще больше должна заставить Запад, в первую очередь, США к принятию российского плана двухстороннего обсуждения мировых проблем.

В-третьих. Вероятно, что Вашингтон решил сосредоточиться на взятии Мосула и вытеснении боевиков ИГ с севера Ирака в Сирию. Тем самым будет сделана попытка несколько затруднить Ирану связь со своим сирийским клиентом. При всей значительной помощи Тегерана режиму Асада не следует переоценивать иранские возможности. Им тоже сложно с учетом разгорающегося конфликта в Йемене. К тому же, падение цен на нефть ударило не только по России или монархиям Персидского залива, но также и по Ирану. Для возвращения на рынок он вынужден продавать нефть с большим дисконтом.

Удержать Алеппо боевики не смогут, и им придется оттуда уйти. С военной точки зрения это, безусловно, поражение, но Вашингтон предпочел Мосул, контроль над севером Ирака и поддержку курдов.

Популярные статьи сейчас

Жена и дочери Кошевого из «Квартал 95» сбежали за границу: новые фото облетели сеть

Влада Яму схватили полицейские, первые подробности и фото: "Дотанцевался"

Пугачева забыла о возрасте и надела развратное мини, модельер не выдержал: "в таких образах..."

О состоянии больной раком Заворотнюк проговорились врачи, скрывать нет смысла: "останется такой навсегда"

Показать еще
Экс-представитель Украины в ООН: о ленивых дипломатах, экспансии «русского мира» и победе над Путиным

В этой связи, тактически Путин выиграл в Сирии, но стратегически не все так безоблачно. Новая американская администрация не согласится считать Сирию окончательно перешедшей под российский и иранский контроль. С поздней весны будущего года начнется новый раунд борьбы и при других начальных условиях.

При таком положении Путину выгодно, по крайней мере, до формирования новой американской администрации тянуть время на Донбассе, где есть возможность сохранять создавшееся положение до более благоприятных времен.

В-четвертых. Проблема санкций не только не снята с повестки дня, но есть вероятность их усиления. В Москве в какой-то момент решили показать себя более спокойным собеседником. Неучастие в переговорах слишком явно было в пользу сторонников ужесточения санкций. Не важно, по какой причине, то ли из-за Украины, то ли из-за Сирии.

Такая московская позиция изначально не предполагала хоть какого-то продвижения по обеим проблемам. Сложилась тупиковая ситуация. Военным путем Украина и стоящий за ней Запад вытеснить Россию из Донбасса в данный момент времени не в состоянии. Идти на большие человеческие потери в результате такого военного столкновения наша страна не может. Да и армия к этому не готова.

Угрозы санкций

Прошедшая берлинская встреча наглядно показала, что такой уровень давления на Россию Москва переносит вполне спокойно и не собирается идти ни на какие компромиссы. И в Украине, и в Сирии. Вообще нигде.

Проблема в том, что на данном этапе Европа не готова к более кардинальным мерам воздействия на Россию. В частности, отключения от системы SWIFT, введение эмбарго на поставки российской нефти и газа или существенного их снижения. К тому же не все страны континента не в полной мере понимают необходимость усиления санкций, так как их видимый эффект не очевиден.

Есть еще одна причина, по которой усиление санкций не встречает единодушной поддержки. Имеются вполне обоснованные опасения, что раздраженный Путин совсем сорвется с болтов и начнет масштабное наступление в Украине и в Сирии, с введением туда российского контингента. Запад станет перед лицом настоящей, а не гибридной войны, а к этому большинство стран Европы совершенно не готовы.

Есть и промежуточный вариант московского воздействия. Ужесточение войны в Сирии вызовет новый поток беженцев, которых Европа принимать уже просто не в состоянии.

Все это закручивается в тугой узел проблем как Украины, так и Ближнего Востока от Сирии и Ливии до Ирака и Ирана.

С другой стороны, Москва не хочет усиления санкций, ни в каком виде, даже паллиативном. Их введение, даже относительно ограниченных, будет означать, что никакого выхода из дипломатической изоляции не произошло и все кремлевские потуги оказались напрасными.

830merkelPoro1

Не случайно Путин несколько дней назад признал негативное воздействие санкций, в первую очередь финансовых и секторальных. Как следует из отрывочных фактов, приводимых в российской прессе, ряд отраслей промышленности, в том числе и военно-промышленный комплекс, испытают трудности в связи с невозможностью приобретения не только технологий, но также и оборудования. И подобные сложности будут только нарастать, так как никакое импортозамещение не способно их решить.

Весь этот комплекс проблем и вынудил Путина, несмотря на воинственную риторику, ехать в Берлин, более того, согласиться на обсуждение не только украинских вопросов, но и сирийских. Угроза усиления санкций оказалась в этом отношении весьма действенной.

Чем Москва будет жертвовать

Уже сам факт проведения встречи в Берлине показал границы возможного для Кремля. Конечно, можно со всех флотов собирать корабли и посылать их в восточную часть Средиземного моря, бомбить Алеппо и всячески поддерживать Асада — это в Сирии. В Украине можно стоять на своем и требовать невыполнимого, в виде политической части минских протоколов и не соглашаться на решение проблем безопасности.

Однако упорство не приближает решение главной проблемы — допуск к равноправным переговорам с США и Западом в широком смысле. К тому же, есть и другие не менее важные для России проблемы, в частности, с Японией по Курильским островам, по Северной Корее, сложности друзей в Венесуэле и т.д. Все складывается не в пользу России и стержень здесь, конечно, Украина и Сирия.

Отсюда следует, что все ухватить невозможно. Военным путем наступать на Киев Москва не может по многим причинам. Помешать западному вектору украинской политики в обозримой перспективе тоже не получается. Надеяться на политический переворот в украинской столице — совершенно пустое занятие. Вот и получается, что сама по себе цель авантюры на Донбассе вынудить Киев снова вернуться к так называемой многовекторности и внеблоковости не осуществима. Тем самым все задуманное и осуществляемое движение теряет всякий смысл. Как следствие, согласие Путина на расширение миссии ОБСЕ на Донбассе.

Как писала французская газета Le Monde, ссылаясь на источник в Елисейском дворце, «Если между всеми участниками нет согласия, созывать большую встречу рискованно, но даже если мы продвинемся всего на миллиметр — это уже хорошо». По мнению Парижа, встреча в Берлине должна «придать новый политический толчок дискуссиям».

Для Путина было невозможно уехать из германской столицы, не сделав хотя бы самого маленького шага навстречу своим собеседникам. Характерная деталь. Президент Порошенко сказал журналистам, что будет вооруженная миссия ОБСЕ, а Путин подтвердил только ее расширение в местах разведения и хранения боевой техники.

Это наглядная иллюстрация того, что на серьезные уступки Москва пока не идет, но на некоторое продвижение в будущем намекает.

Аналогичная ситуация по Сирии. Пауза в бомбардировках Алеппо продлена только на одни сутки. Тем самым Путин дал понять, что здесь его устраивает только военная победа и пока она не будет достигнута, никаких конструктивных переговоров ждать не приходится.

Добиться всего как в Украине, так и в Сирии Москва не может и согласившись на переговоры в Берлине дает понять, что если в Украине какие-то подвижки в будущем возможны, то в Сирии нет.

Московский план вполне очевиден. Признание особой роли России на Ближнем Востоке открывает путь к реализации выхода из международной изоляции и поэтапному снятию санкций.

Путину не нужно никаких поводов для вторжения в Украину – Шехтман

С этой точки Донбасс можно в чем-то обменять на Сирию. Даже незначительные уступки в Украине будет сделана попытка обменять на гораздо большее на Ближнем Востоке и в других регионах. Два дипломатических тупика серьезно связывают руки российской дипломатии в отношениях с другими странами. В частности, активность в отношениях с Индией и Пакистаном, поиск решения проблемы Курильских островов с Японией в значительной степени нивелируется проблемами Москвы с Западом.

Позиция ожидания

Возможные московские раскладки по Украине и Сирии могут быть реализованы при двух условиях.

Во-первых. Принципиальная возможность договориться с новой американской администрацией. Здесь не все ясно независимо от того, кто победит на выборах 8 ноября. Надежды, что Трамп станет новым Рузвельтом или Кеннеди весьма призрачны, несмотря на предвыборную риторику. С Клинтон все понятно уже на этом этапе. Так или иначе, но Путину нужно будет на что-то решаться.

Во-вторых. В Москве серьезно полагают, что выборы во Франции, а потом и в Германии существенно изменят расклад сил внутри этих стран и приведут к руководству более склонных к компромиссу политиков. На чем основаны такие представления, сказать сложно. Пока они представляются надеждами a la Трамп.

Тем не менее, Путин сейчас занят военным укреплением в Сирии и намерен в этой стране пойти настолько далеко насколько это вообще возможно.

С этой точки зрения, ему спешить некуда. Какие-то деньги в закромах остались и на весь будущий год их хватит. Пока Запад будет заниматься выборами и проблемами мигрантов Кремль попытается максимально укрепиться и занять наиболее выгодные позиции. А там видно будет.

У этой политики есть и вполне очевидные минусы. Пока еще Олланд и Меркель при власти и вполне могут проявить упорство примерно такое же как и Путин. В этом случае у кремлевского владыки нет на руках старших козырных карт. Можно захватить Алеппо и держать корабли вблизи Тартуса, но это не предотвратит дальнейшего ухудшения отношений.

Не случайно Меркель и Олланд после встречи с Путиным говорили о санкциях. Вопрос не снят с повестки дня, хотя единства европейцев по нему пока нет.

Возвращаясь к Донбассу следует иметь в виду, что политика Москвы будет чрезвычайно двойственной. Перед угрозой санкций будет имитироваться согласие на второстепенные детали, но в остальном будет продолжаться политика сохранения нынешней ситуации до последней возможности. Если в Сирии удастся серьезно потеснить, хотя бы на время оппозицию, то Кремль будет менее сговорчив и в Украине.

Если американцы в Ираке сумеют отсечь север страны от Ирана, то в Сирии ситуация изменится и Путин будет более склонен что-то сделать и на Донбассе.

Пока же в условиях неопределенной ситуации он будет максимально выжидать. Западные лидеры не стали выкручивать руки Порошенко и это тоже заставило российского президента сделать хоть какие-то примирительные жесты. На этом этапе он хочет этим и ограничиться.

Юрий Райхель