Создания нового независимого органа для расследований преступлений высших должностных лиц: президента, депутатов, министров, судей, прокуроров, милиционеров – требовали европейцы в рамках реформирования правоохранительной системы для предоставления Украине безвизового режима. Главная цель требования заключалась в том, чтобы разорвать коррупционный сговор между прокуратурой и МВД, которые, вместо борьбы с коррупцией, занимались ее имитацией ввиду политической мотивации руководителей ведомств.

Гражданин соврамши: хит-парад лжи Януковича во время допроса

Украинский аналог ФБР должен был забрать функцию следствия и все уголовные дела у Генпрокуратуры, которая после этого сможет лишь представлять в суде обвинение. Общего надзора ее лишили еще полтора года назад, а с 2017 года прокуроры не смогут вести даже следствие.

Важно не как голосуют, а кто подсчитывает

Главным игроком на антикоррупционном поле после победы Евромайдана общественные активисты видели Национальное антикоррупционное бюро. На прозрачность отбора работников и директора были брошены значительные усилия. Несмотря на сопротивление чиновников, в состав конкурсных комиссий по набору НАБУ включили представителей общественности и зарубежных экспертов, что обеспечило независимость конкурса и ключевых назначений.

С большинством других новых органов ситуация намного сложнее. Конкурсные комиссии состоят из представителей органов власти, а общественные активисты и независимые эксперты если и входят в состав комиссий, то влиять на принятие решений не могут. На днях завершился конкурс на должность директора Нацагентства по возвращению активов, в котором победил действующий заместитель министра юстиции Антон Янчук.

Руководитель Антикоррупционной группы Реанимационного пакета реформ Александр Леменов, который следил за конкурсом на должность директора ГБР с самого начала, называет Янчука представителем «команды экс-премьер-министра Арсения Яценюка» и прогнозирует, что руководителем ГБР теперь может стать «человек Порошенко».

Популярные статьи сейчас

Новая беда настигла семью больной раком "Моей прекрасной няни" Заворотнюк: "Надавили на самое больное"

Жена продюсера "Квартал 95" в кофточке с формами напоказ рассказала, почему муж ее ревнует: "Аня..."

Харлан показала мужчину из-за которого покинет Украину сразу после финала "Танців з зірками": "Уже куплен билет…"

Трагедия оборвала жизни легендарного музыканта и его жены: стали известны подробности ЧП

Штраф до 8 тысяч гривен: украинцев ждет новый запрет с 10 декабря, подробности

Показать еще

В целом работает практика назначений и распределения должностей среди представителей двух крупнейших политических сил в государстве, — считает Леменов. — Для этого они предварительно договариваются о результате, а после этого объявляют конкурс. Если один орган уже возглавил представитель команды Яценюка, то следующий возглавит «человек Порошенко», и это будет ГБР.

Побороться за контроль над Государственным бюро расследований у власти был не просто смысл, а острая необходимость. Для того, чтобы понять важность назначения директором ведомства подконтрольного человека, достаточно сравнить поле работы НАБУ, которое уже определенным образом вышло из-под контроля политиков, с ГБР.


К полномочиям НАБУ относятся четыре направления работы: проявление системной коррупции в высших кругах власти, внесение в декларации заведомо ложных показаний, преступления с убытками в более 500 минимальных зарплат и расследования попыток подкупа иностранных должностных лиц. А ГБР будет заниматься всеми теми делами, которые не попадут к НАБУ, расследованием военных преступлений и главное – расследованием преступлений должностных лиц и работников правоохранительных органов, в том числе работников НАБУ и САП.


Получается, что едва ли не единственным органом, который сможет возбуждать дела против работников НАБУ и Специализированной антикоррупционной прокуратуры, является именно ГБР.

«После истории с отбором руководства НАБУ и НАЗК, политики поняли, что нет смысла бороться на конкурсах, надо бороться за конкурсную комиссию, — говорит народный депутат Виктор Чумак. – Если в комиссиях будет большинство управляемых людей, это обеспечит должный результат. Именно поэтому в случае с ГБР в конкурсную комиссию не включили представителей общественности, из-за чего конкурс стал вполне управляемым».

Ukraine's President Poroshenko congratulates newly appointed PM Yatseniuk during a session of the parliament in Kiev

Сейчас в списке кандидатов, которые прошли тесты, экзамены и первый этап собеседований, осталось 49 человек. В ближайшее время все они отправятся на детектор лжи. После этого кандидаты с самыми высокими баллами по результатам всех предыдущих конкурсов пройдут второе собеседование.

Татьяна Козаченко: Люстрации препятствуют первые лица государства

Член конкурсной комиссии по квоте Кабмина Денис Монастырский решительно не соглашается с подозрениями о политической ангажированности членов комиссии и говорит, что заменил в ней Антона Геращенко, помощником которого был ранее. За полгода работы, по словам эксперта, он ни разу не почувствовал привязанность членов комиссии к кому-то из кандидатов.

«Закон о ГБР четко определяет, что руководитель и заместители ведомства не могут быть членами политических партий. Наличие предшествующей партийной принадлежности кандидатов нужно тщательно анализировать. Скажем, можно ли считать политизированностью участие в Майданах? – спрашивает Монастырский. – А если человек несколько лет возглавлял какие-то ячейки политической партии? И это только формальная сторона дела. Как вычислить лояльность человека к политической силе, если он никогда не был членом партии?»

Он советует журналистам обращать внимание на неформальные данные о кандидатах в руководители ГБР, поскольку считает, что важно замечать способность противостоять попыткам политиков ограничить независимость работы ведомства.

Понятно, что директору ГБР однозначно будут звонить, просить, требовать что-то, и здесь человек должен выстоять и отстоять независимость органа. Именно поэтому я в документах, через экспертов и личных знакомых, изучаю независимость человека, его способность противостоять давлению, — пояснил Монастырский.

На кого ставка?

Среди нынешних финалистов на конкурс главы ГБР как Леменов, так и народный депутат Виктор Чумак называют фамилии трех людей, которых можно считать представителями «команды Порошенко»: сотрудница Генеральной прокуратуры Ольга Варченко, сотрудник Администрации президента Алексей Горащенков, а также народный депутат от БПП Юрий Македон.

Нина Южанина: 70% экономики, которые сейчас находятся в тени, это наш малый и средний бизнес

Ольга Варченко с добрый десяток лет работает в органах прокуратуры, во время правления Януковича занимала должность «исполняющего обязанности», что позволило ей избежать люстрации. Сейчас она работает в ГПУ начальником департамента, который занимается расследованием преступлений в госкомпаниях и на государственной службе. Это его Сергей Лещенко назвал «департаментом Кононенко-Грановского» за то, что именно этот департамент является одним из наиболее политически мотивированных, судя по истории их дел: Виталий Касько, Геннадий Корбан и силовое противостояние с работниками НАБУ.

Действующий помощник президента Порошенко Алексей Горащенков – классический кабинетный бюрократ. На государственной службе находится с начала 2000-х годов, успел послужить государству и в МИД, и в Миграционной службе, и в СНБО. В электронной декларации чиновника с 15-летним стажем – две квартиры, дом площадью в 600 кв. м, автомобиль Toyota Land Cruiser и более $100 тыс. наличности на двоих с женой Анной – тоже чиновницей, начальницей департамента Государственной инспекции ядерного регулирования Украины.

Депутат-мажоритарщик из Винницкой области Юрий Македон сейчас входит в состав фракции БПП в Верховной Раде, а в 2010 году ходил на местные выборы от «Фронта змин». В комментарии Politeka он решительно опровергает подозрения в политической ангажированности и утверждает, что на момент формирования парламента у него не было выбора, кроме как пойти в Блок Петра Порошенко, чтобы исполнить обещание избирателям.

«Я шел на выборы как самовыдвиженец, БПП имел собственного кандидата в моем округе, который шел против меня, — убеждает Македон. – Я обещал избирателям, что вступлю в проевропейскую коалицию и ни за что не войду в Оппозиционный блок. Поэтому на момент начала работы Верховной Рады у меня не было другой возможности исполнить обещание избирателям, кроме как идти в фракцию БПП, а уже с ней – в европейскую коалицию. Считаю, что говорить о политической ангажированности нужно исключительно отдельно по каждому человеку».

Нардеп уточняет, что о выдвижении на конкурс не советовался ни с кем из коллег по фракции или другими политиками, только сообщил семье и личным помощникам, чтобы они были в курсе. Он уверен, что политический опыт только поможет ему на новой работе.

Я был по обе стороны баррикад: был адвокатом, затем дознавателем в СБУ, потом в парламенте, который принимает законы. Считаю, что такая личная история может в моем личном случае только помочь, — настаивает Македон.

Монастырский уточнил Politeka, что 5 декабря члены комиссии соберутся на открытое заседание, где будут голосовать по каждому из 49 кандидатов. К полиграфу, психологическому тесту и второму собеседованию допустят только тех, кто наберет не менее 5 голосов от 9 членов комиссии.

Илья Лукаш