Разумеется, о тактике и стратегии сейчас не имеет права рассказать ни один военачальник. Но в отечественных реалиях неизбежно возникают вопросы с политическим подтекстом: кому выгодны бои и чем они могут закончиться?

Ответ на торговую блокаду

Первым объяснением внезапной активизации боевых действий стала блокада торговли с оккупированными территориями, которую начали депутаты Семен Семенченко и Владимир Парасюк с группой ветеранов АТО неделю назад. «Остановите бизнес на крови» – под таким девизом небольшая группа людей заблокировала движение составов с углем и прочими товарами между Украиной и оккупированной частью Донбасса.

Блокада Донбасса: борьба с контрабандой или за контрабанду?

На фоне заявлений руководства СБУ и Министерства оккупированных территорий, которые наперегонки звучали всю прошлую неделю, переход в активную фазу боевых действий с целью возобновления торговли выглядит логичным.

«Параллели между любой попыткой украинцев защитить свою страну с обострением на фронте отслеживаются очень четко, – убеждает Семен Семенченко. – Начинается коррупционный скандал? Обострение на фронте. Идет неприятная история о продажности власти? Начинается обострение на фронте. Началось реальное противодействие торговли с террористами? Началась история в Авдеевке. Все думающие люди давно поняли, что между такими действиями есть прямая взаимосвязь».

В разговоре депутат называет фамилии олигархов, которые имеют экономические интересы в зоне ведения боевых действий и контролируют крупные всеукраинские СМИ: Пинчук, Ахметов, Левочкин. В этом вопросе с ним согласен и эксперт Украинского института будущего Юрий Романенко.

Популярные статьи сейчас

Ирина Билык взбудоражила видом в прозрачной одежде: "Нереальная"

Масштабное ЧП в столице: все в черном дыму, огонь пожирает высотки одну за другой, видео

Ужесточение карантина, повышение пенсий и коммуналка по-новому – главное за ночь

Одесская инфекционка вляпалась в скандал: "вместо масок и ИВЛ по огромной цене скупили..."

Показать еще

«Я сам недавно объезжал линию фронта и мне прямым текстом везде повторяли: «Торгуют все, – говорит он. – За два года там сложилась огромная инфраструктура торговли. Причем с двух сторон. Когда это происходит в таком «сером» формате, как сейчас, всегда будет присутствовать и время от времени обостряться конфликт интересов».

Романенко напоминает, что кроме угля Украина до сих пор зависит от оккупированных районов Донецкой области в снабжении, например, Мариуполя водой и электричеством.

Военный эксперт Юрий Карин видит больший смысл в активизации войны в сфере международной политики, но упоминает и исключительно «авдеевский фактор».

«Еще одним игроком, влияние которого в этом обострении недооценивают, – это владелец Авдеевского коксохима, который не так давно призвал вывести украинские войска из Авдеевки, поскольку они «создают напряжение и небезопасность для местных жителей», – напоминает Карин. – Как говорится, не прошло и трех месяцев, как эти «опасения» начали материализоваться».

Авдеевский коксохим входит в группу ДТЕК, основным акционером которой является Ринат Ахметов. Большая часть экспертов не склонны называть его заказчиком и интересантом обострения войны, но простое ограничение финансовых потоков, завязанных на торговлю, могло вызвать озлобление боевиков. Дальше – на войне как на войне. На каждый выстрел и взрыв прилетает «ответка» и в какой-то момент ситуация выходит из-под контроля.

Международный треугольник

Если суммировать мнения экспертов касательно международного компонента активизации боевых действий, то звучать постоянно будут три слова: Путин, Трамп, Европа.

Эскалация на Донбассе: зачем Кремлю обстрелы Авдеевки?

Военный эксперт Сергей Згурец считает, что, с точки зрения военной стратегии, война вокруг Авдеевки не повлияет на расклад сил непосредственно в зоне АТО. А вот международный контекст читается сразу.

«Ситуация с обострением произошла одновременно с переговорами украинского президента с канцлером Ангелой Меркель, – подчеркивает эксперт. – Обострение на фронте постоянно происходит в унисон с раундом международных переговоров и призвано показать, что украинцы не могут контролировать ситуацию в собственной стране».

Впрочем, нынешнюю ситуацию Украина может использовать для своей пользы и для этого уже есть внешние предпосылки. Миссия ОБСЕ, которую год назад в шутку называли «слепые наблюдатели», внезапно стала фиксировать тысячи случаев нарушения режима тишины и довольно конкретно обвинять в этом боевиков самопровозглашенных республик.

«Ключевым для нас является максимально широкое донесение информации об обстрелах в европейские структуры и непосредственно до европейских лидеров, – убеждает Згурец. – Они, в принципе, все это знают, но вот такая «бомбардировка» текущей информацией может изменить конъюнкту среди лидеров Европы и нового руководства США».

Наиболее популярная версия – это попытка Владимира Путина выторговать у Дональда Трампа отмену антироссийский санкций. Юрий Карин объясняет логику мышления российского президента.

«Он же поговорил с Трампом, должного внимания не получил, поэтому решил разогнать ситуацию вот таким образом, – говорит эксперт. – Путин будет превращать Авдеевку в украинское Алеппо: чем больше крови и обстрелов, тем больше желающих с ним «поговорить». Не зря Песков закинул заявление о том, что Авдеевка уже перешла под контроль так называемой «ДНР». Они считают, что этого будет достаточно, чтобы обвинить в ее обстрелах ВСУ».

Вытащить голову из песка

Самым важным уроком и последствием обострения военных действий под Авдеевкой большая часть экспертов называет изменение украинской политики по отношению к оккупированным территориям. Разнятся только подходы: если Семен Семеченко и сотоварищи выступают за полную транспортную блокаду, Юрий Романенко поддерживает инициативу принятия закона о «статусе Донбасса», но с некоторыми критическими поправками.

Вернуть или отвоевать? Когда Донбасс снова станет украинским

«Чем дольше мы будем оттягивать для себя принятие тяжелого решения по принятию статуса Донбасса на наших условиях, а не на условиях Путина – тем больше это будет оказывать негативное влияние на политическую и экономическую ситуацию в Украине, – прогнозирует Романенко. – Нужно принимать закон об оккупированных территориях, который разработали некоторые депутаты, но с существенными правками: строить полноценную границу, легализовать торговлю и установить жесткий контроль государства над ней и обеспечивать прифронтовые подконтрольные Украине территории изолированной от боевиков инфраструктурой».

А вот «вишенкой на торте» в процессе изменения политики по отношению к оккупированной части Донбасса и Крыма мог бы стать общенациональный референдум о признании «статуса оккупированных территорий», убеждает эксперт. Все прогнозы свидетельствуют о том, что такой статус могут поддержать от 60% до 80% украинцев.

«Это даст нам инструменты для всех последующих решений: и Минские соглашения он заблокирует, и позволит последовательно ограничивать торговое сотрудничество, и усилит позиции в международных переговорах», – считает Романенко.

Проблемой на этом пути может стать несогласие среди самих украинцев касательно судьбы оккупированных территорий. В соответствии с последними опросами, большая часть населения страны придерживается формулы: «Так, как сейчас, – неправильно, но и что делать – не знаем».

Как эту вилку между тяжелым признанием и нежеланием украинцев что-то менять обойдет власть – неясно. Очевидно лишь, что клубок торговли, олигархических интересов, инфраструктурной взаимозависимости и международные интриги ставят Донбасс под угрозу бесконечной войны. И чтобы хоть как-то изменить ситуацию, пора вытащить голову из песка.

Илья Лукаш

Фото Министерство обороны Украины